Асиенда сеньора Мендозы > --- > ДАЛЬНИЙ ОБЪЕКТ. СВЕТА – ОПЕРАТИВНЫЙ ОФИЦЕР

ДАЛЬНИЙ ОБЪЕКТ. СВЕТА – ОПЕРАТИВНЫЙ ОФИЦЕР


5 мая 2008. Разместил: Кэп
ДАЛЬНИЙ ОБЪЕКТ. СВЕТА – ОПЕРАТИВНЫЙ ОФИЦЕР


От автора: мне захотелось познакомить вас поближе еще с одной девушкой – Светой, которую мои товарищи прозвали «оперативным офицером» за ее обязательность и пунктуальность, хотя никаким офицером она никогда не была. Поэтому перескакиваем через «Юльку 2».
Пришлось все сильно сократить, а что-то передать иносказательно. Букаф много.



«Жена адмирала, когда муж в походе, может вести себя как последняя портовая шлюха. Но она никогда не потерпит нарушения этикета.»
/Соболев. Капитальный ремонт/



В моем сне я стоял на залитой восходящим солнцем равнине. За моей спиной была дельта Волги. Ближние ее самые правые рукава. Раннее утро. Сверкают капли воды на белоснежных цветках лотоса, в зарослях тростника бурлит жизнь. Уже вовсю шумят чайки и пеликаны. В воде плещется рыба – древние осетры, которые освоили эти воды задолго до тех времен когда Мир населили динозавры. Огромный сом подплыл вплотную к камышам в надежде подкараулить жабу побольше и пожирнее. Где-то рядом с ним притаился камышовый кот, ждет вальдшнепа или утку. А недалеко от него затих обнаженный по пояс сухощавый смуглый бродник – черный хазар. Этот наблюдает за мной и моей спутницей.
Мы подплыли к Итилю – несколько тысяч руссов и варягов со Святославом во главе – с севера, откуда нас никто не ждал, ночью, на небольших ладьях. Бесшумно десантировались недалеко от спящего глубоким предутренним сном богатого и сказочного города, разделились на два отряда. Один ударил по казармам наемников-мусульман, быстро отправив их всех прямиком к Аллаху. Многие из этих прославленных воинов так и не успели понять откуда пришла смерть. Второй отряд яростной волной прошел через роскошные кварталы хозяев этих мест и всех земель от Днестра до Яика и от горных хребтов Кавказа до северных кочевий восточных болгар – еврейских купцов-рахдонитов. Впереди шли берсерки с остекленевшими глазами и зверским оскалом. Вырезали всех мужчин без разбора, включая слуг и рабов. Оба отряда встретились у стен дворца кагана. Там была паника – можно было и не доставать мечи из ножен. За четыре часа атаки произошла смена эпох. И почти без потерь.
Но надо было спешить. Уже запылали дома и синагоги. Итиль навсегда исчезал с лика Земли. Через несколько часов в город войдут отряды мародеров-бродников – эти уже не пощадят ни женщин ни детей так велика их ненависть к иудеям, которые считали своих подданных существами одного уровня с ослом или верблюдом, а то и свиньей. Надо было снять сливки – забрать золото и самых красивых женщин, затем оседлать лучших во всей ойкумене коней перебитых наемников, и отправиться штурмовать Саркел.
Но я не пошел дальше со Святославом. У меня было особое поручение. Я стоял на железнодорожной платформе маленького вокзала и ждал поезда на Москву.
В моих снах миры и времена часто перемешаны.
В мое плечо уткнулась мордашкой стройная девушка с роскошными волосами. Она увязалась за мной когда мы уже выходили из города. Очевидно близкие погибли. Никто из бойцов не взял ее с собой, наверное пряталась пока не осознала что оставаться в городе означало подвергнуться издевательствам и неминуемо погибнуть в муках. Я взял ее лицо в ладони. Очень красивое. Не плачет. В глазах ужас и надежда. Надежда, что может быть этот воин возьмет ее с собой в далекую и странную Русь и не станет ее сильно унижать, а может быть даже будет относится к ней по-доброму. Однако я точно знал что взять ее с собой не смогу. Я погладил ее по великолепным почти черным волосам с отливом темного янтаря. Темное пиво, подумал я. Кожа ее тоже была слегка янтарного оттенка, очень гладкая и как бы светилась из нутри. Красивый рот юной хазарки, как я успел заметить, был всегда слегка приоткрыт. Губы почти никогда не смыкались плотно. Я хотел поцеловать эти губы … но не успел.
Подошел поезд Астрахань-Москва. Двери моего вагона распахнулись. Знакомый проводник. Ба-а-а, Роберт.
- Тебе идет эта униформа.
Роберт повернул лицо под таким углом что линзы очков в тонкой золотой оправе забликовали в солнечных лучах и я не мог видеть его глаза – его и без того скупые эмоции стали мне и вовсе недоступны. Роберт мастерски умел скрывать свои эмоции, никогда нельзя угадать или он тебе несказанно рад, или ненавидит так что хочет пристрелить на месте. Сейчас уже мало кто умеет так владеть собой.
- Оставь девицу и заходи в вагон.
Я подчинился скрипя зубами. Отстранил девушку, которая тут же рухнула на перрон без чувств. В зарослях тростника пришла в движение тень с тонким кривым ножом в зубах.
Зайдя в тамбур оказался в другой одежде – просторной клетчатой рубашке и джинсах. Только кресты и серебряные кольца и перстень остались. Стало жалко кольчугу и меч. Но больше было жалко девушку.
- Ваш билет!
- За столько лет мог бы придумать что-нибудь поинтересней.
Негромко играло радио:
«Холмики, крестики, нолики,
Где же вы все, соколики …»
- Твой баул под сиденьем. Газета на столе. Читай внимательно.
- У нее волосы цвета темного пива!
- Что? Хочешь темного пива, сейчас пройдет официантка из ресторана с тележкой, – включил дурака Роберт, закрывая за собой дверь.
Есть ли у него сердце? Может и есть, но оно далеко спрятано.
От визгливого гудка автомобиля во дворе, я проснулся в питерской квартире.

Рядом со мной спала красивая девушка с чуть приоткрытым ртом. Это была она – девушка из сна. Только вот волосы у нее были светлые. Хотел поцеловать эти губы … но не успел. Девушка разомкнула веки и я увидел улыбающиеся глаза.
- Доброе утро, Ассоль.
- Доброе. Ты рычал во сне будто пес. А перед пробуждением что-то сказал про темное пиво. Хочешь пива?
- Ты приснилась мне. Но у тебя волосы были почти черные.
- Да? Значит это было четыре года назад. Я тогда решила побыть брюнеткой.
- Нет, это было больше тысячи лет назад.
- Ого!? Мы занимались с тобой сексом в твоем сне?
- Нет.
- Нет?
- Да, то есть нет. Я воевал, - пришлось оправдываться.
- Ну конечно, что еще может делать мужчина когда не занимается сексом и не выпивает с друзьями? Охотится или воюет.
Я стал напрягать извилину, прикидывая сколько же времени я знаком с этой чудесной женщиной. Получилось что-то около 12-ти часов.
А казалось что знаю ее уже целую вечность.
Стал вспоминать события вчерашнего вечера.


Вечер выдался свободным и я решил провести его в том самом стриптиз-клубе, где меня уже считали завсегдатаем, желанным гостем и Юлькиным ухажером. Я знал по именам почти всех танцовщиц, имел представление об их личной жизни и пристрастиях и баловал некоторых девушек маленькими презентиками. Кому-то заказывал ее любимый мартини с яблочным соком, кому-то привозил маленький пакетик элитных кофейных зерен или вкусный трюфель из московской кофейни. Юльки сегодня не будет, умотала на Родину на неделю. Наша очень тесная «дружба» постепенно заканчивалась. Сказывалась огромная разница между нами. Я возвел магическую стену через которую перестали проникать ее флюиды. Это не мешало нам сладко трахаться почти каждый раз как я приезжал в Питер, магическую стенку срывало как только обнаженное тельце этого демона в ангельском обличье оказывалось в моих объятьях, но все же я постепенно переходил из любовников в наставники. Сцены ревности и диалоги типа:
- Кэп, женись на мне.
- Я уже женат.
- Ну и что, я красивая, а твоя жена старая, разведись с ней.
- Она и сейчас даст тебе сто очков форы во всех отношениях, деточка, я уж не буду говорить тебе о других вещах, для тебя недоступных;
были явным нарушением всех договоренностей и не могли не изменить наши отношения. Ну и кроме того, у меня в тот момент завязались романтические отношения с дизайнером Ольгой, с которой мы вместе работали над интерьерами Дальнего объекта, который в тот год уже вовсю строился.
День выдался непростым. Надо бы немного выпить и отвлечься, а потом может быть решусь проехать в какой-нибудь приличный ресторан пообедать, одному правда как-то уж очень не хотелось. Да еще надо было успеть проводить своих сослуживцев.
Девять вечера. Клуб только раскачивался. Звучали разогревающие мелодии джаза. Вышла первая девушка и лениво закрутилась на шесте в полупустом зале. Официантка принесла мне двойную порцию виски, лед и колу. Глоток моей любимой «куропатки» привел меня в чувство. Еще глоток, и вот я уже расправил плечи и начал косить глазом на девочек. Жизнь налаживалась.
Да и в зале «температура» потихоньку повышалась. У шеста начала свой чувственный танец невысокая блондинка Ассоль. Или в мирУ Света. Красивая девушка и настоящий мастер эротического танца. Ни разу не видел ее в заезженных белых халатах с гротескным красным крестом и розовых чулках а-ля медсестричка или в юбках-шотландках и гетрах а-ля юная нимфоманка-школьница. Зато были весьма эротичные и продуманные костюмы с элементами разных этнических мотивов. Ну и конечно образ Ассоль – морская тема обильно сдобренная романтическими мечтами о принце. Вот кстати Света и была до этого дня от меня максимально закрыта. Я не знал почти ничего о том, что происходило с ней вне клуба. Но однозначно мы симпатизировали друг другу.
- Привет, кэп. Юльки сегодня не будет.
- Привет. Знаю.
- Среди посетителей было только двое, которые так нестандартно реагируют на мои танцы. Первый все время ржал как обкуренный. Этот стал моим мужем.
- Мужем?! Да это же почти высшая мера !!! А второй кто?
- Ты.
- Я ??? Я больше не буду. А что я сделал?
- А ты посмотри со стороны на свою рожу? Ты разглядываешь меня внимательно, как будто презентацию смотришь или бухгалтерский отчет, исправно вращаешь головой, глаза твои разбирают мое тело на атомы, а душу на … из чего там она состоит. Но хоть бы раз при этом улыбнулся.
- Уже начинаю улыбаться, - я сделал соответствующую гримасу: залыбил губы, выкатил глаза и часто-часто закивал головой, - и что ты теперь со мной сделаешь? Неужели тоже вышка?
Светка ржала.
- Подумаю. Но готова что-нибудь сделать сегодня чтобы тебя долгие годы не мучила совесть.
Намек? Ха. Это уже не намек, это заявление только что не опубликованное в прессе. Отказать сославшись на занятость в такой ситуации не по джентельменски. Хотя о чем это я? Зачем отказывать такой женщине?
- Готов передать себя в руки правосудия и полностью компенсировать государству нанесенный ущерб. Но я хочу заявить об отягчающем обстоятельстве.
- Государству? Вот уж фиг. Будешь компенсировать конкретному физлицу. Отягчающее обстоятельство если честно и у меня тоже есть.
- У тебя какое?
- Сначала ты своё раскрой.
- Надо заехать на пять минут ко мне на квартиру и спровадить вон на вокзал двух моих сослуживцев.
Светка округлила глаза, зацокала языком и закачала головой в манере частным образом практикующего доктора, который видя у тебя на лбу прыщ и понимая что это только прыщ, цокает и судорожно думает при этом как бы тебя раскрутить на серьезное длительное лечение с комплексным обследованием и продажей мешка дорогих импортных категорически вредных для здоровья лекарств.
Теперь уже ржал я.
- Спровадим, но ты попал основательно. У меня сегодня, и потом не говори что ты не слышал, критические дни.
Читатель, ты свидетель. Не я возносил планку откровений все выше и выше. Красивая стройная молодая девушка безапелляционно снимает меня сегодня. Ну а мне следовало срочно перехватывать инициативу чтобы в будущем не прятать глаза от стыда рассказывая эту историю внуку.
- Ну, меня это не очень беспокоит, - сказал я после некоторой паузы. – Тебе решать, можем отсрочить исполнение справедливого возмездия, или тебе придется впустить меня с задней стороны дворца.
Теперь ушла в раздумье Света.
- Ну что же, давай возьмем за основу второй вариант. А то лови тебя потом.
Уже давно я чувствовал на затылке жесткий недружественный взгляд. Был почти уверен что тот кто засел в соседнем закуточке не являлся мужем моей новоиспеченной дамы, хотя бы потому что она совсем без страха и трепета делала ему глазами какие-то знаки. Хотя …
Без резких движений, но быстро повернул голову ожидая обнаружить сзади широкоплечего гренадера. Но там сидела Изольда – танцовщица с татушкой в виде паутины на правом плече. Она курила и сверлила меня взглядом не успев отреагировать на мой быстрый поворот.
Повернулся обратно к Свете. Сделал вопросительный жест головой.
- Это Изольда.
- Это меня и удивляет. Если бы там сидел какой-нибудь Варфоломей, вопросов бы не возникло. А так давай отвечай, почему она меня ненавидит?
- Точно по этой же причине. Подробности потом.
- Иди скажи артдиректору что я тебя увольняю на вечер, официантке чтобы меня рассчитала и барменше чтобы вызвала такси.
- Такси не надо, у меня машина.
- Гуд.

Света вела свой Гольф не очень умело, недавно только научилась водить, надо и не надо дергала ручку коробки передач. Я показывал дорогу и думал о том, за каким хреном ей все это нужно. Тем более в критические дни. Мне было известно, что многие девушки выходят в эти дни на работу и танцуют с тампоном внутри своего тела, стараясь все же не тереться так уж сильно об клиента. Но зачем в этот день снимать мужика?
- Давно хотела познакомиться с тем кто так сильно изменил Юльку за год. Она стала другим человеком. И я знаю, что это сделал ты.
Потом она рассказала, что родилась и выросла в Питере. Хорошо училась в школе, занималась художественной гимнастикой и танцами. Больше всего боялась серого однообразия и одиночества, ждала принца. Вышла замуж за молодого капитана торгового судна с которым познакомилась в клубе. Он много рассказывал про разные страны, портовые города и корабли. Романтично ухаживал. Но вся их семейная жизнь обернулась чередой разлук. Первый год она держалась. Второй – роман с одинокой Изольдой. Муж в курсе. Сначала был очень недоволен, потом решил что это все же меньшее из зол. Днем Светлана учится в каком-то коммерческом институте на дизайнера или что-то в этом роде. Вечерами преподает танцы и аэробику у себя в ВУЗе и танцует в клубе. Не ради денег, которых ей хватает, а для того чтобы избежать одиночества. Пошел третий год ее замужества. И становится совсем плохо. У мужа начинаются приступы ревности. Он звонит и устраивает скандалы и требует чтобы она переехала жить к свекрови. Света долго отнекивалась, но сейчас согласилась и вот буквально на днях переезжает. С ужасом ждет постоянных укоризненных взглядов и расспросов «где была», «почему заявилась под утро». В душе поднимается протест. Очень захотелось дать «симметричный ответ».
- А сегодня смотрю, ты в клуб заявился и вперил в меня свои карие глазищи, которые поначалу только кажутся беспристрастными, а если приглядеться, то в уголках чертики скачут будь здоров. А Юлька в отъездах. План созрел быстро, - улыбаясь закончила она.
«Нет, девочка, не ты сегодня решаешь» - подумал я, но не произнес это в слух.

Я вошел в квартиру вместе с эффектной блондинкой. Причем внешность Светланы была настолько яркой, что красная заколка в виде розы в волосах, короткая красная курточка тонкой кожи и красные туфли на высоком каблуке смотрелись на ней великолепно. Эдакая белая Кармен. Картину дополняли короткие, чуть ниже колен, джинсики, которые открывали взору изумительные икры. Кожа у Светы была золотисто-янтарного цвета и как бы подсвечивалась изнутри. На щечках красовался легкий здоровый румянец, а рот был всегда чуть приоткрыт, был просто-таки создан для поцелуя.
Из гостиной доносился голос Петровича. Однозначно, он уже «освежился». Разговаривал по телефону со своей молодой любовницей. Разговор у них всегда проходил одинаково: 1-я короткая стадия: здравствую муси-пуси; затем 2-я достаточно длинная - крики, упреки и оскорбления, 3-я стадия которая теоретически может длиться бесконечно и уж по крайней мере всю ночь это обоюдные попытки примирения с рецидивами 2-й стадии. Судя по репликам Петровича:
- Потому что ты сука, сука, как и все бабы;
- Я сколько раз говорил тебе что не печатаю деньги, я простой Капитан 1-го ранга. Где блять я тебе найду еще пять тыщ, я блять и так всю премию пустил на твою мебель;
- Да потому что ты редкостная сука и ничего не хочешь понимать;
вторая стадия переговоров шла своим чередом. Значит ребята сидят уже … ну пол часа как минимум.
Я посмотрел на Свету. Она была ничуточки не смущена, наоборот, похоже ситуация ее даже веселила. Мы вошли в комнату.
За столом сидели два моих заместителя: Петрович, уважаемого возраста крепкий мужик с тяжелым взглядом и огромными кулачищами; и относительно молодой и гениальный Миша. На столе стояла практически пустая 0,5 бутылка Русского Стандарта и пакет томатного сока, рюмки и стаканы. Чувствуется, что ребята работали «на жидком топливе» в течение целого дня. Утро началось еще при мне с «прививки» в виде 100 – 150 грамм, а дальше шло «по мере оперативной необходимости». Эта бутылка бралась очевидно «на посашок», так, заполнить паузу, а уж основной разговор, когда ребята сядут именно спокойно «не на бегу» попить водочки, начнется в поезде. Тем не менее, Мишу уже «торкнуло». Не то что бы он был пьян, но на лице застыла глупейшая улыбка, которая вообще то и по жизни ему свойственна как «человеку дождя», но в более умеренном виде. А тут будто его еще и хорошенько приложили поленом.
- Господа, позвольте представить Светлану. Светлана, это Петрович, Михаил. Оба джентльмена естественно привстали.
Пораженный молодостью и красотой Светы, Петрович тут же положил телефонную трубку и подойдя к даме «припал» к ручке. Задержав маленькую ладошку в своей огромной произнес:
- Господи, девочка, как же тебя угораздило с таким зверем то связаться, - и глаза сентиментального Петровича увлажнились.
- Петрович, руками не трогать, она жена капитана.
Надо было собираться на вокзал. Засуетились. Мишка решил что ему необходимо испить чаю, иначе он никуда не поедет, и Светлана принялась хлопотать, каким то женским чутьем обнаруживая необходимые ингредиенты. Петрович выпучив глаза бессознательно хлопал себя по карманам, как мы говорили «в припадке». Это началось у него после одной неудачной командировке в одну из дальневосточных стран. Он тогда потерял портфель с важными документами. Думал расстреляют по возвращении, но почему-то даже не выгнали из системы.

До вокзала добирались на такси. Мы со Светой поехали провожать, нам все равно надо было потом на Невский. Петрович как самый большой сел впереди и нашел себе молчаливого но благодарного собеседника в лице таксиста. Петрович курил и жаловался на свою нелегкую жизнь, на жену, на любовницу, на дочь, которая неправильно воспитывает внучку. Само собой на службу. Мол возраст уже, шутка ли больше 30 лет в системе в различных ее проявлениях, а молодые закручивают гайки, а сами не тянут, кость не та, не то что его ровесники. А нынешний его шеф, конечно, неплохой офицер, но, и с этими словами он поворачивал голову и многозначительно смотрел на меня, пусть он помнит, что предыдущего своего начальника я изуродовал.
Мишка дремал.
А я ласкал маленькую ладошку белокурой девушки и удивлялся тому, насколько же мне приятны эти люди, и этот маленький комочек что прижался ко мне, совсем малознакомый, но в тоже время такой желанный.
На перроне произошел маленький инцидент. Пока я входил в доверие к проводнице, восхищаясь ее карьерным ростом, шутка ли такая молодая, а уже элитный поезд и элитный вагон, и просил ее если что не сердиться на коллег, мол они замечательные люди, просто много пережили, коллеги тем временем прощались с новой знакомой.
Петрович давал даме отеческие наставления и лез целоваться. Дама позволяла. Но гусар не удержался и полез ее лапать. После чего Светка зарычала, вырвалась из его объятий и влепила Петровичу кулачком по морде. После этого он окончательно к ней проникся, отдал честь и исчез в вагоне. Восхищенный Мишка произнес:
- Кэп, смотри как Светка то вписалась, даже Петровича отпиздила!!!
Сформулировано было очень правильно. Светка вписалась.

Чуть позже мы обедали в ресторане Торрес, что возле гостиницы Рояль Редиссон или в народе Редиска. Светлана была в своей тарелке и просто излучала удовольствие. Оказалось, что она была изрядно осведомлена в кулинарных вопросах. Ее отец был поваром, работал в хороших заведениях и сумел передать дочери любовь к этому искусству. Приличный стэйк, терпкое испанское вино, живая музыка в стиле латинос и латинские же танцы, которые исполняла красивая пара, изрядно взбудоражили нашу кровь. Домой решили прогуляться пешком. На Невском она еще держалась, но когда свернули на набережную Фонтанки, она стала постоянно срываться в танец не обращая внимания на редких прохожих.
- Как тебе мои коллеги?
- Отличные ребята.

Я вылез из душа в своих козЫрных полосатых семейниках. Света нашла на кухне фартучек и это было все что на ней надето. Она стояла на кухне возле кофе-машины, её спина и попа были полностью открыты моему взору. Завязка от фартука делала этот вид еще более эротичным. Босые ножки пританцовывали.
- Жена должна быть босая, беременная и на кухне, - подумал я вслух.
- Я не беременная, вот возьми я приготовила тебе энергетик, ты мне нужен живым, - она протянула мне большой бокал наполненный наполовину темной жидкостью, наполовину густой пеной.
Я попробовал.
- Пиво?
- Похоже на темное пиво, правда? Ром, кола и эспрессо. Только бокал должен быть большой, сильное пенообразование. Подожди не садись, мне не терпиться посмотреть на того, кто будет разрывать мою попу на части.
Она подошла, прижалась ко мне, провела рукой по груди. Потом присела, стащила вниз трусы и нежно взяла одной ладошкой моего наливающегося силой солдата. Залупила головку и стала внимательно рассматривать процесс преображения. Другая ладошка плавно скользила по внутренней стороне моего бедра и мошонке. На ее глазах с моим солдатом произошла окончательная метаморфоза. Света повела язычком по всей длине ствола и поцеловала головку.

Надо как-то сказать ей. Но это же равносильно пытке.

- Света, я тебя очень хочу, но сегодня мы будем спать в разных спальнях.
- Почему, кэп? – новость ее явно ошарашила.
- Твой муж в море, для меня это серьезно.
- Ты сумасшедший? – она приходила в ярость.
- Наверно.
- Импотент!!!
И я показал ей на своего вытянувшегося во весь рост гвардейца так что она даже улыбнулась.
- Кэп, ты сволочь. Почему ты сразу не сказал?
- Я не сразу узнал что твой муж моряк. Разве ты плохо провела этот вечер?
- Хорошо.
- Вот когда вы разведетесь, сообщи пожалуйста мне первому эту новость.
- Ты думаешь мы разведемся?
- Мне кажется вам осталось год, от силы два. Дай Бог чтобы я ошибался. Сделай мне чай пожалуйста, а твой чудесный напиток я выпью завтра утром.
Она напоила меня чаем, глаза были на мокром месте. Пару раз пыталась залезть мне под мышку, но я знал что если это произойдет, нахлынет волна и потом будет уже не остановиться, поэтому ласково просил ее не обнимать меня.

Я лежал распластавшись и погружался в сон.
В этом сне я встретился со Святославом на берегу Оки в земле враждебных вятичей. Здесь мы должны были построить ладьи и спуститься вниз до Волги и дальше до самых низовий до Итиля – богатого и сказочного торгового города.
Я прибыл сюда раньше основной дружины руссов и варягов для того чтобы провести переговоры с вождями вятичей.
- Что вятичи? – спросил Святослав?
- Они не будут чинить нам препятствий и не будут сообщать хазарам.
- Как тебе удалось?
- Я просто убедил их что помогать нам выгодней чем не помогать. А еще как бы между делом напомнил что твоя мать сделала с вождями древлян. Ольгу тут уважают.
Солнце уже село. Я прилег на траву на опушке леса подложив под голову кожаную сумку. Сорвал травинку и сунул ее в рот. Птичий хор в лиственных перелесках бередил душу.
Из ближайших кустов ко мне метнулась белокурая лесная фея невероятно прекрасная. Она приложила палец к своим чуть приоткрытым губам и когда убедилась, что я буду лежать тихо юркнула ко мне под плед и стала целовать мое лицо и торс. Потом аккуратно развязала пояс, и освободила моего солдата.
- Я сплю? – спросил я фею.
- Спишь, спишь, - сказала она и стала ласкать солдата.
Я надолго забыл обо всем и не чувствовал ничего. Было только ощущение блаженства. И только осознал как фея, впитав в себя мою мощь, не убежала, а забралась под плед и уснула уткнувшись в мое плечо.
Потом я провалился в какое-то небытие.


Мы сидели с Петровичем около костра на его даче в Переделкино, ели шашлычок и выпивали. Разговаривали о том о сем, ну и о женщинах естественно, куда же от них деться.
- Ну чего, как Светка то ебется классно?
- Наверно, точно то я не знаю.
Теперь настала очередь Петровича выкатить удивленные глаза.
- Ты что ее не трахнул что ли, кэп, я же видел как она об тебя попой терлась при малейшей возможности и как она на тебя смотрела?
- Не трахнул.
- Слушай, у меня есть маленькая такая проба «полный мудак». У тебя еще есть на организме место куда ее можно поставить или уже все заполнено?
- Не знаю. Петрович, у нее же мужик был в море. Какую бы ты пломбу поставил на меня если бы я ее трахнул?
Петрович надолго впал в несвойственную ему задумчивость …