Асиенда сеньора Мендозы > --- > Наташа. [Конкурс]

Наташа. [Конкурс]


2 сентября 2008. Разместил: Милена
Не забываем правила оценивания конкурсных историй

Я возвращаюсь домой после встречи с Наташей. На улице сыро и темно, а у меня в душе играют флейты. Я никак не расстанусь с ощущением бескрайнего удовольствия, чувственного наслаждения. Голова кружится до сих пор, тело окутано приятной усталостью. До электрички еще целый час. Я сажусь на лавочку и заново перебираю в голове события сегодняшнего вечера и далекого прошлого.

История моей бисекесуальности начинается из детства.
Была у меня тогда какая-то неосознанная тяга к девочкам, нежным, ласковым, хрупким созданиям.

Когда мне было лет десять, мы как-то остались дома с одноклассницей моей младшей сестры. Уже не вспомню, кто тогда был инициатором, но мы разделись полностью и, усевшись на кровати друг перед другом, стали исследовать наши тела. Стеснения не было – ведь мы были такими одинаковыми…
Сейчас в памяти встает картина, как она, раздвинув ножки, сидит передо мной в позе лотоса, пальчиками раскрывает губки и моему взору предстает маленькая пуговка, именуемая клитором. Я даже слегка прикасаюсь к этому чуду, очень осторожно, боясь причинить ей неудобство или боль. Потом и она делает то же самое.

Следующий момент приходится уже на возраст полового созревания. Мне было лет четырнадцать-пятнадцать, когда мы с соседкой по лестничной клетке как-то заигрались и с невинных детских игр перешли к поцелую. Она была младше меня на год. Худая и нескладная, с лицом простушки и реденькими темными волосами до плеч. Но в тот самый момент, как неумело соприкоснулись наши губы, она вдруг превратилась для меня в сказочную принцессу.

С тех самых пор мы, запираясь в комнате, играли в «ролевые» игры. Мне доставались мужские роли – вот я принц, спасающий свою невесту из заточения; вот благородный рыцарь, защищающий девушку от нападения варваров; а вот просто влюбленный вор, похищающий любимую. Едва встретившись с ней, только еще начав играть, я ощущала странное томление, бурлящее желание целовать и терзать ее, требовавшее выхода, обнимать с силой, исследовать ее тело на ощупь… Возможно оттого, что эти игры не приносили физической разрядки, желания были наполнены особой страстью. Но оставалось моральное удовлетворение, и возникала потребность в повторении.

Один раз, совершив такое похищение и потеряв голову от дикой страсти, я повалила ее на кровать, сорвала с нее фату, сделанную из кружевной накидушки, связала ее руки и легла рядом. Она сопротивлялась (больше для виду), а я, преодолевая это сопротивление, смогла дотронуться через ткань платья до ее груди, тогда еще только начавшей оформляться. Как же хотелось мне раздеть ее, долго терзать поцелуями, прижиматься к ней всем телом! Мне нравилось видеть ее покорную и нежную, лежащую передо мной на кровати, нравилось вдыхать ее запах. Голос разума тогда оказался сильнее. Переступить грань дозволенного я так и не смогла.

Лишь один раз, сильно увлекшись игрой, опьяненные обоюдным желанием, мы залезли в трусики друг к другу. Было приятно и стыдно одновременно, хотя моментально возникло желание тут же это повторить. И в то же время, мы словно проснулись. Теперь стало трудно взглянуть в глаза руг другу. Игра закончилась…

После этого случая она стала избегать встреч со мной наедине. Я так никогда и не узнала, почему она прекратила эти встречи, как сложилась ее жизнь дальше, получила ли продолжение эта история развития нашей бисексуальности. Могу говорить лишь за себя…
Когда прекратились наши встречи, я долго тосковала, вспоминая эти игры.

Воспоминание позже… Мне было чуть больше шестнадцати, когда я лежала в больнице. Рядом с моей кроватью вплотную стояла другая. Занимала ее девочка – красавица, словно сошедшая с полотна художника – огромные синие глаза, черные как вороново крыло волосы до попы, пухлые щечки и ярко-алые губы.

Как-то ночью мы шептались, рассказывая друг другу истории и анекдоты, тихо посмеивались, а чтобы нас не было слышно все ближе и ближе придвигались. И вот мы уже лежим на одной кровати, под одним одеялом в обнимку. Я шепчу ей на ухо что-то забавное, она смеется, а я целую ее в шею…
Она не оттолкнула меня сразу, даже прижалась крепче всем телом. В тот момент мне показалось, что все вокруг сверкает, что воздух будто наполняется сотнями светлячков… Естественно, что это только воображение – откуда взяться светлячкам в больничной палате…
Потом она отодвинулась, и мы разошлись по своим постелям. Я не могла уснуть, взбудораженная этими объятиями.
Повторения не случилось – теперь каждый вечер она ложилась спать, отвернувшись от меня.

Уже в институте судьба свела меня со Светкой (рассказ «Абитуриентки»). В тот раз я растерялась – впервые мне предлагалась не игра, а нечто большее. Мой предыдущий опыт говорил о том, что страсть разрушает отношения. И к этому большему я в тот момент не была готова.

Спустя несколько лет я познакомилась с другой женщиной, Светланой. Мы стали близкими подругами и поверенными в любовных делах. Это отсутствие секретов один раз привело нас в квартиру к молодому человеку, являвшемуся другом моего мужа. У него со Светланой была взаимная симпатия, обоюдный интерес, а я… в тот день просто оказалась рядом.

Мне суждено было стать свидетелем их страсти.
Лежа на диванчике на кухне я слышала скрип кровати в комнате, биение тел друг о друга, стоны… и бешеный стук собственного сердца. Кровь пульсировала в висках… Где-то рядом со мной, двое людей занимались сексом. Ни о каком сне не могло быть и речи…
Из ванной Светлана пришла ко мне. Я отодвинулась к стенке, уступая ей место на узком диване. От нее пахло сексом, от меня желанием, ее тело было влажным от воды, мое от выступившего пота. Мы обнялись без слов, смешивая запахи.

Поборов свое смущение я попросила: «Можно я тебя поласкаю?» В тот момент так хотелось прикоснуться к их страсти, остывающей на ее теле.
Она была не против. Я осторожно ласкала ее грудь, пальцами, языком, дурея от вдруг нахлынувшей нежности и дерзкого возбуждения. Осмелев, спустилась вниз по ее животику…

Я совсем не знала, что и как нужно делать… Только чувствовала запах, острый, резкий, бьющий в ноздри, пьянящий аромат, настолько отличный от мужского, что хотелось выпить его, заполнив им легкие. С осторожностью и благоговением я в первый раз провела языком между ее губок. Вкус оказался чуть кисловатым, приятным и мягким. Потом уже разведя губки пальчиками, придерживая их, я лизала ее клитор… У меня кружилась голова, словно опьяненная вином.

Не знаю, сколько прошло времени, минута или десять, когда Светлана позвала меня… «Ты неправильно это делаешь, дай я покажу…»
Теперь уже я лежала на спине с раскинутыми в стороны ногами, а язык Светланы просто сводил меня с ума. Словно закатным маревом, меня накрыло оргазмом.
Возвращаясь как из забытья, я видела, как Светлана ласкает себя пальцами, доводя до яростного стона.
Несмотря на полученное удовольствие, было какое-то разочарование, оттого, что не смогла, не почувствовала, что нужно ей… Утешила себя мыслью, что она уже до меня получила свою дозу удовольствия.
Потом мы уснули так и не одевшись, обнимая друг друга.

Впоследствии мы больше не говорили об этом. На мой вопросительный и многозначительный взгляд она отвечала отрицательным покачиванием головы.

С тех пор это стало моим секретом, тайным желанием, несбыточной мечтой, болезненным наваждением. Я грезила о женщине рядом. В свои фантазии я приглашала девушек… Так ярко в тот момент вспоминались игры с моей соседкой. И, иногда, стесняясь собственных мыслей, собственных чувств, я представляла себя мужчиной. А потом думала о своей ненормальности. Фантазии казались постыдными. Кляня себя за собственную неудержимую тягу к женщинам, я надолго закрыла себе доступ к собственным извращенным мыслям, чтобы спустя время вновь достать запретный плод.

Надолго я забыла о собственной страсти к женщинам, пока один мой любовник во время секса не поведал мне свою историю о том, что есть у него две подружки, которые всегда приходят вместе, чтобы заняться сексом втроем и при этом не только доставляют удовольствие ему, но и друг другу.

Я реабилитировала свои фантазии. С одним только изменением – мне не нужно было больше представлять себя мужчиной. Я была Женщиной с Женщиной. И я желала ЕЕ.
Только боязнь раскрыть себя, свою бисексуальность для других, мешала мне в обычной жизни найти такую же женщину.

И именно с этой целью я поместила анкету на сайт знакомств.
Несколько дней тишины. За эти дни я перемерила на себя все роли. Я хотела быть универсальной в этом странном союзе. И твердо решила добиться своей цели.

Значок сообщений мигает красным: «Вам письмо». От девушки с непонятным и интересным ником.

- Привет, в отпуск собираешься?
- Привет, к сожалению, уже отгуляла…
- Жаль, я подругу ищу для поездки к морю.
- А, может быть, просто встретимся?

Вопреки всем моим опасениям, она тут же соглашается! Какой танец мне станцевать, читая это известие на мониторе? Руки дрожат от нетерпения…
Я отсылаю ей свое фото и прошу ее в ответ. Она отвечает, что удалила все свои фотографии. Я молчу, не отказываюсь, а просто размышляю. Есть опасение, что увижу какого-нибудь крокодила или давно не смотревшуюся в зеркало тетку. Есть, но я могу и ошибаться.
Все мои раздумья занимают не больше пятнадцати минут, я согласна встретиться сегодня даже без фото. Тут же получаю в ответ адрес и телефон, и похвалу за готовность к риску.

Мне не впервой рисковать… Утешаю себя тем, что обычно неприятности чувствую за версту, что в любой момент смогу развернуться и уйти, что встречаться нам придется все равно не в квартире, а на улице. Но все равно, по дороге к ней я трясусь как девственница от смеси страха и возбуждения.

Подъезжая на такси к дому, вижу Ее, выделив из нескольких, идущих навстречу людей.
Моя, моя, моя… Я не только не разочарована, но и очарована! Хоть и не совпало мое представление о ней с увиденным образом, но она мне очень нравится. Передо мной приятная, симпатичная женщина с креативной прической, немного выше меня ростом, с улыбающимися глазами, не прячущими прыгающих чертиков, немного полноватая, с большой грудью, туго обтянутой сарафаном. Мужчины простите – я моментально ныряю взглядом в ее декольте… Шок – это по-нашему! Первые минуты я просто заикаюсь, все еще трясусь… До первого шага в квартиру…

Она, видимо, тоже волнуясь, носится с моей сумкой, не зная, куда ее пристроить, предлагает мне совсем ненужные тапочки и усаживает меня на диван в комнате.
Пока она что-то делает на кухне (пару-тройку минут, не больше), я пытаюсь осмотреться и успокоиться…
Небольшая комната с разложенным диваном и широкой кроватью, невысокий комод и 100-сантиметровая плазма на нем, платяной шкаф и сушилка для белья… Обычная съемная однокомнатная квартира в спальном районе. Плотные синие шторы закрывают солнечный свет.
Она приносит в комнату два бокала и бутылку шампанского, ставит на табурет и открывает бутылку с громким хлопком.

Ее зовут Наташа, она представляется мне, теперь глядя в глаза. Так же, глядя в глаза, я называю ей свое имя, и мы пьем за знакомство. После первого тоста, первого бокала она целует меня в губы, взяв в руки мое лицо.
Женские губы… Не тот поцелуй «приветствие-прощание», а настоящий, но не с мужчиной – с женщиной. Мягкий, внезапный, но недолгий, видимо, чтобы не спугнуть… Все равно от него уже тесно в груди…

Наташа сама ведет разговор. Очень общительная, веселая, открытая и активная. Я как-то сразу расслабляюсь в ее словах, уже не трясусь и не чувствую скованности. Иногда лишь мелькает мысль о той цели, для которой мы встретились. Мысленно я уже несколько раз ее раздела, хотя и не пытаюсь показывать вида.

Второй бокал шампанского и новый поцелуй – затяжной, нежно-сладкий, с бойким Наташиным язычком, во время которого я наконец-то чувствую, как моя грудь упирается в ее. Наташа так по-мужски опрокидывает меня на спину, не прерывая поцелуя…

А я, улучив момент, уже подбираюсь к ее груди, высвобождая из оков тесного сарафана, отодвигая тонкую ткань топа и кружево бюстгальтера.
Вот оно, мое сокровище! Впервые я сознательно могу прикоснуться к женской груди, рассмотреть ее, потрогать, поцеловать, поиграв с сосочками, зная, что это не вызовет неудовольствия, а наоборот, будет принято с воодушевлением. Меня переполняет такая безумная, вдруг нахлынувшая нежность, мой восторг настолько огромен, что я начинаю говорить – комплименты, ласковые и восторженные слова, описывая все свои ощущения.

Наши первые ласки несколько неуклюжи – я еще не преодолела стеснение, но уже чувствую, как отвечаю ей, как тянусь к ней сама. А потом мы раздеваемся и идем в постель…
Она сразу берет инициативу в свои руки, ласкает мою грудь, целует меня в губы, раздвигает рукой мои ноги…, а потом спускается вниз и я чувствую прикосновение ее языка.
Ее голова у меня между ног, она целует, лижет и посасывает, а я даже не могу сосредоточиться на этих ощущениях. В мыслях только некая досада, что все происходит слишком быстро и предощущение, что, может быть, все же мне выпадет сегодня козырной туз, что все, о чем мечтала я долгие годы, свершиться здесь и сейчас.

Она ласкает меня. Мне приятно, но не этого я жду – перед глазами она, как я успела рассмотреть ее…, ее грудь с крупными сосками и широким ореолом. Может сказать ей?
- Как тебе больше нравится, когда я лижу или сосу? – она никак не может понять меня. Сейчас скажу… Боюсь… Нет… Подожду…
- Не знаю…
- Помоги мне, покажи, как надо – я начинаю ласкать себя рукой, а она смотрит. Как я хочу ее…
- Прости, не могу, лучше иди сюда…

И вот она уже рядом, целует меня в губы – на них мой вкус и от этого кружится голова.
- Можно я?... Можно я поласкаю тебя? – она улыбается, - Ну, конечно!
Гонг! Фанфары!
Я, еще несмело, прикасаюсь пальцами к ее груди. Словно лиса, которая хочет съесть вкусненькое и боится попасться в капкан. Но капкана нет…
Ей нравится…
Прикасаюсь губами к ее груди, обвожу языком по ореолу – ягодка ее соска становится еще больше, и я беру ее в рот, перекатываю между губами, щекочу языком и слышу ее тихий стон.
Ей нравится…
Слегка втягиваю ее сосок… и тут она приподнимает рукой свою грудь и словно вкладывает мне ее в рот… Так нежно, эротично и красиво…
Ей нравится…
Я глажу рукой ее тело, нежную кожу, животик, бедра, лобок… совсем голенький, как и у меня. Опять ее тихий стон…
Ей нравится…
Раздвигаю рукой ее ноги и пальцами провожу между губок – она влажная и мягкая, словно шелковая.
Я не могу больше ждать…
И вот она передо мной. Обнаженная, доступная, с раскинутыми ногами, с приподнятой головой, наблюдающая за мной…
А я словно пловец, приготовившийся нырнуть в первый раз… Получится ли?
(Сейчас, когда пишу эти строки, сердце в груди колотиться как бешеное, возвращая воспоминания. Мне кажется, что всем и каждому слышен этот стук).

Я смотрю на нее, плавясь от нежности, от бурлящего желания. Голова словно в тумане, а в горле что-то, похожее на слезы счастья. Мне остался последний шаг… или первый шаг…
Она сама раздвигает пальцами губки… и я ныряю…

Не спрашивайте, как и что я делала – я не помню. Для меня это время сократилось до секунды, в которую я успела почувствовать ее сладкий аромат, ощутить бархатистость прикосновений на языке и губах, исследовать пальцами ее нежно-влажную глубину. Мне хватило одного вдоха до того момента, как я почувствовала… Нет, не так… Это пришло извне. Словно достав мою душу из сна, в нее вложили понимание – это был ее первый оргазм со мной.

Ее ножки сжали мою голову, тело приподнялось мне навстречу и стон, до этого тихий и неясный, стал громче, наполненный страстью и облегчением.

Она отпускала меня постепенно, а я смотрела на нее не отрываясь, наслаждаясь каждым ее движением. Лишь спустя пару минут я легла с ней рядом, немного раздосадованная, что меня прервали на самом интересном месте.

Лежу и тихонько целую ее в плечо…
Ей нравится…
Она говорит мне, как здорово было то, что я делала. Это видно по ней – глаза, прикрытые негой, еще открываются с трудом, голос слабый, но звонкий и каждое ее движение немного лениво, замедленно. Я тоже хочу рассказать ей свои впечатления, но их еще мало. Знаю, чем дополнить их, пользуюсь тем, что ей нравится…
Сейчас она лежит на спине, а мне хотелось бы видеть ее лежащей на животе. Говорю ей: «Повернись, открой свою спинку». Она переворачивается и предлагает мне сесть ей на попу.
Если бы я собиралась сделать ей массаж, то непременно последовала бы ее совету. Но я целовать ее хочу.

Мои губы неспеша спускаются с ее плеч, поцелуями пробегают между лопаток, скользя языком по линии позвоночника. Я замираю у нее на пояснице, вглядываясь в татуировку орхидеи, расположенной в уютном углублении. Провожу по ней пальцами, словно пытаясь понять рисунок это или живой цветок… Я жду… Передо мной ее попа, округлый холм, в тусклом свете отливающих жемчужной белизной. Несколько секунд я боюсь прикоснуться к ее ягодицам, боюсь даже дышать не желая спугнуть… Ведь она разрешила, ей нравится…

Я возбуждена этой вседозволенностью. Впервые в жизни мне можно делать все, что я хочу с женщиной. Более того, то, что я делаю, воспринимается с радостью, с удовольствием и благодарностью. Я едва дышу, пытаясь справиться с разбушевавшимся сердцем, норовящим выскочить из груди.

Наташа… Тихо шепчу ее имя, и, проведя руками по ее ягодицам, не выдержав, зарываюсь в них лицом. Кожа упругая, нежная и бархатистая, прохладная и гладкая. Никаких изъянов… Мой язык шкодливо исследует ложбинку между ее ягодиц… Каждый пройденный сантиметр отзывается ее стоном…

Как же она темпераментна, как хороша! Вроде бы теперь мой язык занят не ее клитором, а попкой, но стоны ничуть не тише. Я засовываю пальчики ей внутрь, чтобы чувствовать ее реакцию, бурную, похожую на ураган. Все так же продолжаю ласкать языком ее попку, чувствую пальцами, как время от времени мышцы у нее внутри начинают потихоньку сжимать их… Оказывается, именно так подбирается женский оргазм, когда плоть внутри словно набухает и увеличивается. По сути, очень похоже на физиологию мужчин…

Она выгибается навстречу моему языку и пальцам. Это совсем не те стоны, что были в первый раз, сейчас они громче и ярче, в них чувствуется страсть, накал желания, жажда. Сейчас она отдается МНЕ. Ее чувства в моей власти… Через пару минут таких ласк я слышу, чувствую, как Наташа обмякает в моих руках от очередного оргазма. Ее тело постепенно расслабляется, а мое бьет крупная дрожь. Снова все очень быстро, мне надо гораздо больше, чтобы успеть насладиться ее вкусом, ее запахом, ее желанием и страстью.

- Ни за что не поверю, что у тебя нет опыта! Это просто космос! – дыхание Наташи еще не выровнялось, глаза блестят влагой, волосы разметались по подушке. Она так красива сейчас и я снова хочу ее. Я уже безвозвратно потерялась в ее запахе, влюбилась в ощущения прикосновений к ее гладкой коже. Я счастлива оттого, что ей хорошо. Мое сердце наполнено ее восторгом.
А еще… Я кайфую от ощущения безмерной свободы, от радости обладания женским телом, от возможности нести ему удовольствие. Ощущения от ее оргазма – просто взрыв сознания и некая гордость оттого, что именно я принесла ей это блаженство.

Но нельзя изматывать ее, да и мне самой нужен тайм-аут. Мы идем на кухню обнаженные и садимся за стол друг напротив друга.
Я смотрю на нее влюбленными глазами, слушаю то, что она говорит. Она описывает свои ощущения, сравнивает их со своим опытом. Мне интересно, много ли у нее было женщин… Оказывается, больше десятка. И просто бисексуальных и лесбиянок. Опытных и не очень. Все они обладали желанием и техникой, но ни с кем она не испытывала такой бурной страсти…
Может быть это просто грубая лесть… Но мне не важно. Я сама видела ее глаза после оргазма, я слышала ее стон, чувствовала терпкость ее запаха и сладость ее влаги. Мне достаточно этого, чтобы быть удовлетворенной морально и почти физически.

Я смотрю на нее с нежностью и неприкрытым желанием. Жаль, что в комнате было темно, жаль, что не могла рассмотреть ее. Нет, жаль, что не могла нагло разглядывать ее!
Вижу, что она еще стесняется… Это так очаровательно!

Встав из-за стола, я подхожу к Наташе сзади и наклоняясь целую ее в шею. «Ммм, пойдем в постель», - она поднимается мне навстречу.

Я снова целую ее грудь, снова как завороженная спускаюсь по животику вниз… Снова жалею, что мало света и нет возможности рассмотреть ее. Зато я имею возможность вдыхать ее запах, гладить ее руками, ласкать языком, забираясь в самые потаенные места, пробовать на вкус и наслаждаться… Сейчас я не тороплюсь, пытаясь следить за своими действиями. Хочу понять, что нравится ей, но ее запах действует на меня словно наркотик, возбуждает и манит, сводит с ума…

Я действую интуитивно… Так же интуитивно понимаю, что надо слушать движения ее тела, ведь она сама прижимается к моему языку… А клитор чем-то отдаленно напоминает мужской член, и, может быть, ему понравятся те же ласки?

Наверное, я права, поскольку очень быстро чувствую, как ее тело выгибается мне навстречу, Наташа прижимает мою голову к себе рукой и с громким стоном кончает, вцепившись пальцами мне в волосы. Я закрываю глаза и жду… Словно ловлю упорхнувшую энергию… Она успокаивается, пальцы ослабили свою хватку и теперь она гладит меня по волосам. Я легонько целую ее, а она вздрагивает от этих невесомых поцелуев. Я поднимаюсь с сожалением и неохотой, ложусь рядом, обнимая ее за плечо.

«Нам пора уходить», - время пролетело незаметно.
Наташа целует меня в губы: «Как жаль, что не было удовольствия для тебя». Я тихонько смеюсь… Она мое самое большое удовольствие сегодня. Именно сегодня впервые сбылась моя мечта, вынашиваемая долгие годы… Сбылась так, как и не мечталось. Я знаю, что надолго теперь лишусь покоя, изыскивая возможность еще не один раз испытать эти новые чудные ощущения. Надеюсь, что и Наташа не откажется повторить со мной произошедшее сегодня.
Время покажет… А пока мы идем вместе к метро, обе утомленные и довольные. Пока мы говорим друг другу комплименты… Я сожалею, что через несколько минут нам придется расстаться.
Но пока я сижу в ожидании электрички, получаю от нее смс: «Целую тебя, мое сокровище»…