Асиенда сеньора Мендозы > --- > Последние каникулы.

Последние каникулы.


30 марта 2007. Разместил: ПЕТРОВНА
Годы учёбы в институте подходили к концу. Через пару месяцев последняя сессия, защита диплома. Конец нервотрёпкам. Хотя нужно честно признаться, что мы с Людкой, моей подружкой и соседкой по комнате, свободное, и не очень время проводили явно не в библиотеках. И те же зачёты получали за счёт сдувания и сжимания в объёме конспектов у добросовестных однокурсниц и однокурсников.

Да здравствует скоро вольная жизнь!

И тут Людка предлагает: А давай мы отметим её начало знаменательно? Например, поедем на юга?
-Ты чего это… сказки стала сочинять?

Но надо знать Людку. Она уже придумала, и загорелась, начала наполняться смыслом и замыслом, как праздничный шарик воздухом.

Спустя минуты, мы уже мчимся в сторону общаги, всё больше воодушевляясь. Вот мы уже в комнате у девчонки, живущей в Крыму. Натыкаемся на её глупейший вопрос: а чё вам там, собственно, надо?

Господи ты ж, боже мой. Чего нам там надо??? Дурища! Чтоб сердце и душа развернулись. И всё запомнилось надолго.

«Понятное дело», изрекла крымчанка, и мы навалились грудями на карту полуострова.

-Так. Форос отбрасываем. Там всё скучно, самолётно дорого, всё по-стариковски.
-Так.…Там одна галька, мелкое море… Так.…Там хороший песок, но одни мамы-дети.

В общем, заплела нам все извилины напрочь. Велик Крым. А отдохнуть бедным студенткам негде. Сплошная засада. После получасового ползания по карте, всё же остановились на одном городке. Исторически интересном и привлекательном.

Теперь стал извечный студенческий вопрос: на что ехать. Приблизительная сумма путёвки в дом отдыха - кемпинг привела в уныние. И тут аборигенка говорит: да вы дикарями едьте! Пять рублей койка, а питаться будете в свободном режиме. Отдых нарисовывался уже реально. Сведя дебет с кредетом, выработали стратегический план. Жесточайшая экономия средств, конкретный грабёж родителей на, так называемый, выпускной, с пошивом для него платьев и туфель в одном комплекте.
Процесс пошёл! Вся жизнь засияла радужными красками в ожидании праздника. Последние усилия, ещё немного, ещё чуть-чуть…

И …
Мы уже в поезде.

О, эти саги сайта про паровозы. Хотелось бы поприкалываться над многими случившимися моментами, но ограничусь лишь, что ехали почти сутки на боковых верхних полках возле туалета, о внезапно закончившейся воде в туалете (единственном!), и непередаваемыми тирадами людей посещавших его ночью, сопровождая это возмущённым хлопаньем дверью, и проникающими в вагон запахами, несовместимыми с жизнью.

Думаете мы расстроились? А вот и фиг вам ! Это сейчас не вовремя поданный чай вызывает всяческое раздражение. А тогда…

Всё ерунда! Мы едем на отдых в Крым!

Как, кое-кто скажет: «половозрелые самки собрались поразвлечься»…
Согласна, собрались.
И с удовольствием почувствовали непередаваемый кайф от тёплого воздуха у себя под юбкой, превращающейся в парашют, манящего запаха моря, которое уже почти рядом, фантазий, начинающих осуществляться.

Обогнув недоступные такси, потащились к автобусам. Часовое поджаривание на сковородке возле кассы, часовое вдыхание паров бензина не сломило нас до конца. Всё же добрались. Ссыпались в объятия толпы старушек полуживыми телами, попутно заметив мужичка приличного вида облокотившегося на «волгу». Короче повёз он нас показывать наше временное жилище.

Наверное, многие представляют крымские дворики с длинными жилыми ответвлениями влево – вправо, с одной общей кухней и беседкой.

Нашу конурку, кроме хромой тумбочки на двоих, пару гвоздей в стене с вешалками, украшала ещё цветастая занавеска, отделявшая одну кровать от другой, так сказать изоляция. Похихикав над заботливостью хозяев, напялили вожделенные купальники – шорты и направились исследовать местность.

Медленно, как сомнамбулы, побрели через прекрасный парк с неизвестными цветущими растениями, насекомыми-бабочками, вдыхая незнакомый запах райских растений, запах крымской сосны, можжевельника, жуя его хвою, ощущая приятно- вяжущий вкус.
И, наконец, вот ОНО! Море увиденное нами первый раз в жизни живьём! Воплощение человеческой тоски по бескрайности!

Бесконечно удивительная бирюза, сине- зелёно водная даль, сотканная из всех красок света и неба. Бескрайний горизонт. Аквамариновое море накатывается на берег мягкими волнами, разбиваясь о волнорезы, насыщая воздух ни с чем не сравнимым шумом и запахом.
Припомнилось знакомое: отчего люди не летают? А ведь так и хочется взлететь чайкой и закричать – лююдиии! Я, простая студентка, лечууу!! Но… вообще-то, хотелось бы ещё и искупаться. Ведь море рядом!
Опять лениво поползли по набережной, вдыхая всей грудью всё ещё незнакомый морской воздух, продолжая любоваться водной синевой и присматриваясь, где бы уже примоститься. Оказалось – нигде. Санаторные зоны. Все по пропускам для отдыхающих легально. Ловим местного мальчишку, который показывает последний клочок не оккупированной суши.
Прикинув визуально, что далековато это будет, всё равно начали уже поактивнее продвигаться к месту дислокации, попутно получая удовольствие от вида загорелых, праздноснующих по набережной людей и оттого, что она представляет собой огромную длиннющую клумбу из цветов и деревьев.
То, что на пляже не было ни зонтиков, ни лежаков, нас не взволновало. Главное - море у твоих ног! И долгожданный горячий песок.
Накупавшись вволю, нахлебавшись непривычно солёной воды, налюбовавшись на медуз и рыбок, рухнули на хозяйские покрывала. Огляделись.
Парень нежно обнимает точёную фигурку своей русской подружки - мулатки, вызывая шипение бабулек и тёток. Понятное дело.
Непонятно заботливо- влюбленное отношение тётки с наколками на руках, к молоденькой девушке. Тогда вообще это не поддавалось пониманию.

Но больше всего наше внимание привлекла группа из трёх ребят. Да простит меня любимый до сих пор мною Спиваков, я их сразу окрестила «виртуозами Москвы». Они и, правда, оказались москвичами. Приехали за пару дней до нас. Конечно сильно обгорели и теперь медленно, по - черепашьи, передвигались в простынях от моря к подстилке, доставая и опустошая очередную бутылку с вином. Благо, Михаил Сергеич ещё не успел поучаствовать в оздоровлении своих граждан от алкоголизма.

Два парня были нормального роста. А вот третий был длинный, как каланча. Фигура не угадывалась, но руки были большие и баскетбольно длинные. Он всё время выдавал шутки, доводя товарищей до икоты.

Наш отдых тоже закрутился каруселью. Экскурсии, забирающие весь день, желание охватить всё – и достопримечательности Крыма, и отдых на море. Вечерние походы по дискотекам и кафешкам.
И вот, в один из предпоследних дней, возвращаясь с дискотеки, мы наткнулись на виртуозов. Каланча нагло драл вишни с дерева нашей хозяйки. Мы, конечно, « возмутились». Пообещали им сделать за это «козью морду». Ребята шутку оценили. Поржали. А заодно и познакомились.

Они, как оказалось, жили совсем рядом с нами. Последовало приглашение в гости испробовать мидии собственного улова и приготовления. Вино, уже из «нашего» подвала полилось рекой. Леша, так звали каланчу, фонтанировал тостами.

К сожалению, запомнились только вот эти: «закуска градус крадёт», и «не про нас будет сказано, но все люди сволочи, только одни приятные, а другие - противные». Теперь уж годы спустя я вспоминаю их с улыбкой. А иногда даже и произношу их в шутку.
Веселье закончилось далеко за полночь, с договором о встрече завтра на морской точке.
Следующий день для всех прошёл весело и непринуждённо. Простыни с виртуозов наконец упали, и выяснилось, что, не смотря на облупленные носы, у них хорошие спортивные фигуры и накачанные бицепсы.

Купания - ныряния с пирса, игра в карты с закидоном на «купанье голяком ночью», сдобренная вином, фруктами и креветками сделали своё дело. Стали присматриваться друг к другу чуть поплотнее. Я лично почувствовала к себе интерес каланчи по имени Лёша. Он резко стал поддаваться в карты, заботливо смазывал кремом для загара, поболе подливал в наши стаканы. В общем, весь джентльменский набор.

Люди стали возвращаться на пляж после полуденного отдыха, а наша компания, собрав в кучу весь зной, потащились в сторону снимаемых избушек. Мы с Лёшей, как Пат и Паташонок ещё продолжали веселиться. Я выглядывала у него из-под мышки, в очередной раз, делая вывод, что всё же мужчину красит не симпатичная мордаша, хотя и она не помеха, а остроумие, умение быть интересным для девушки, ну и намёк на то, что сама девушка ему очень даже симпатична.

Уставшие, но довольные мы с Людкой утонули в своих кроватях, как в гамаках, пробормотав, что хоть закуска градус и крадёт, но всё же, она очень была бы очень даже не лишняя.

Проснулись от стука в окно, через занавеску, висящую в дверном проёме, просунулась голова одного из виртуозов и доложила, что мидии снова наловлены, нужно только с ними идти разбираться. А они пока добудут еду.
Мы разобрались, они добыли.

И понёсся снова весёлый разноголосый гудёж, продолжавшийся до темноты. Пока не поступило предложение идти прощаться с морем. Ребята утром уезжали.

Ночное летнее море – это отдельная морская сказка.

Светящийся песок, который сначала скребёшь в недоумении ногтями, соображая, как так песок может светиться, бросаешь его вверх, и он рассыпается тысячами светящихся искр, фейерверком обозначая траекторию своего полёта ! А плывущий человек смотрится, как человек-амфибия, окаймлённый нереально ярко светящимся контуром. И сам светится. И твоя душа тоже начинает так же светиться от окружающей тебя ауры. И ликовать.

А наша компания, разбилась на парочки, не смотря ни на какую ауру, нагишом побежала в море, совершенно не стесняясь, друг друга.

Заплывы в длину нас с Лешей интересовали меньше всего. Мы наслаждались объятиями, с непреодолимым чувством жажды обладания друг другом, подогреваемой шёпотом морского прибоя. Страстные обоюдные поцелуи в губы, в шею, грудь, покрывшие моё тело «мурашки» от внезапного волнительного ощущения от того, что под водой нащупала что-то немаленькое, намекающее на сексуальное углубление отношений. Всегда чертовски приятно ощущать у себя в руках готовый к бою член. Его набухшие вены, его звенящая напряжённость. Это как бы его стопроцентный аванс на победоносный финиш в любви для обоих.
Может от этого возникает непреодолимое желание женщин поощрить мужчину миньетом?

Не знаю.

Ну а Леша уже подхватил меня, как пушинку, и мы начали двигаться навстречу друг другу в унисон, упрямо сливаясь в каком-то сумашедшем ритме. Разница в росте и весе только помогала. Леша был в нирване, мне было тоже обалденно хорошо, хотя вода всё отодвигала и отодвигала наступление моего оргазма.

Ну… кажется вот… вот.. сейчас -ааааааааа !-я вцепилась ему в спину и… послышался рёв марала. Лёша кончил первый, мощно вдавив меня в себя . Я ещё пыталась добыть что-то и себе, повалив его на песок, но… поезд ушёл. Неудовлетворённость осталась. Хоть и пыталась довести любовь до необходимого мне логического конца.

А Лёша был блаженно доволен.
- Ещё бы, говорю, заорал как резаный.
-Так ты ж в раны вцепилась, как кошка ногтями.

И, почувствовав, что оказался не на должной высоте, виновато заплескался в воде, пофыркивая. Ещё поплавали немного, светящиеся контуры с песком уже волновали меньше, вышли к топчанам одеваться. Вытирает меня Лёша полотенцем. Тихонько целует в ушко, шейку, берёт лаская руками грудь, журчит, как бы извиняясь. И тут, я ощущаю, что ещё не всё потеряно. Жив курилка! Немного потерлась мокрой попой о мужское достоинство. Отзывается! Немного потрогала ручками – готовится ! И намекает на продолжение банкета…

Приятная нервная дрожь опять пробила с двух сторон желанием познать друг друга ещё раз, но уже с других сторон. Рухнули на топчан в поцелуях.

Лёша снизу, я опять сверху. Ну, думаю, теперь уж я не упущу ничего. Все позы мои. Оргазм себе обеспечу конкретный.
Страстные поцелуи во все места, стоны от предчувствия блаженства с двух сторон.
Крепкая фигура с накачанными мышцами, которые приятно отзываются на твои поцелуи. Им нравится. Каждая ласка руками и губами ниже и ниже воспринимается со стоном, и с ожиданием блаженства.
Н у и вот… Поехали… –

Как гром среди ясного неба. Яркий свет фонаря. Ошеломляюще яркий, из серии про разведчиков : «Ви зналь Михаиль Сарокофф»???
Ослеплённые светом, незащищенно вскочили, неловко пытаясь прикрыть интимные места полотенцами.
Погранцы, сучары, светя мощнейшими фонарями, давясь от смеха, освещая нас, сообщили, что ночью здесь погранзона, и нужно её срочно освободить. Дабы мы не уплыли в Турцию. А кто не согласен, милости просят на погранзаставу, там разъяснят все нужные секретные предписания. Натянув плавки-купальники, поплелись за ними, как миленькие.

А на набережной повстречали Людку с её виртуозом, да ещё пару влюблённых парочек, извлечённых таким же способом.
Погранцы отдали честь и ушли, предупредив ещё раз об ответственности. А мы потом ржали, как жеребцы, вспоминая на каком отрезке кого, какая застигла невезуха.
Я, похоже, была на первом. И единственная.
Залили всё это вином, но желание секса как-то уже не возникло. Знать не судьба была.

ПС.
В одну реку два раза не входят.
Ерунда это.
Спустя годА, я уже с мужем была опять там же.
Бог ты мой! Синева – то какая! Опять вся прониклась очарованием морского прибоя и голубизной небес.
И, конечно же, любовь в море – всё-таки сплошной кайф. Но ---опять для мужского пола. В первый же раз почувствовала, что до оргазма мне так и не добраться. Потащила мужа на мелкоту, и там уже наступило нам счастье. А море, как бы поощряя мою наглость, накатывало с шумом сзади, задавая нужный темп. Муж, обнимая и целуя, ворковал о том, что какая я умница такое придумать (привет всем рассказчикам о своём прошлом), и уже сам в дальнейшем принял все меры к морскому разнообразию. И нам никто не мешал! Погранцов к тому времени разогнали, потому, как в Турцию уплывать было не к чему.

Монетки в море, конечно же, бросили.