Асиенда сеньора Мендозы > --- > Лучшая подруга жены (Изменщик)

Лучшая подруга жены (Изменщик)


3 октября 2007. Разместил: Золотой фонд
С лучшей подругой своей жены, я был знаком так же давно, как и с самой женой. То есть около семи лет. Признаться, я даже в первое время выбирал меж ними двумя, но потом чаша весов моей симпатии, всё же склонилась в сторону аккуратненькой, задорной брюнетки Светы. Отношения у нас со Светой были просто замечательные и вскоре, почти через год, мы поженились. А Оля стала просто другом семьи. Наверное, её лучшим другом.

Признаться честно, как на женщину, на Олю я не смотрел первые два месяца после свадьбы. Затем же, видимо наша неизменная мужская натура всё же взяла своё. Оля снова стала объектом моих вожделений и бурных сексуальных фантазий. Она не была лучше моей Светы, я даже и не мог их сравнить меж собой. Она просто была другой. Другой во всём, хоть дружба обычно и приводит её участников к общему знаменателю. Оля обладала довольно высоким для женщин ростом, примерно 175 см., отменной высокой грудью, сильными бёдрами. Она совсем не была похожу на маленькую, миниатюрную и нежную жёнушку. Совсем. И чёрт возьми, поймут меня мужики, мне хотелось немного разнообразия. Хотелось хотя бы раз ощутить под собой эту противоположность. Изведать её ласк.

Но шли года. Желание медленно пропадало, благо ни я, ни Света, даже если мысли о сексе были и у неё, не шли на сближение, да и вообще не подавали ни малейшего повода. Я всё реже отмечал её новые, немного откровенные наряды, всё реже заглядывался в вырезы платья. В общем, я стал остывать. К седьмому году нашего со Светой замужества, она была для меня просто другом. И меня совсем не удивляло, что по странному стечению обстоятельств, этот друг оказался женщиной.

Жила Оля неподалёку от нас, и наведывалась в гости частенько. Её посещения в основном случались тогда, когда очередной ухажёр хлопал дверью и уходил, либо вылетал в окно с её второго этажа. Дело было ещё и в том, что она относилась к той породе женщин, которой никогда не везёт на мужиках. Лично я убеждён, что есть такая порода. И дело тут совсем не в женщине и не в круг её общения и даже не в месте знакомств. Просто её очень везёт, и где бы она не познакомилась, она обязательно притянет к себе какого ни будь отрицательного элемента. Он непременно понравится ей, она ему, но сразу становится понятно, что хороших отношений им не видать как своих ушей.

Очередной кризис в отношениях с неким частным предпринимателем, случился при новых для меня и неё обстоятельствах. Распахнув дверь, я сразу понял в чём дело. Она стояла на пороге едва сдерживания рыдания, ища жилетку Светы, в которую она уже привыкла плакаться, а жилетки не было. Света уже как два дня улетела в недельную командировку на какой-то семинар. Сына Серёжку определили к бабушке, так как варить, забирать и водить ребёнка в садик, я просто не успевал.

Вошедшая было Оля вдруг словно всё поняла.
- Уже улетела? - упавшим тоном спросила она.
< - Два назад, - осторожно ответил я.

И тут произошло то, чего я больше всего боялся. Оля осела прямо в коридоре и тихо заплакала. Тихо и безутешно, словно от большого горя.
- Оленька, Оля, ну не надо, не надо, - увещевал её я, поднимая с пола и помогая раздеться. Но остановиться она не могла.

Слёзы текли в три ручья, хотя обычно всё ограничивалось лишь несколькими слезинками. Теперь же её было не унять. И тут я понял в чём дело. Вспомнился её Юра, на которого она всё не могла нарадоваться и прожили вместе почти полтора года. Неслыханное для Оли дело. Юра вспомнился мне человеком приятным и не лишённым некоего природного обаяния. Похоже за то время, что они провели вместе, она успела крепко привязаться к нему. Усадив подругу в комнате, я нажал кнопку пульта и выключил телевизор. Оля по прежнему плакала, сидя рядом со мной. Я как мог успокаивал её, и ей вскоре действительно полегчало. Оля заговорила, то и дело прерывая свой монолог всхлипами.
- Всё было хорошо. Можно сказать жили душа в душу, ну бывали конечно нет нет... разногласия. Но всё было нормально. А тут, дёрнуло дуру, пока Юра был в душе, полезло в его телефон эсэмэски посмотрела... А там...

Оля снова заплакала, и я не выдержал прижал её к себе.
- А там... сообщения, да ладно бы от одной, ещё от двух. Сразу от дву-у-ух - чуть ли не взвыла она, - от двух дур и от меня от третьей. Он вышел, я к нему, а он мне в ответ, извини мол, но по другому я не могу. Мне легче с тобой расстаться чем свою жизнь из-за тебя менять. Я даже растерялась... но потом ему на дверь указала. Он ничего не сказал. Оделся, собрался, вызвал такси и ушёл. Ушё-ё-ёл.

Оля снова заплакала. Я отстранил её от себя, подошёл к шкафчику, налил рюмку коньяка. Первую Оля дёрнула, даже не поняв что пьёт. На второй лишь слегка поморщилась. Сам не зная зачем, одну опрокинул и я. Когда я оказался рядом, она прильнула ко мне, шмыгая носом и тихо проливая слёзы своей несчастной любви.
- Почему не могу встретить нормального мужика, - тихо заговорила она, - не знаю. Вот встретила же тебя Света. А почему не могу я... судьба видно такая.
- Да ладно, поди тоже тебе жалуется на меня, - попытался отмахнуться я, - знаю, что я далеко не идеал.
Оля на миг подняла глаза.
- Да она так, может из солидарности. А может просто жиру бесится. В общем, пустячное всё.

Тяжело вздохнув, она прижалась ко мне всем телом, едва заметно затрепетав. Её пальцы беспокойно заходили по моей спине. На миг я даже ошалел, как то весь напрягся. Но всё это было ещё ничего, можно было списать на нервы и алкоголь, если бы не осторожный поцелуй в шею. Меня словно током пронзило. Я хотел было отшатнуться, но не смог. Всё то, что я когда-то сдерживал, проснулось во мне. И понял, вот она, передо мной, та о которой я грезил когда-то, и будет глупо, очень глупо, если я откажусь. С другой же стороны, я понимал что отказаться просто не могу.

Целуя мокрое от слёз лицо, я жадно просунул руку под лёгкую футболочку, ощущая приятную, нежную плоть грудей, отделяемую от моих ладоней, лишь тонкой материей бюстгальтера. А дальше, мы наверное напоминали двух молодых животных. Расстегнув свою домашнею рубашку, я отшвырнул её, задрал кофточку, быстро избавился от лифчика. Мои губы сомкнулись на тёмных сосках Оли. Девушка изогнулась, соски моментально твередели. Её рука тем временем быстро справилась с пуговицей моих джинсов, расстегнула молнию ширинки и жадно ухватила член. Чувствуя чудовищное возбуждение, я сместился ниже стянув её узкие брюки. Я буквально пьянел от вида этого пышного тела, оно будоражило моё сознание, заставляло кипеть в жилах кровь.

Сдерживая возбуждение, что надвигалось подобно лавине, я прильнул к её шикарному телу, наши уста сомкнулись. Оля целовалась жадно, словно русалка, что высасывает поцелуем жизнь. Но я был лишь рад. Обхватив меня сзади ногами, Оля согнула их в коленях, прижимая к себе. Сквозь тонкую ткань её чёрных трусиков, я ощущал горячее лоно, властно зовущее меня. Не в силах тратить время на то, что бы снять с неё трусики, я просто сдвинул их в сторону и медленно вошёл. Влагалище было горячим, просто раскалённым, я даже удивился как ей это удалось. Моей жене требовалось много ласк, прежде чем выделялось достаточное количество смазки. Тут же я вошёл свободно. Оля застонала и скрестив ноги за моей спиной, заставила войти до самого конца. Прижав её к себе, я задвигался, сначала медленно, потом всё быстрее. Через некоторое время, чувствуя что я вот-вот кончу, он выскользнула из-под меня.
- Давай сзади, - прошептала она.

Развернувшись и встав раком, она услужливо подставило своё горячее лоно. Вставив член в её разработанный вход, я снова вогнал член до самого конца. Но Оле этого было словно мало, и она дернулась мне на встречу. Схватив её за бёдра, я задвигался вперёд, наращивая темп. То и дело возникло желание потрогать её тяжёлую грудь и не мог сдержаться. Останавливался, нагибался вперёд и щупал эти чудесные, тяжёлые груди с набухшими сосками. Оля довольно урчала, выгибалась всем телом, пыталась двигаться мне на встречу. Через пять минут такого секса, я бурно кончил, едва успев вытащить член.

Ушла подруга, лишь утром. Мы оба не знали, что с нами было в тот день. Мы оба были в шоке от произошедшего и утром молчали, словно наши уста сковала немота. Оля ушла и пропала до самого приезда моей жены. Они часто разговаривали по телефону, но приходить Оля перестала. Лишь когда прошло почти два месяца, она снова стала появляться у нас. Мы общались как прежде, стараясь ничем не выдать себя. И постепенно безумие забылось. Затушевалось, отошло на задний план. Но я всё же иногда вспоминаю о том случае и по глазам Оли вижу то же самое - она помнит. Лишь Света живёт в счастливом неведении. Порою я испытываю угрызения совести, порою даже хочется рассказать обо всём жене. Но постепенно, я пришёл к выводу, что лучше от этого никому не станет. Того же мнения, похоже придерживается и Оля. Постепенно всё встало на свои места и жизнь пошла обычным чередом.