Асиенда сеньора Мендозы > --- > Хмельницкий-Петербург (Gelo)

Хмельницкий-Петербург (Gelo)


1 августа 2007. Разместил: Золотой фонд
Поезд "Хмельницкий - Петербург". Пустое купе и за окном уже мелькают российские пейзажи, пришедшие на смену украинским степям и белорусским полесьям. Вечерние сумерки, стук колес, бутылка домашнего вина и нехитрая снедь. Вспоминается....

Я влюбился в нее, когда мне едва исполнилось 13 лет. Она на два года старше, белокурая бестия, из тех, которых называют "пацанками". Фигура Венеры Милосской и открытый взгляд изумрудно-зеленых глаз из-под длинных ресниц. Фалды теплой мужской рубашки завязаны в узел на поясе, верхние пуговицы расстегнуты и моему влюбленному взгляду, нет-нет, да и удается увидеть очертания упругих девичьих грудок, не обременненых бюстгальтером. Она на практике от поварского училища, а я командир ЛТО. У нее уже почти взрослые интересы, а я всего лишь перешел в 8 класс. Нам весело и легко вдвоем, кажется мы способны понимать друг друга без слов... но я всего лишь друг... лучший друг.

Время неумолимо.... Она пытается строить свою жизнь с другим, а я росту и у меня появляется первая "серьезная" девушка. Мы часто встречаемся и делимся друг с другом своими радостями и обидами. Она звонит или приезжает, когда ей плохо, и я часами слушаю ее пытаясь успокоить, понять, помочь советом. Для меня нет ничего дороже этих встреч, кажется попроси она меня умереть... и я даже не спрошу зачем...

Мне исполняется 18, и я иду в армию. Написал только родителям, но одно из первых писем получаю от Нее. Она сердится... я не позвал ее себя проводить, не присылаю адрес... я - последняя сволочь, но ей меня уже не хватает. Два года писем.... Веселых и грустных, длинных и коротких, обиженых и восторженых - я пишу, какая она красивая, желанная, ласковая, чуткая, она отвечает, как ей грустно и одиноко.

Весна 1994 года. Я в дембельском камуфляже с аксельбантами, шевронами, значками. На мне зеленые погоны старшего сержанта, в руках, ее любимая, белая лилия, и я звоню в ее дверь.... Наконец-то вырос и стал мужчиной, достойным любимой женщины.

Господи, как же я был счастлив.... Есть вещи, которые невозможно передать ни на словах, ни на бумаге. Это - музыка, живопись, танец... это - вся радость мира, в каждом вздохе, в каждом мгновении, в каждом взгляде и движении. Назвать то, что происходило с нами в постели и за ее пределами сексом, не поворачивается язык. Это был голод... голод божественный и взаимный, когда два человека не могут насытиться друг другом и с каждым новым разом становятся еще "голоднее" друг к другу.

Проходит несколько месяцев. У нее отпуск, и я провожаю ее на поезд, она собралась на недельку в Тверскую, навестить бабулю. Мне на следущий день на работу, в карманах: пара метрошных жетонов, бумажная мелочь и пачка сигарет. Она целует меня и говорит, что я не смогу "сорваться" и поехать с ней, а ей этого безумно хочется. Я отвечаю, что если наскребем на второй билет, то я постараюсь успеть его купить. До отхода поезда 15 минут... я бегу и успеваю.

Ночной плацкарт, мы на нижней полке под одним одеялом. Места маловато, но нам почему-то не тесно. Она лежит лицом к стене. Я нежно поглаживаю ее грудь, сквозь расстегнутую куртку спортивного костюма. Она приспускает штаны с трусиками, и я вхожу в нее сзади. Мы делаем это очень тихо, пытаясь попадать в такт движения поезда, вокруг спят пассажиры, они могут проснуться и обратить на нас внимание. Мне кажется, что я могу делать это бесконечно, но она "заводится" и когда, кончая, прогибает спину, я чуть не падаю с полки, едва успев схватиться за столик. Создаваемый шум, близость "разоблачения" будоражат, и я кончаю минутой спустя.... Она гладит меня по волосам, а целую ее горячую шею. Мы прислушиваемся к тишине вагона... вроде все спят, впрочем какая уже разница. Тихо берем полотенца... холодная вода и болтанка - все-таки лучше чем ничего.

Утром приезжаем в Осташков и пересаживаемся на автобус, кажется "Осташков - Ржев". Мастадонт Львовского автозавода с сиденьями "а-ля самолет". Справа от нас пожилая пара. Я сижу у окна, а мой сладкий ангел сидит справа и незаметно через брюки поглаживает мое естество... ему это нравится... ему это очень нравится. Наклонившись, якобы к сумке в моих ногах, "пушистик" расстегивает мне ширинку и обхаживает губками то, что недавно гладила рукой. У нее длинные густые волосы и вряд ли кто-то может заметить, чем она занимается на самом деле. Меня начинает "перехлестывать", и я усердно смотрю в окно, чтобы никто не видел моего довольного лица. Через пару минут наклоняюсь, пытаюсь ее остановить и шепотом спрашиваю: - "Что ты творишь? Давай потерпим до дома...". Она также тихо отвечает: - "Если ты быстро не кончишь, я буду играть с ним всю дорогу", и возвращается к своему , сладкому для меня, занятию. Выбора нет... Я снова отварачиваюсь к окну и закрываю глаза. Как же это у нее получается? Еще пол-минуты назад я думал, что не смогу... и вот уже вцепился руками в сиденье, а тело сокращается, изливаясь в обожаемый ротик. Кажется, справа обратили на нас внимание, но либо не поняли, либо не поверили, либо оказались тактичны.

"Кицуля" улыбается и облизывает губки с физиономией сытой кошки. Через час мы на месте. Уютный домик в деревеньке дворов на пятнадцать. Здоровый участок с садом и огородом. Возле дома своя банька и сарай с раскошным сеновалом. Бабушка оказалась премилой старушкой, с которой сразу был найден общий язык. Сказались кое-какие трудовые навыки и "правильный подход к сельскохозяйственным повинностям", привитый мне моей бабулей. Так что после возведения заборов, ремонта поломанной утвари, полива огорода и прочих обязанностей у меня еще оставались вечера и ночи наедине с любимой... а что еще нужно было для счастья... Мы убегали на сеновал и часами изматывали друг друга, утопая в запахе сена под перестук дождя. Шли за грибами и, найдя укромную полянку в лесу, не могли отказать себе в маленьких радостях.

В ночь перед отъездом, мое солнышко, захотело на речку. Шли долго, но оно того стоило.... Самый исток Волги, когда ее еще от берега до берега можно проплыть под водой. "Языческая богиня", исполняющая на мне свой любовный танец, на фоне звездного, звездного неба.... Существуют воспоминания, которые не дано забыть, что бы не случилось до или после них - неважно, они остаются неизменны, словно старая пожелтевшая фотография в альбоме, от взгляда на которую, становится тепло на душе.

Через пару недель мы окончательно решаем жить вместе. Прожив два года в "гражданке", закатываем шикарную свадьбу... ну а дальше уже совсем другая история....