Асиенда сеньора Мендозы > --- > Иван. Веселенькое Рождество

Иван. Веселенькое Рождество


29 июня 2007. Разместил: Милена
Мы с Иваном долго решали, где же мы будем отмечать Рождество. Хотелось чего-то необычного и максимально уединенного. В связи с этим, предложение его друга провести Рождество на даче, показалось нам просто сказочным. Предполагалось, что мы будем вчетвером. Друг Ивана хотел пригласить еще свою девушку.

В тот год зима была морозной и снежной и к Рождеству температура опустилась, пожалуй, ниже -20 градусов.
Мы оделись потеплее, взяли с собой продукты и спиртное и тронулись в путь.

Когда мы добрались до дачи, веселье сразу улетучилось, все было занесено снегом и предстояло раскопать подход к дому. Когда эта задача была решена, возникла другая. В доме не было отопления и электричества, была только каменная печь, маленькая железная печка и свечи. Видимо трубу засыпало снегом, поскольку печь не хотела гореть, а только дымила. От дыма и копоти слезились глаза и пробивал кашель. Устав от бесплодных попыток затопить большую печь, мы принялись за маленькую. Она разгорелась быстро, но от нее было так мало тепла.
На улице уже стемнело, за решением хозяйственных проблем прошел почти весь день, продукты замерзли. Хотелось тепла, горячей еды, горячительных напитков и жаркого секса.
Как осуществить эти желания в промерзшей насквозь избушке, мы представляли слабо.
Спиртное было уничтожено, не вызвав привычного эффекта.

В доме было две кровати, которые мы сдвинули вместе и накрыли ковром, решив, что если мы будем все вместе, то может быть нам удастся пережить эту ночь и не замерзнуть. Мы надели на себя все, что только было можно надеть и укрылись всем, чем можно было укрыться.

Я проклинала все на свете – друга Ивана, вместе с его дурацкой идеей; зиму, с ее собачьим холодом; дом, с неработающей печью и огромными щелями в оконных рамах, сквозь которые уходило драгоценное тепло. Я готова была разрыдаться от жалости к себе…

Меня остановил поцелуй. Иван согревал мои губы своим дыханием и целовал с такой страстью, что моя дрожь постепенно стала превращаться в любовный трепет. Его руки пробирались сквозь слои одежды к моему телу, чтобы разбудить огонь желания. Его ласки становились настойчивыми и требовательными, его губы шептали мне на ухо: «Хочу…»
Освободившись от части одежды, он вошел в меня, возбуждая своей горячностью. Я моментально согрелась от его ласк, по мере того, как темп его движений нарастал, мне становилось жарко.

И вот тут мы вспомнили, что мы не одни. Рядом с нами, под одним одеялом были еще двое, и эти двое смотрели на нас во все глаза. Как выяснилось, девушка была девственницей, и друг Ивана пригласил ее на это Рождество, надеясь на первый секс. И вот сейчас, видимо, подстегнутые нашей страстью, они начали целоваться. А может быть в этом был виноват пронизывающий холод? Факт оставался фактом: он целовал ее и она отвечала на его поцелуи, его руки искали возможность забраться под ее одежду, чтобы согревать и ласкать ее тело.

Меня уносило в оргазмы… К моему собственному возбуждению примешивалась страсть еще троих людей, находящихся рядом.
Ближе к утру на мне остались из одежды лишь шерстяные носки и шапка. Иван был настолько горяч, что, казалось, его теплом согревался весь дом.

Наши друзья так и не решились на полноценный секс, ограничившись лишь ласками, но видимо, эти ласки согрели их, поскольку выглядели они «тепло».

Мы с Иваном уснули на час, обнявшись, и проснулись от холода.
Утром, мы убегали с этой дачи, напоследок закинув в печку кучу использованных презервативов.
Мы давали себе слово впредь всегда собирать информацию о предполагаемом месте отдыха.

Уже дома, мы с Иваном вместе принимали ванну, смывая друг с друга копоть, пот и усталость.