Асиенда сеньора Мендозы > Неформат > Связь времен (неформат)

Связь времен (неформат)


15 сентября 2008. Разместил: Болотный Крыс
Давно отгремела Великая Отечественная Война, но мы до сих пор помним всех павших. И на митингах посвященных Дню Победы мы говорим, что павшие всегда с нами, всегда среди нас.
А давайте представим, что это действительно произошло. И один из солдат далекого военного года, проспав летаргическим сном более 60 лет, попал в наше время…

Разведчик Сергей Трофимов, очнулся в какой то пещере. Отзвуков боя слышно не было. «Интересно, за кем осталась деревня? За нами или за немцами?» - подумал он. Неяркий свет проникал снаружи. Сергей осмотрел свое нехитрое хозяйство: вещмешок, две гранаты и почти полный диск в автомате.
-Живем, - вслух сказал солдат.
-Так, нужно выбраться и разведать кто в деревне, свои или фашисты?
На поверхности Трофимов осмотрелся. Деревня была метрах в пятистах прямо перед ним. Где-то разговаривало радио. Обрывки фраз долетали до солдата. Он прислушался.

…в Грозном сбит самолет федеральных войск…
…обстреляли Цхинвале из реактивных минометов…
-Неужели фашисты уже Осетию заняли, - огорченно подумал Сергей, - не могли они так далеко продвинуться.
…в Москве взорван террористами многоэтажный дом…
-Вот сволочи, вражеские террористы в столице орудуют. Но ничего, небось, наше НКВД тоже не дремлет.
… запущен Андронный Коллайдер…
Что такое Коллайдер, Трофимов не знал, но на фронте ходили слухи, что фашисты изобрели новое оружие возмездия, и вероятно это оно и было.
…канцлер Германии в Москве..
-Ну, уж нет, врете, не бывать фашистам в Москве, - скрипнув зубами, - пробормотал солдат.

И тут он сообразил, что это обыкновенная фашистская дурилка. Немцы часто подгоняли к передовой такие «радиолы на колесах» и вели пропаганду, говоря, что Москва пала, предлагали сдаваться в плен, обещая райскую жизнь. В ответ на это бойцы его развед-взвода, во главе с лейтенантом Калюжным ночью подобравшись поближе, забрасывали их гранатами.
Нащупав на поясе гранату, Трофимов хотел, поступит точно также, но подумал, что глупо умирать из-за какой то там дурилки. Вот если бы танк, или генеральский «Опель» тогда другое дело. А тут.…

И он решил не торопиться. Огородами, пробравшись в деревню, он стал прислушиваться к разговору двух седеньких старушек.
-Ой, кума, клубника то нынче дорогущая. По сто рублей за килограмм.
-И не говори, а помнишь, до войны она копейки стоила, ешь, сколько хочешь…
«До войны… Эх война, война…» - подумал Сергей.
-А в Москве то все что хошь купить можно, - меж тем продолжали старушки.
-В Москве, конечно, только дорого все.
«Ага, значит, врут немцы, стоит Москва, не сдали ее германцам» - радостно подумал Трофимов.
-Да что в Москве, вон председатель то наш, и тут неплохо живет. Продает все в три дорога, да еще и сарай дачникам сдает.
«Хорошо живет? А кто сейчас хорошо живет, только тот, кто с оккупантами сотрудничает».

В голове тут же возник план, подкрасться и уничтожить фашистского прихвостня.
В это время ничего не подозревающий председатель появился во дворе дома. Трофимов залег за одиноко стоящей поодаль белой будкой, аромат из которой был еще тот, но солдату было не привыкать. В это время в калитку постучали. Женщина с ребенком на руках поздоровалась:
-День добрый!
Хозяин что-то буркнул в ответ.
«Беженцы», подумал Сергей.
-Жилье сдадите? – спросила женщина.
-Сдадим, сдадим, - закивал председатель.
-А сколько в сутки?
-Тысяча! – отрезал хозяин.

У женщины от услышанной цены отвалилась челюсть. Хозяин, между тем, почесывая пузо под майкой не спеша, отправился в отхожее место.
«Вот сволочь, думает наши ушли, так и цены ломить можно. Но ничего, сейчас ты у меня за все ответишь, гад», - опять подумал Трофимов.
Между тем мужчина зашел в туалет, и не торопясь, закрыл за собой дверь.
Осторожно раздвинув доски, Сергей просунул в образовавшуюся щель ствол своего ППШ.
-Хозяин, кто в деревне, наши или немцы? – раздался за его спиной сдавленный шепот.

Представьте себе, что в начале 21 века, вы сидите в самом, казалось бы, безопасном месте, и вдруг вам в спину утыкается холодный ствол автомата, и какой то идиот задает такой вопрос.
-На…на…на..ши, - пролепетал разом взмокший председатель.
-А что-ж ты, сука, цены как при фашистах беженцам заламываешь? – продолжил суровым шепотом солдат.
Мужик со спущенными штанами и с криком:
-Даром, даром сдаю комнату..., выскочил из туалета.
Женщина, увидев такую картину, немного пришедшая в себя после услышанной цены, опять впала в ступор.

Разведчик, на всякий случай, сменил позицию, взобравшись на высокую березу, надежно укрывшись ветвями, продолжал наблюдение. Маскировочный халат надежно скрывал его среди листвы.
Между тем хозяин судорожно набирал номер на телефоне:
-Да, да скорей приезжайте, тут он с автоматом, - кричал он в трубку, захлебываясь слюной.
«Вот сволочь, карателям звонит», - понял солдат.
Вскоре приехал броневик с немецкими крестами на бортах. Три дюжих эсэсовца в белых маскировочных халатах, вышли из него.

«Интересно, почему у них летом маскхалаты белые, - подумал Трофимов, - видно в германской армии тоже проблемы со снабжением, раз летом вынуждены в зимнем обмундировании ходить»
Один из них, как видимо офицер, спросил:
-Ну и где он?
-Здесь, здесь, за туалетом. Говорит, мол, кто в деревне, наши или немцы. Вы его поймайте, товарищи…
Видимо последнее слово его и выдало. Офицер сделал знак солдатам, и те, скрутив руки председателю, закинули его в броневик.
Офицер, закуривая, сказал:
-Шизофрения!
Трофимов немецкого языка не знал, поэтому понял, что старший отдал приказ: «Расстрелять!»
«Так ему и надо. Собаке и смерть собачья» - обрадовался солдат.
Завывая сиреной броневик умчался по дороге.

Когда немцы уехали он решил пробираться к Москве.
-В Москву надо, стоит столица, не сдали врагу, наши там. Глядишь, там и про свой полк узнаю, - радостно шагая по дороге, думал Сергей.
Дорога, по которой он шел, напоминала танковый полигон. Ямы, рытвины, канавы встречались на каждом шагу.
-Видимо наши при отступлении взорвали, что бы немцам трудней наступать было, - вслух рассуждал Трофимов.
В полях кругом гнила брошенная сельскохозяйственная техника.
«Из строя вывели, что бы врагу не досталась»
Кое-где на полях работали люди. Правда это были в основном старики и старушки. Молодежи видно не было.
«Эх. Видно всю молодежь немец в Германию угнал», - с горечью подумал разведчик.

Между тем на окраине дороги показался ярко освещенный огнями ресторан. У входа стоял швейцар в расшитой галунами форме, и фуражке.
-Вот, гады, боевого генерала прислуживать поставили,- понял Сергей.
-Издеваются фашисты.
Трофимов тут же решил любой ценой спасти генерала.
-Подкрадусь, поменяемся одеждой, сам встану, место него, а там будь что будет, - решил разведчик.
В это время к ресторану подошла молоденькая девушка, в короткой юбочке.
-Русских не пускаем, - сурово сказал «генерал», - сегодня тут немцы гуляют.
«Эх, гады, немцы под самой Москвой веселятся, гуляют, жизни радуются. Но ничего, сейчас я последние две гранаты на них истрачу, а потом из автомата. Человек десять положу и хорошо».

Между тем девушка, протянула швейцару, какую то зеленую бумажку. Швейцар поклонился, и суетливо спрятав бумажку, открыл дверь.
-Шифровка, - смекнул солдат, - да тут видимо целая подпольная сеть действует. А я то, я то дурак, хотел гранатами их. Идиот, провалил бы подпольщиков. А девчушка то, девчушка, ребенок еще совсем, а тоже с врагом борется.

На душе у Сергея стало хорошо и светло. И он, больше не раздумывая, зашагал по направлению к Москве.
-Вишь, весь народ поднялся с врагом, от мала, до велика. Не-ет, никогда фашисты Россию не победят. Никогда! – размышлял Трофимов вслух.

…Шагая по улицам столицы, Трофимов видел, как похорошела Москва. Строгие люди в форме проверяли пропуска на ночных улицах, иногда уводя подозрительных лиц, с целью выявления немецких шпионов.
Худые изморенные подростки с зелеными лицами сидели на лавочке, куря по очереди одну сигарету на всех.
«Эх, измученные все, видать сутками от станков не отходят, с ног валятся. Все для фронта - все для Победы! И снабжение у них не очень, сигарет совсем нету».

Лица таджикской внешности таскали кирпичи, строя очередной дом.
«А вот это правильно, разбомбили, теперь пусть восстанавливают. Пленные видимо, вон почернели от работы, даже ночь заставляют работать. Ничего, не нужно было на СССР нападать. Кто с мечом к нам придет…»
Какая то сухонькая старушка, достав кошелек, считала последние копейки, шамкая беззубым ртом:
-Ой, хватит до пензии на хлебушек или нет?
От избытка чувств Трофимов схватил бабку в охапку, обнял и, порывшись в своем вещмешке, протянул ей буханку хлеба и две банки тушенки.
-Ничего бабуля, нам бы только до Берлина дойти, а там уж и заживем мы после войны…Заживем…

Обалдевшая бабка, крестила банкой тушенки удалявшуюся спину солдата.
-Христос тя спаси, видать с Чечни, контуженный.…
Над страной занимался новый день 200…года.