Асиенда сеньора Мендозы > --- > Рассказ

Рассказ


18 октября 2006. Разместил: Danaya
"Тот, кому посчастливилось
отведать взрослых тётенек,
сладких воспоминаний
хватает на всю жизнь"
amorales


Случилось это в те времена, когда деньги измерялись сантиметрами, народ страдал за компанию с Таней Булановой, а паспорта у всех были одной
страны…
Я, 28-летняя, стройная, красивая, уверенная (небезосновательно) в собственной неотразимости, приехала со вторым мужем-геологом на Север. Не
столько за деньгой, сколько от его предыдущей жены (сейчас-то мы с ней подруги, а тогда в одном подъезде – мрак!)
Он меня страстно любил, сбегал ночью через окно (под дверью укладывалась спать жена: стерегла!). Потом ему указали на дверь, а я как порядочная женщина не могла
поступить иначе… Приехали. Пожили. Страсть, как это с ней обычно бывает, прошла…

Он начал скучать по жене, я соответственно - страдать; но не настолько самозабвенно я страдала, чтобы пропустить свою единственную настоящую любовь… Он встрепенулся и залюбил меня пуще прежнего, как
миленький, но это уже не радовало, а обременяло, взятыми ранее обязательствами.

Далее опускаю водевильную часть о том, как общага с замиранием следила, в которой комнате закончится мой день. Кто победит в этой битве гигантов: муж или любовник, и кому достанется призовая игра… Вот
такая многословная преамбула только для того, чтобы сказать, что сексу было более чем...

А работала я в школе учителем русской словесности. В школе рабочей молодежи (вечерка), где учились и обычные дети, получающие параллельно специальность в ПТУ, и специфические, например, условно осужденные (привет, Гоша!) Парни 16-18 лет, да что тут говорить, вы и сами все понимаете. И учителка – глаза зеленые, волосы наверх, талия подчеркнута, ноги стройные, платье строгое, закрытое, но облегающее все выпуклости
фигуры. И ведь при этом: «Как Достоевский раскрывает тему духовной и нравственной бездны?» Нет, я не издевалась, - программа такая.

Однажды они отыгрались. Чудный мальчик, в меру нахальный, с лицом целомудренного ангела, читает вслух отрывок из Бунина (невинный такой, знаете ли кусочек, о том, как юноша подает девушке руку, помогая выйти из лодки, у той развевается на ветру платье, она придерживает его рукою, но не совсем удачно, юноша смущается, девушка тоже, от смущения и происходит невинный поцелуй – все красиво и предельно романтично)

И что вы думаете? Этот начинающий циник-купидон читает с такими интонациями, мимикой, акцентами, темпоритмом, тоном…, что Бунин превращается в развязного, вульгарного пошляка, автора порнографических сторек…Я не сразу поняла что происходит, но начала возбуждаться в прямом смысле этого слова!

Класс, все 26 пацанов, напряглись не меньше моего…Наблюдают за моей реакцией. Я краснею, бледнею, нервно хихикаю, прихожу в себя: «Достаточно, садитесь»

- Что Вы, Леонила Ивановна, это же Бунин! О чем Вы?
И продолжает с тем же невозмутимым видом трахать всех присутствующих, бросая на меня, уже хрюкающую от смеха, недвусмысленные, пронзительные взгляды. Возбуждение присутствующих находит выход в истерическом смехе, переходящем в коллективный одновременный оргазм! Все сползли под столы и бурно кончили!!! Занавес!

Мальчик, оказывается, в меня влюбился. А кто ж знал?! Потом это стало для меня очевидным и бесспорным.

Выпускной вечер. Я – куратор выпускного класса – это мой день! И прежде мало оглядывалась на приличия и устои, а тут уж … праздную! Веселюсь, пью шампанское, танцую с мужчинами-преподавателями. Мальчишки стесняются, но, отважившись, приглашают. Танцую и с ними. Весь вечер чувствую на себе взгляд. Он приклеился, и жжет, и сверлит, и испепеляет… Я «не замечаю». Что он делает? Как он это делает? биополе? флюиды? магия вуду?

Его неистовым желанием наэлектризовано все пространство. Атмосфера раскалена ЕГО, а постепенно и нашим общим желанием. И как этот жар переносят остальные?! Но я больше не могу терпеть! Расточая улыбки, продолжаю танцевать с кем-то из школяров, в висках одно: «Ты на две головы выше, ты сильный, умный, сообразительный! ну делай же что-нибудь!» Мысль таки – материальна.

Дошло! Посреди танца подходит, берет за запястье (Ооо!!), наклоняется к уху, обжигает: «Что я должен сделать, скажи!» Пол качается, ноги ватные, но, - не дрогнув ни мускулом: «Возьми ключ от кабинета психолога». Не спускаю глаз с дверного проема; кажется сердце стучит так, что его должны слышать все вокруг. Он появляется, незаметно кивает головой…Только бы дойти, не сдрейфить, не расплескать это бурлящее, пенящееся, как пепси, чувство порочности, невообразимости и неотвратимости происходящего.

Кабинет психолога маленький, уютный: диваны, кресла, ковер… В темноте, сразу у двери попадаю в его руки. Оба дрожим крупной дрожью, унять ее невозможно. – Лешик, как я тебя хочу!
- А я тебя хочу уже второй год! Мое легкое шифоновое платье мгновенно превращается в шифоновый шарфик, он зверем набрасывается на грудь, потом живот, ноги… где та нежность? он мнет меня так, как будто это не первая, а последняя женщина в его жизни. Почему-то мы не на диване, а на ковре (не знаю почему, может не дошли).

Он спешит обцеловать и все попробовать… раздвигаю ноги и нежно, но настойчиво прижимаю его голову к лобку. Вздох-всхлип восторга, и его губы впиваются в мою разгоряченную плоть…(О нет, дружок, это делается не так, но пускай тебя учат другие. Не устраивать же ему в самом деле мастер-класс)

Чувствую, что он кончит, так и не познав «грота страсти», поэтому отрываю от себя его голову и
целую властно и сильно; тяну на себя, оба горячие, потные, безумные… он исступленно тычется членом, как слепой щенок; помогаю, направляю, обхватываю ногами, едва успеваю шепнуть «замри»… да где там… он исторгается сильно, мощно и это цунами неотвратимо затягивает меня за собой… все, накрыло, ничего не помню! Но точно знаю, что никогда ни до, ни после у меня не было такого скоростного, в смысле скороспелого оргазма!

Всем классом провожали меня до общаги, пели под гитару, распрощались тепло. Еще бы, им же еще экзамен мне сдавать! Нашла обоих мужей в одной комнате. Каждый уткнулся в свою книжку, читают как бы, то есть ждут к кому я. … Плюхаюсь между ними на кровать.
Удовлетворенно-сладостным тоном: «Я испорченная женщина, я совратила ученика».