Асиенда сеньора Мендозы > --- > Московская зарисовка

Московская зарисовка


14 ноября 2007. Разместил: Babay
Надо ехать на работу. Вернее даже так, сегодня работа начнется с важной встречи. И выбора, как совместить несовместимое, практически нет. Половину своего пути еду на метро, далее пересаживаюсь в машину и степенно буду на встрече.

Мнусь возле зеркала. Надо что то одеть такое, чтобы комфортно чувствовать и не страдать переживаниями за то, что найдется козел или козлиха и обязательно наступит на ногу.

И вот уже с портфельчиком несусь к заметному входу.

Поставить нужно памятник тому, кто придумал этот вид транспорта и закопать живьем, кто этой системой сейчас управляет. - Интересно, а Гаин сам то хоть недавно ездил в этом кошмаре?

Прочол в газете, что членам московского правительства были закуплены ауди, восьмерки. Ну, типа бюджетные деньги удачно потратили. С одной стороны престиж, с другой стороны – экономия на обслуживании. С первым согласен, второе – крайне сомнительно.
- Ну не разумеет сытый голодного! Все эти мысли, как тараканы, лезут в мою голову.

О! Надо спускаться. - Так. Газеты не нужны! Идем далее.

Свободной рукой шарю в кармане брюк. Полтинник! Хватит на два проезда. Больше не нужно.- Вы последний? Кивок угрюмой гримасы. Смотрю в окно кассы, тетка, как Ленин вечно живой. Не торопится. Медленно берет деньги, медленно пересчитывает, смотрит на купюру, операции с билетом, сдача. Все в лотке окна. Очередь медленно двигается. – Два! Чтоо? Два проезда, пожалуйста! – Вот еще и глухая!

Иду к турникету, народ как в пятом году прошлого, берет штурмом. Снова я последний. Сзади выстраиваица толпа желающих. Некоторые мечутся в поисках быстрой халявы.
Бездушный автомат сглотнул билет, ворота ада открылись. Велком! Кто останется живым или целым – Вам повезло! Я бы эту надпись повесил над каждым входом в Мэ!

Снова последний. Ну что за народ? Экстремалы впереди. Полшага и на шпалы. Не мудрено, что некоторые падают. Со смертельным исходом.

Шумно подъехал очередной состав. Понеслось. Главное – не дать себя в обиду. Хотя с бабушками и дедами это не пройдет. Внесло или внесли. Ровно столько, что заняты все сидячие места и стоят те, кому надо ехать и нет времени ждать. Отошел в сторону.
– Осторожно! Двери закрываюца! Следующая станция…

Ну что за народ? Одеты так, как на похороны. Во всем черном или темном. Рожи – ощущение, что несколько дней подряд вместе пили и не спали. Угрюмые и не живые!
- Ну что ты на меня пялишся? Понравился мой галстук или узел? Сам долго учился завязывать.
Вижу взгляд какого то комивояджера на себе. Пялица, чорт!

- Станция …! Вваливает народ. Новая партия. Сумасшествие. – Что Вы сказали? Ах, да! Ничего страшного! Прижимаюсь спиной к стеклу двери. Пенсионер, как футболист, двинул по ступне. Не очень больно, но сквозь любезную гримасу сдержался, чтобы не дать в табло! Сука!
О! Увидел! Ничего такая, киса! Пальтишко видно дорогое, хороший макияж. Держись, держись крепче, детка! Поезд ведет сумасшедший водитель.

Руки немного онемели, но было приятно. Пяточки этой бестии впились мне где то в районе лопаток. Я чумел от этой позы и этой страсти. Движения были резки. И до конца. У нее уже закончились силы, чтобы кричать. И держаться. Влажная спина. Белые кудри тяжестью висели к полу. Лица не вижу, могу только представить выражение. Еще толчки! - Ухх! Как хорошо. Руки держали ее за талию, а моя «победа» своими тонкими ручками пыталась удержаться за спинку кровати. Животная конструкция из двух тел. Одно долбит и насаживает, другое держится, за страсть. – Красивая спина! Еще понравились соски. Крупные, как сливы. И по цвету очень близко. Облизывал их долго. Держала прелести, закусив свои сочные губки. Глазки. Они боялись увидеть оргазм. Внутри нее пожар, который сожжет сначала мой член, а потом и меня. Закидываю голову, закрываю глаза и чувствую зарождение огромного удовольствия. В точке между нами, уже ближе ко мне, несется и сейчас …
Сейчас…Накрыло. Сладость удовольствия вперемежку с рывком моего таза и рыком из горла, изливаюсь. Ее всхлип и конвульсии начинают меня возвращать в комнату. Силы начинают покидать. Она спускается на пол, вернее соскальзывает с члена, руки подламываются.
Смотрю на презик. Фиерия! Белое в красном. Кончик провис под тяжестью.

- Уважаемые пассажиры! Уступайте место инвалидам, пожилым людям и пассажирам с детьми!..
Вернулся в жаркое дерьмо. Попутчица все так же своими ручками, к верху и держится за поручень. Белые кудри красиво лежали на воротнике ее пальто. Глазками нет-нет, да смотрит в мою сторону. И мне она очень понравилась. Судя по выпуклостям спереди – отменные груди. Поласкать бы их, да почувствовать своей головкой жаркую ее… полость…

Так. Пора пробираться. Скоро моя станция. – Простите! Вы через одну будете выходить? Начинаю просачиваться. Толчок в бок. Поворачиваю голову. Бля! В метро половина шизиков! Лет 40, видно - было все плохо и где оно, женское счастье? – Женщина! Вы бы не хамили!- В ответ поток брани. Ну точно, шиза давно накрыла.

Уцепился свободной рукой. Немного осталось.
Вроде ничего не забыл вчера взять.
Это должны будут сделать…-Так! (думаю) Пакет подготовлен.

Сознание выхватывает взгляд карих глаз. Улыбаюсь в ответ милому созданию. Никто не посмеет возразить, что русские женщины самые красивые и сексуальные в мире! Девушка смущена. Я стою, вернее, навис над ней. Какие губки! Хотя с помадой немного не угадала. Обожаю я женский маникюр. Ухоженные ногти! - Эммм.- Замычал про себя.

Трудно было сдерживаться. – Ну и что там, у нас!- Пальчики в замысловатом танце побежали вдоль строчки ширинки. Мысль и желания были в едином порыве. Быстрее бы достала член!
Она присела на корточки. Приятная теплота ее ладошки накрыла залупу. - Блиииин! Как мне приятно! Какой кайф!

- Вот ты мой, красафчик! – меня эта фраза приятно задела. Мое мужское. Брючной ремень висел, брюки были расстегнуты. Я вжался в стенку своих ожиданий. Как дуновение ветерка легкий поцелуй в самый-самый кончик! Кровь побежала заполнять пустоты туда, где сейчас была любовь и нежность губ. Бери эту красоту и пользуйся, милая!
И вот он уже в ней, ротик заполненный или ротик на нем. Губки, да на помаде! Начинаю шевелится, двигаться. Руки то положу ей на макушку, то на плечи. Ссссс! Ммммм! Какой у нее язычок! Прелестный работяга! Член становится багровым цветом. Я не борюсь с нирваной. Отдаю не только свое драгоценное, но и всего себя…

Еле удерживаюсь от толчка. - Нет, явно сволочь необученная за рулем этого состава!
Чувствую, что моя ладонь, удерживающая ручку портфеля, вспотела. Девушка сидела и рассматривала пуговицу моего плаща. Приятная теплота моментом вспыхнула в том месте, ровно за пуговицей.

- Станция….
Сжался. Главное, чтобы на туфли не наступили….