Асиенда сеньора Мендозы > --- > Ленка

Ленка


21 февраля 2007. Разместил: Babay
История эта будет связана с одним из ярких воспоминаний моей воспаленной памяти, а именно со службой. Некоторые тут могут помнить, где я халявил, про что могу написать разом тысячу страниц и через слово в тексте будет «Слава Войскам Дяди Васи!». Служба была трудна, но пачётна! Что такое попасть не просто в СА, а в элиту этой всей размазни, под названием – Советская Армия? Пусть не обидится на меня стройбат, мабута и королева полей.

Лето, 01 июля 1987 года. Призывной пункт областного военкомата. Гул, толпа оболтусов, офицеры-покупатели. Мне тогда это казалось рабовладельческим рынком. Покупали нас всех как скотину. Последняя инстанция врачебной комиссии. Смущенная, как показалось, молоденькая сестричка, которая все что-то писала. И оборзевшие, мы – будущие защитники АТчиЗны! Вчерашние студенты, рабочие, водители, трактористы и просто бездельники.

Смотрели у нас все - рост, вес, зубы. Заглядывали в жопу и рассматривали открытую головку члена. На фига? Может хотели увидеть детальный психологический портрет воина, а может определить секретное оружие, а может еще что? Областной сбор. Финал. Пинок под жопу, в Уралы и поехали. Потом поезд, пьяный дебош в плацкарте (да хер с этой жизнью и службой!), опять «Уралы», ворота КПП – и крик на весь плац – «Духи, вешайтесь!».

Время остановилось. Добро пожаловать в ад! Месяц жопных птенцов. Курс молодого бойца, вернее подготовка к вступлению в ряды смертников. На КМБ думал, что вот, вот это и есть ад! Оказался раем. Хотя тогда понял, что сержантов пора начинать убивать. Далее незабываемое событие жизни - Присяга. Потому, что Родители и много-много жрачки. Бухенвальд не сдается! Блянахвжопу!

А вот теперь добро пожаловать в роту, вернее в ад! В первую же ночь в полной боевой экипировке (без оружия, но с эрдешками (рюкзак десантника), подвесами, лопатками, флягами, брониках и касках) нас начали принимать в славные ряды ВДВ. Необходимо было высадиться с тумбочек и захватить плацдарм условного противника (прямо в расположение роты, часа в два ночи). Плацдарм конечно же не был захвачен в силу отсутствия сил, после чего начались экстренные занятия, включая изучение правил рукопашного боя в полный контакт. И так каждую ночь, день. Вперемежку с настоящими занятиями парашютно-десантной подготовки, с первым прыжком и конечно же выдачей полосатого тельника с беретом (отдельная история), выездами на стрельбы, изучения своего оружия, мат.части и вероятного противника, языка и просто мата, как языка сержантов и старшин, устройства для укрепления мышц и натирания полов под названием «маха» и еще всяких разных устройств. Спецподготовка – рукопашка, тактика, минно-взрывное дело и еще куча огромной всякой херни. И марш-броски, марш-броски, марш-броски.

Из меня лепили и я становился Терминатором. Правда еще зеленым и гавняным, но Терминатором. Пока тень, но в дальнейшем гроза реального противника! Машина, которая должна был высадиться в устье реки Амазонки, пешком добежать до границы США, проникнуть в Белый Дом, взять всех в плен, коды, шифры, карты и замочить (если не захочет сдаться) Президента США. Убийца, который должен был обставить самого Гая Юлия Цезаря и даже компа Ди Блю по количеству реально решаемых задач за единицу времени. Где достать КамЭль уже гражданским дембелям во время обучения по укладке парашюта, досматривая на автомате сладкий сон, в котором я жрал огромный бутер с колбасой? Это одна из них.

У меня в ушах стоял этот сладкий призыв какого-то волка «Духи, вешайтесь!». И в принципе – это было актуально.
Полюбил я (и не только я) одного нашего вояку, сержанта, доблестного представителя братского народа Украины по фамилии Ярыгин, а по секретному позывному «Кувалда».
Так полюбил, что отказывающий и глючащий мозг каждую секунду выдавал красочную картину убийства этого Кинг Конга в мельчайших и страшных деталях. Сука! Жрал, спал, смачно оттягивался, с нами занимался и обязательно *издил. Руками, ногами, прикладом автомата и всякими палками.

И вот, моя первая командировка! Подготовка к учениям и потом сами учения «ЩИТ-87». Белоруссия. Около 30 000 человек участвующих с обеих сторон. Часть нашей роты на время учений была придана сводному парашютно десантному полку и входила в резерв командования. И вот эта часть резерва за 45 секунд поднялась, быстренько взяла свой не хитрый скарб, в 66-тые, БРДМы и помчались, по пути ведя разведку, зачищая подозрительные строения и постройки. Встречая на своем пути радостные крики, море цветов вперемежку с яблоками, медом и снедью от жителей белой Руси и напутствие от них же, типа «Мочите уж там до конца этих фрицев!».

Прибыли, расположились недалеко от одной деревни. Недалеко – это километров 50. Расположилась скрытно. Поставили и замаскировали палатки, путем их углубления в грунт по самое отверстие для дымохода. Стали обживаться. Рыть окопы всякие. Там я и узнал, Шо такое Акоп шоб пулять стОя с кобылы. Причем делали все исключительно ночью. Ну а наш сержант решил с одной стороны укреплять нашу скрытность, с другой – устанавливать дружественные отношения с местным населением. Одним словом, на машину и в самоволку. Целую неделю стояли, а он укреплял и укреплял. Причем уже в конце недели практически жил в нормальном деревенском доме с разведчицей – местной радисткой Кэт. Не Кэт конечно, а просто Ленка, с вафлей на коленке.

И вот, одной глубокой августовской ночью, поступает команда, собраться и убыть скрытным маршем в другую точку. Так скрытно, чтобы даже вражеские спутники не засекли. Е-мае. А у нас не комплект! Кувалды то нет, геройского сержанта Ярыгина. Колонна пошла, а я, взяв с собой средства связи (радиосвязи), в машину и за ним. А у него то - любовь и голуби, Кэт и рация при ней. И Кэт то реально хочет стать полноценным членом нашей команды! Ситуювина! Времени нет, слезы, прощание славянки и приказ от Ярыгина. В машину, я и сержант вместе с Ленкой. Офигеть! Снова прилетает команда. Решить проблемку – куда деть Ленку, чтобы спутники не засекли, начальники-офицеры не узнали и довольствие ей полагалось? Состыковываемся по координатам с основными силами и вот к обедне – картина маслом «Казаки на сече» и Ленка с ними.

Сержант Ярыгин затребовал отдельную палатку под него и под Ленку. Понятное дело, приказ-есть приказ. Расселили-заселили. Пока мотались по полигону, вели разведку – Ленка стала реально полноценным членом нашей роты, членом нашей великой миссии! Правда невидимым, но как настоящий спецназовец. Фея! Нет, ни фея – СИРЕНА!
Эх Ленка, Ленка. Красота необыкновенная! Роста стандартного, где то метр шестьдесят (на глаз). Круглое и чуть прыщавенькое личико, светло-светлые волосы, серые глазки. Бровки в разлет. Грудь! Ох уж эта грудь! Не смотря, что было чуть больше 17ти лет, пачотно имела третий размерчик, как минимум. Попочка! Не попочка, а две сложенные подушки. Пухленькая такая, ладненькая. Думали мы тогда, что в детстве мамкиным молоком всё кормилась.

Все время была она в наших мыслях среди бескрайних песчаных полей полигона. Заполнила приятной новой строчкой эти команды нашего долбанного Кувалды. Каждый мой боевой товарищ одной рукой сжимал автомат, а другой – нет, не гранату, а свои распухшие яйца. И служба эта уже не отбилвала и не убивала наши естественные желания в почётной обязанности гражданина эСэСэСэР. А как Ленка передавала, во время сеанса связи, открытым практически шифром свои позывные, в то время, когда мир находился на грани катастрофы, войска стояли на исходной позиции, а мы чистили картошку!

Хохол видать старался. Нет, она не орала, просто это было тихо. Стоны. Просьбы шепотом о чем то. Шорох в палатке. Во мля! Вот так должна была заканчиваться моя служба в будущем! В это время, мы (духаны), по очереди, стоя на фишке (скрытый дозор молодого бойца, в простонародье - шухер), подкрадывались поближе к ним, к палатке, слушали с закрытыми глазами и представляли себя на месте этого урода. И потом, тихо, среди деревьев и кустов, передергивали свои члены, выбрызгивая в песок миллиарды детей вместе с памятью о своих девушках, вчерашней жизни в мирных условиях, укрепляя в своем сознании, что всем хохлятским товарищам – смерть лютая!

Очередной выезд. Все убыли, а в этот раз я и еще тройка товарищей остаемся в наряде, охране. По очереди надо приготовить пожрать, заготовить воды и дров, подправить свои палаточки и постоять в дозоре. Мало что может случиться? Алягер а алягер. На войне-как на войне. Вы спросите, а где же прыжки с парашютом, крики ура, удары ногами и головой в кирпичную стенку? Отвечаю – десантник должен уметь все. Не только на коровах летать, но и уметь слиться с местным населением или просто местностью. Быть разносторонне подготовленным Воином!
Ну и основное – если Ленка чё попросит, сразу все сделать. Иначе… «Иначе…» - и увидел кулак размером с тыкву моего любимого сержанта. Ё маЁ и млянахнафиг!

Как только все уехали, Ленка появилась на свет белый. Явление Христа народу (не расцените за богохульство). Королева! Попить? Сей минут! Водички – полетом шмеля туда и обратно! На ней майка на голое тело, шорты какие-то из обрезанной джинсы с лейблом «made in Tver». Грудь! Ох уж эта грудь! Соски торчат! Желание – тут же отбежать и передернуть! О большем – куда там! Эх служба, служба. Будь она не ладна!
Можно не только помечтать про Ленку, но и разглядеть более внимательно. Как карту.
После того, как она умылась и почистила свои белесые зубки, ушла снова в свою палатку. Немного смущенно попросила что-нибудь поесть. Конечно же! Чего только нет! И десерт к кофе – яблочки с медом! Пока занес, раскладывал – пытаюсь поговорить. Это же просто связь с памятью моей! Какая то фигня, несу околесицу. Ленка просит не уходить. Я остаюсь в проходе, на всякий случай.

Утро, наверное было около одиннадцати. Смотрю, как она ест. Это и есть счастье! Не о жратве говорю, а о близости расположения инопланетянина в женском обличии из другой планеты под названием Гражданка. Покушала. Ну вот и все. Надо заняться поставленными планами. Скоро обед, могут вернуться основные силы вместе с сержантом и его тыквой-кулаком. Еще раз, зачем не помню, зашел в палатку. Заминка, Ленка уронила что то. Наклонилась поднять. Ну а я же десантник! Быстро наклоняюсь и вот наши лица, носы рядом друг с дружкой! Увидел ее красивые глаза, унюхал и вспомнил запах. Это был запах не сапог, не смазки оружейной, не пластита, а запах деревенской девушки! Его даже не описать. И вот тут мозг мой встал, ступорнулся! Все! Прога закончилась! Ленка тоже изучает мое близкое присутствие. Глаза, мое лицо, мои запахи. Запахи настоящего Защитника, не то, что этот! Хохол со своим одеколоном «Саша». Блянахсука! Кувалда чугунная!

У меня в голове случается полный абсурд! Мои губы просто нагло, совершенно безбашенно, прикасаются к уголку ее губ. Ленка первая смущается. Я уже смелее, засос, еще один, спецприем и Ленка вся уже распаленная. Она уже начинает отдавать мне то, что я даже во сне не мог представить. Просто поцелуи, которые потом становятся жаркими. Мои руки производят нежный захват ее высот. Майку в сторону и эта прелестная мякоть у меня в ладошках. Соски, как черешенки. Крупные, темные, сочные, твердые.

Мой смелый член! Я даже не мог подумать, а он уже знал, чем все закончится. Поцелуи, поцелуи, поцелуи. Не мог, помню, остановиться. Ну и Ленка была на высоте. Она не пожалела, она мне НЕ ДАЛА, а ОТДАЛА любовь, тепло, ласку. Немного, но мне хватило с головой! Снимаю с нее шорты, трусы. Ставлю ее рачком, сам пристраиваюсь. Мои «монтановские джинсы» на щиколотках, не снимаю. А вдруг война? Член, как Першинг-2 на позиции перед стрельбой! Попка, одна дырочка сверху, а вторая. Вторая, как космическая бездна! Пушистая и немного страшная! И тут у меня снова плохо в башке. В глазах не ее махнатка с отверствием, а кувалда хохла и голос его в ушах. «Только посмей! Убью, сука!» Пипец. Да пошел Ты на *УЙ, Урод! – чуть не вырывается у меня.

И я вошел в нее. Вернее даже впал, а заодно впал в кому. Даже не передам те ощущения! Мой член находился ТАМ и ему было приятно, тепло и мокро. Я не трахал ее долго, с воплями и криками. Какой там! Раз пять максимум качнул и случился направленный взрыв, которым я выстрелил на ее загорелую спинку.

Дальше все обыденно. А я! Я весь день прятал свою довольную рожу, на всякий случай, от взгляда Кувалды и в тоже время был Наполеоном! Не спал всю ночь, что сделал хоть так этого урода! Я трахал, трахал, трахал Ленку! Она мне такой энерджайзер вставила в башку. Я потом захватывал всех противников, освобождал города и села. И даже та награда, которую получил за это учение, имела в своем металле отблеск Ленкиной белозубой улыбки.
Через день (кажется) сержанта застукали, потом уже, по возвращению, разжаловали в рядовые и закинули за речку (в Афган), а за неоднократное геройство уже там представили к очень серьезной награде. Кувалда потом счастливо уволился старшиной с иконостасом на груди. Повезло. Целым, с руками и ногами.

Ленку под усиленным конвоем вернули в пункт постоянной дислокации. Нам придали пятерку отъявленных головорезов, которые не только с Амазонки, с Луны пешком дойдут до мексиканской границы – спецназовцев-«грушников», после чего мы уже безвозвратно горячо любили пока еще остававшегося в сержантах Ярыгина.
Я же, через полгода после этих учений, осмелев и заматерев, рассказывал в курилке эту историю друганам из своего призыва и тем, кто там тогда был, но ее не тронул. И рвал тельник на блянах, что не с*издил.
Вот и все!
………….
«Посвящается пацанам, прошедшим школу жизни в 1987-1989 г.г. и вернувшимся»