Асиенда сеньора Мендозы > --- > Сашка. [Конкурс]

Сашка. [Конкурс]


5 июня 2008. Разместил: Малинка
Не забываем правила оценивания конкурсных историй

Эпизод 1. Детство.

Я маленькая девочка, лет 5-6 , точно не помню. Обычное счастливое детство, подружки, игрушки и первый неосознанный интерес к эротике, еще даже не сексу. Игры в «больничку» и «дочки-матери». У моих родителей в то время было много друзей и они часто собирались вместе, посидеть, потанцевать, побалагурить. Была среди них одна семейная пара с сыном Сашкой на 1 год старше меня. На каждую такую вечеринку они почти всегда брали его, взрослые сидели на кухне, а мы в это время были предоставлены сами себе и закрывались в моей детской. Играли, смотрели телик, болтали. Помню случай: я сижу на кровати в позе «лотоса», листаю книжку с картинками, Сашка возится рядом.
- Марин, а покажи трусики…
- Зачем?!
- Просто покажи.
Я робко приподнимаю край платья, быстро показываю и снова опускаю. Сердце ускоряет свой темп, смех взрослых слышится из-за стенки. Четко понимаю, что мы сейчас делаем что-то неправильное, запретное, но делать это очень хочется… Тихий Сашкин голос:
- А… отодвинь их.
- Сашка, ты что?!
- Марииииин!
Через пару секунд раздумий любопытство во мне побеждает, и я тянусь рукой к краю юбки. Сашка с видом исследователя наклоняется поближе, я с еще более умным видом «читаю книжку», держа ее одной рукой, вторая удерживает трусики в нужном положении. Тут хлопает дверь кухни и еще через 2 секунды открывается дверь спальни, на пороге мама. Я вся красная как помидор резко сдвигаю ноги, Сашка вскакивает с кровати резво, как мячик для пинг-понга. Кажется, мама что-то поняла… Стыдно.
Больше экспериментировать мы не решались.

Эпизод 2. Юность.

Мне 14-15 лет. С Сашкой почти не общаемся, тот случай забылся. Все мое время занято учебой, новыми подружками и вниманием со стороны мальчиков. Подозреваю, у него дела обстоят примерно так же. Здесь хочу немного отвлечься от темы. Появилась в то время в нашей семье маленькая традиция – летний отдых на берегу красивого озера, в 300 км от города. Представьте себе несколько сотен метров чистейшей воды, с одной стороны окруженной бескрайним многовековым хвойным лесом, а с другой – зеленой заповедной зоной, где был полный запрет на охоту и в чаще водились… да кто только не водился! Такого вкусного воздуха, напоенного смолой елей, ароматами грибов, трав и цветов, я не встречала больше нигде и никогда. Мужики ломились сюда с целью порыбачить, и рыба ловилась практически голыми руками! В общем, каждый год мы предвкушали поездку как минимум на 2-3 недели в этот рай. Жили в палатках, со временем обустроили кухоньку из бревен, то есть застолбили место, и каждый год останавливались именно на «своем месте». Здесь у каждой приезжей семьи было такое «свое» место, люди из года в год были одни и те же, почти родные. По вечерам, когда солнце садилось и лунная дорожка серебрила гладь озера, мы собирались на ужин, жгли маленький костерок и варили изумительную уху из пойманной утром рыбы, распевали песни под гитару, слушали тихий шепот сосен и редкое кваканье лягушек у берега…
С Сашкой мы тоже пересекались в этих поездках, но только по-дружески, без задних мыслей. А потом вдруг что-то изменилось… Тем летом нас собралось 3 семьи, моя, его и еще одна, и все вместе рванули сюда. Стояла жара, я рассекала большую часть дня в купальнике, вечером облачалась в самодельные шортики (это когда от джинсов оттяпывают большую их часть, а края получившихся шорт филигранно обдирают, чтобы появилась «бахрома», тогда это было писком моды). Шорты едва-едва прикрывали попу, ноги с шоколадным загаром выставлялись на всеобщее обозрение, и я чувствовала себя «the best»!
Здесь необходимо сказать пару слов о Сашкином папе, поверьте он того заслуживает. Это был колоритный дядечка, бабник и повеса каких свет не видывал. В трезвом состоянии он еще мог сдерживать свои порывы, а вот после пары рюмок начиналось шоу. Слушая истории о его сексуальных похождениях, взрослые ухахатывались до слез, мы, детвора, тоже тихонько посмеивались, когда удавалось краем уха услышать пару пикантностей. Особую прелесть сей товарищ находил в том, чтобы подсесть к нам, подросткам, и начинать нас сексуально просвещать. Именно от него я впервые услышала слова «куннилингус», «клитор», «оргазм» и прочее. Я краснела и бледнела, Сашка ржал как молодой жеребец, изредка поглядывая на меня как-то странно, задумчиво… Заканчивалось все тем, что его жена проходя мимо и услышав что здесь творится, выталкивала его прочь, перетянув напоследок полотенцем. Он хохотал, абсолютно не обижался и при первом удобном случае продолжал секс-ликбез. Я старалась не попадаться ему на глаза, так как увидев меня, он картинно закатывал глаза, стонал и жалел об ушедшей молодости, делал попытки шлепнуть меня по заду и давал понять что ХОЧЕТ меня. Мне было и приятно и стыдно одновременно.
И еще меня все больше беспокоил взгляд Сашки… В этом взгляде я вдруг почувствовала мужской интерес, желание, восхищение. Он исподволь старался дотронуться до меня, будто в шутку, но я-то знала… Как-то раз я лениво валялась у воды, солнце смолило, а мне хотелось загореть еще больше. Взрослые почти все ушли в лес, за грибами, остались я, Сашка и еще мелкая детвора. Я лежала на животе, подложив руки под голову и развязав сверху лямки купальника (чтобы не было белых полос). Тут я почувствовала, что кто-то опустился рядом, и через минуту на мою ногу легла чья-то рука:
- Не обгоришь? Смотри уже черная вся…
Кожа на ноге была очень горячая от солнца, рука была прохладная и приятная. Сашкина рука. Он немного помолчал, потом медленно двинул руку вверх по ноге. Его прикосновение было удивительно приятным… Еще через минуту я услышала треск обрываемой травинки и на моей обнаженной спине начали чертиться какие-то узоры. Я тщетно пыталась уловить их смысл, в голове был полный разброд. Он впервые прикоснулся ко мне так… Вроде бы ничего такого, но в его прикосновениях было столько эротизма, в животе у меня порхали бабочки. Он отбросил травинку и лег со мной рядом на песок, я повернулась к нему и его глаза оказались совсем близко. Эти глаза пристально изучали меня, губы слегка улыбались. Мне хотелось что-нибудь сказать, чтобы нарушить эту тишину, но голова была пуста.
- Поедем вечером на тот берег? Я лодку возьму.
- Давай…
Сашка гибко подтянулся, встал, отряхнул с ладоней песок и пошел. А я осталась лежать, с замирающим сердцем предвкушая вечер…
Вечером мы взяли лодку, предупредили взрослых и поплыли на противоположный берег. На Сашке были только шорты, и я украдкой подглядывала, как с каждым гребком перекатываются под загорелой кожей небольшие упругие мускулы. Кокетливо надвинув на глаза соломенную шляпу и опустив ноги в воду, я наблюдала за приближением берега, на котором еще ни разу не была. По рассказам родителей мы знали, что там нельзя купаться: крутой склон, много камней и ракушек, но зато можно наслаждаться дикой красотой темного леса за прибрежной полосой и пытаться вскарабкаться на скалистые возвышенности на берегу. Лодка мягко коснулась земли, Сашка помог мне спрыгнуть. После 10-ти минутного обследования окружающей обстановки, мы уселись на гладкий камень и уставились вдаль. Тишина и немного жутко, оттого что мы здесь совсем одни, а за спиной шумит заповедник, а там как-никак звери. Я вскочила с камня:
- Поплыли назад!
- Почему?
- Жутко тут как-то…
- Глупая…
Сашка встал и оказался почти прижатым ко мне. Секунду его глаза изучали меня, потом он деловито снял с моей головы шляпку и поцеловал… Это был очень нежный, осторожный поцелуй. Поняв, что я не буду сопротивляться, он активно пустил в ход язык, пробуя на вкус мои губы и проталкивая его вглубь. У меня дико закружилась голова, до этого я целовалась всего пару раз, да и то неумело, по-детски. Сашка же действовал, как умудренный опытом взрослый мужчина. В один миг в голове пронеслись все слова его отца и то, что наверное Сашка опытен во многом благодаря папе. Интересно, а что он еще умеет?...
Мы целовались минуты 2, потом он надел на меня шляпу и протянул руку, приглашая в лодку. Я еле держалась на ногах… И была уверена, что продолжение следует.
Вечером взрослые традиционно уселись у костра за ужином, Сашка сидел напротив меня и поедом ел глазами. Я вовсю кокетничала и веселилась. Было уже довольно поздно и хотелось спать, поэтому я попрощалась и пошла в палатку, в надежде, что он пойдет следом… Нужно сказать, что мы и раньше, до этого необычного лета, уходили вместе, валялись в одной палатке, глядя на звезды, по-дружески болтали и травили байки. Но сейчас лежание вместе означало совсем другое.
Я лежала, глядя в ночное небо и первое время ждала его… Сашка не приходил. Я уже начала дремать, когда рядом со мной кто-то лег. Осторожно, делая вид что сплю, я приоткрыла веки и увидела очертания его лица, мне почему-то захотелось, чтобы он посчитал меня спящей.
- Мариша…
- Мариииин…
Видимо ободренный тишиной, он решил действовать. Осторожно одним пальцем прикоснулся к моему животу, очертил круг, еще один и двинулся вверх к лифу купальника. Я почувствовала, как предательски торчат мои соски и сбивается дыхание, разрушая миф о моем сонном состоянии. Сашкина рука слегка поддела чашечку лифа и легко проскользнула под нее, полностью накрыв грудь. Торчащий сосок уперся в его ладонь. Я распахнула глаза, увидела его взгляд, устремленный на меня и шепот:
- Развяжи…
И вот уже Сашкины губы опускаются вниз, обхватывают сосок и и начинают колдовать над ним, то вбирая в себя, то отпуская. Мне хочется вцепиться в его волосы и извиваться от нахлынувших ощущений. Краем уха стараюсь прислушиваться, не идет ли кто сюда, иначе труба дело. А ему как-будто все равно, его горячие губы перемещаются вверх и лихорадочно обсыпают поцелуями шею, щеки, мои губы.
- Сашка…. Сашка…. Опасно!
- К черту!
Рука тянется к трусикам и начинает ощупывать между ног, сжимать, тереть и поглаживать. Я вопреки здравому рассудку раздвигаю ноги пошире и выгибаюсь ему навстречу. «Маришка, отодвинь трусики…» почему-то молнией проносится воспоминание из детства… Но на этот раз он справляется сам, осторожно отодвигает их в сторону и начинает описывать круги пальцем вокруг клитора. Мне хочется уже не просто стонать, а орать на весь ночной лес. Ощущение внутри ширится и растет и вот-вот взорвется, кажется вместе со мной. Сашкина рука куда-то пропадает, он отползает от меня, чтобы поудобнее устроиться между моих ног и в следующий миг я чувствую влажный, горячий язык-змейку там, где только что был его палец. Он успел сделать всего пару движений вверх-вниз, как я потеряла чувство реальности и начала с облегченным стоном кончать. Что такое оргазм я знала к тому времени не понаслышке, но в первый раз я испытывала его с парнем, да еще и от куни. Мне так хотелось, чтобы и ему было хорошо, на минет я не могла отважиться, я и слово-то это только недавно узнала. Сашка с тяжелым вздохом откинулся на одеяло, а я робко, боясь сделать что-то не так, положила руку на его шорты. Там все было на мой неискушенный взгляд ого-го какое! Шорты поползли вниз вместе с плавками, и его твердый член скользнул в мою руку. Больше всего на свете я боялась, что сейчас нам помешают! В первый раз я держала в руке мужской член и не собиралась его так быстро отпускать.))) Сашка положил сверху свою руку и начал направлять мои движения, было довольно темно, я таращила глаза, пытаясь увидеть все в подробностях, но это не особо получалось. Я слышала лишь его дыхание, прерывистое, тяжелое и чувствовала, что член в моей руке становится еще тверже, буквально звенит. Через минуту я услышала Сашкин сдавленный стон и догадалась что все кончено… Помню мы потом со смехом шарили по палатке в поисках какой-нибудь тряпки, чтобы вытереться. А потом пошли купаться, и вода была как парное молоко, а лунная дорожка такой неправдоподобно реальной, кто хотелось встать на нее и пойти прямо к небу…

Через 2 дня все мы уехали домой, в город. А на следующее лето поездка к озеру сорвалась, мы переехали жить в другой город, в другую страну, больше между нами с Сашкой ничего не было…