Асиенда сеньора Мендозы > --- > ДЕВОЧКА ВЕСНА

ДЕВОЧКА ВЕСНА


23 сентября 2008. Разместил: Болотный Крыс
Говорят, что на курорте самые плохие дни первый и последний. Первый, это когда еще никого и ничего не знаешь, и последний это когда же нужно уезжать, но – о-о-чень не хочется.

Итак, мой первый день. Про то, как я оформился и устроился, рассказывать не буду. Все курорты в чем-то похожи как братья близнецы. Первое что бросилось в глаза, это огромное количество «голодных» женщин. Именно «голодных». Они пожирали меня такими откровенными взглядами, что мне даже становилось неловко. Впрочем, выбор был достаточный. В столовой я прикинул х.й к носу, и получилось, что на одного мужчину приходится штук семь женщин. Поэтому я напустил на себя неприступный вид, и решил события не торопить.

Первое знакомство, с ней произошло именно в столовой, как бы пошло это не звучало. Столик был сервирован на четверых, и я пришедший немного раньше остальных сидел и разглядывал, дам за соседним столами. Их взгляды можно было просчитать «на раз» «Сидим, скучаем, а как насчет того, что бы вечером потра… гм, сходить в кино?»

Возраст да был разнообразен от 30 и до 90. Но меня прельщали всегда девушки моложе меня лет на 10-15, правда они не всегда отвечали взаимностью.
Официантка лениво расставляла шедевры местной кухни на стол, когда вошла она, или нет даже вот так Она, точнее ОНА!!!

Взгляд зацепился вначале за многоцветье ее блузки. Яркие, кричащие цвета, причем непонятно что пытался изобразить дизайнер такой расцветкой. На вид ей было лет 25-27, светленькая, стройная, озорная челка спадала на глаза. (Мне все время было интересно, как такие челки не мешают смотреть? Но почему-то женщины предпочитают челку элегантно отбрасывать, чем обстричь).
- Мда, Крыс, не по тебе птичка. Впрочем, почему птичка? Девочка-весна. -Вот первая ассоциация. Может быть, из-за разноцветья в одежде, может быть из-за того, что вся ее фигура излучала молодость, радость. На такую девушку смотришь, и глаза отдыхают. Хочется глядеть еще и еще. Наверно мой взгляд становился откровенно неприличным, тем более что она шла прямо к моему столу.
-П*гастите, это стол номе* двадцать два?

Я обалдел, девочка весна подошла именно к моему столу.
-Мда, - как-то невнятно проблеял я.
Ко всему прочему она еще так мило картавила. Причем этот недостаток скорее подчеркивал ее достоинства, а впрочем, почему недостаток. Скорее изюминка. Уже через несколько минут общения я перестал обращать внимание на ее картавость. Словно ручеек по камешкам бежал и журчал ласково и добро.

Я почему-то сразу вспомнил своего друга. Он тоже не выговаривал букву «Р», и я любил его подкалывать: Г*аф, а спойте мне песню Николая Ка*аченцева, «Что тебе пода*ить, чеавек мой да*агой?»
Он не обижался, только как-то виновато перебивал меня: «Кгыс, ты опять начал?»

Ах, да немного отвлекся. Итак, с этой минуты все остальные дамы этого курорта могли смело катиться к чертовой матери, они меня не интересовали.
Но голос разума настойчиво трындел: «Крыс, окститсь, она лет на 15 тебя моложе. Прикинь свой шансы в ноль целых и хрен десятых и переключись на кого нибудь лет на …цать постарше».
Но я шикнул на него и голос обиженно замолчал.
Между тем она ненавязчиво расспрашивала меня, когда я приехал, на сколько дней, был ли уже где нибудь? В общем, ни к чему не обязывающая беседа.
-Да, а как Вас зовут? – спросила вдруг она.
Я растерялся и чуть не брякнул:
-Болотный Крыс.
Впрочем, быстро соориентировавшись представился:
-Сергей Петрович.
-О, а можно я буду Вас п*осто звать Се*гей?
Тут я уже осмелел и, обнаглев окончательно, сказал:
-А можно тогда и на «ты» а не на «вы», а то я чувствую себя на работе, где все меня зовут по имени и отчеству, а я же приехал отдохнуть. ( не говорить же ей что чувствую себя стариком, рядом с этим буйством весны и молодости)
Она мило улыбнулась и прожурчала: «Хо*ошо!»

В общем, обед прошел, как любили писать в советских газетах «в непринужденной дружеской обстановки». Остальные соседи по столу не заслуживают никакого внимания, так что описывать их не считаю нужным.
Мы вместе вышли из столовой, и я проводил ее до комнаты. Уже под впечатлением от знакомства, дойдя до своей опочивальни, я сообразил, что не спросил, как ее зовут? Меня вполне устраивала эта витающая в воздухе аксиома: Девочка-весна.

Впрочем, впереди были еще долгие пятнадцать дней (а может быть и ночей) так что время было. На обеде мы уже встретились как старые знакомые. И я выяснил, что зовут ее Людмила (Людям милая) Петровна (о, отчество как у меня), была замужем, разведена, есть дочка, которую она обожает, работает где-то в конторе с название что-то типа: «Главснабсбытсливбухтрахсмехгрехпотребкооперация»
Я мучительно думал: Ну, вот кончится обед, а там и ужин подойдет, вроде пора бы уже ненавязчиво пригласить ее вечером в кафе (Ага, в постель сразу пригласи, старый пень – встрял голос разума), но разница в …цать лет стояла препятствием на пути.
Нихрена я опять не придумал. Решил что утро вечера мудренее, вернее ужин обеда.
На ужин я уже просто зашел за ней в номер, видно было, что она польщена вниманием, оказываемым мной:
-Се*гей, подождите немного, я только пе*еоденусь.
Ладно, не прогнали и то уже хорошо. Мы неторопясь шли по дорожке к столовой, разговаривая обо всем и ни о чем. И я постоянно натыкался на взгляды, встречных дам красноречиво говоривших:
-И куда это ты намылился? Не даст она тебе, не да-а-аст, вот лучше бы с нами закрутил, тут проблем не будет никаких, мы прекрасно знаем, зачем сюда приехали и зачем ты, приехал. Так что бросай эту молоденькую дурочку и переключайся на нас.
-Ну, мы еще посмотрим, даст или не даст, - так же взглядом отвечал я.
-Ну-ну, - молчаливо отвечали дамы.
И тут я уловил краем сознания, что Людмиле эти взгляды неприятны. Коротко и остро как клинком она глазами отбивала эти нападки:
-А вот хрен вам всем, это мой самец, и закатайте свои пизд…, гм губы.
Что-что, а уж эти молчаливые диалоги я научился в своей жизни читать безошибочно. Впрочем….

Я сидел за столом, допивал кофе, напротив меня сидела девочка-весна, а я мучительно думал, как забросить блесну, на сегодняшний вечер, потом осторожно подсечь и бросить распластанную рыбку-девочку в свою постель. Увы, в голове вертелось что-то похабно-развратно, что могло пригодиться в охоте на пятидесятилетних, битых жизнью барышень, но никак не для этой молодой женщины.
-Се*гей, пойдемте сегодня вече*гом погуляем?!
Я чуть кофе не подавился. Похоже, блесну бросили мне, а не я. Ну что ж, надо торопиться ее хватать.
-Конечно, Людочка, пойдемте, только мы же договорились с вами на «ты», так что пойдем, а не пойдемте.
В ответ милая улыбка, из-под прищуренных глаз и сбившейся на них челки.


Впрочем, пришел я за ней на час раньше времени, и прямо с порога заявил:
-Знаете, Люда, здесь есть бассейн, давайте сходим на часок перед прогулкой поплаваем. Обожаю плавать.
Не мог же я ей сказать, что мой доктор сказал: «Сергей Петрович, вам не помешало бы сбросить килограмм 5-10, как вы смотрите, если я вам пропишу бассейн в процедурах? Знаете ли, плавание очень быстро сжигает жир.
В общем, через 10 минут мы осторожно, как маленькие дети, держась за руки, спускались по ступенькам бассейна. Мы представляли собой довольно колоритную пару: Большой такой, Болотный Крыс, ну если и не напоминающий бегемота, то небольшого бегемотика уж точно, и она девочка-весна. Хрупкая, стройная, похожая в воде на русалку. Я плавал вокруг нее, ненавязчиво пытаясь взять ее за талию, как бы шуткой, на самом деле я преследовал определенную цель, как бы ненароком коснуться груди, ну или еще что-нибудь поаппетитнее. Если я при этом не получу по физиономии, то значит все, можно подсекать, рыбка на крючке. Наконец я осмелился, и взял ее на руки, как бы в шутку пытаясь ее утопить. При этом она схватила меня, смеясь руками за шею, и весело крикнула:
-Се*ежа, не нужно меня топить, мне еще дочку надо вы*астить.
Вокруг стоял шум и плеск, бассейн был полон. И тогда я решился, незаметно передвинул руку чуть дальше и дотронулся до ее груди.
Она поняла. Я это видел по ее глазам. Я ждал, что она вырвется, оттолкнет меня, но она почему-то этого не сделала. И тогда я понял, что все у нас будет, и эти пятнадцать ночей. Общих ночей.

С той минуты мы стали практически неразлучны. Я так ей в шутку позднее и говорил:
-Люда, мы с тобой как попугаи неразлучники. В столовой вместе, на процедуры вместе, гуляем вместе и ночью тоже вместе.
А она мило зажимала ладошкой мне рот. Руки её тоже пахли весной, цветами, радугой. Конечно, это были духи или может быть крем, но у меня этот запах ассоциируется именно с весной.
Вечером мы пошли гулять. Бродили по аллеям курорта, держась за руки. Я рассказывал тысячи анекдотом, миллионы смешных историй, да просто рассказов. В общем, старый павлин распустил хвост перед молодой павой. И пава эти брачные танцы поощряла. И тут как удар током, когда я попробовал ее приобнять в одной и пустынных аллей:
-Се*ежа, не надо.

Я обалдел. Может быть, я что-то не так понял? Неправильно просчитал ситуацию? Может быть, у нее и в мыслях не было со мной ложиться в постель, а просто погулять, как пионерам держась за ручку. Тогда мне нужно срочно делать обиженный вид, и завтра же переключаться на безкомплексных дурочек бальзаковского возраста, а иначе «пропал отдых».
-Ну что, Крыс, переходный возраст, старых еще не охота, молоденькие уже не дают? – это в ворох моих разрозненных мыслей ворвался ехидный голос разума.
Я молчал. Не отвечая ни ему, ни Людмиле.
-Ты обиделся? – виновато спросила она.
Что я мог ответить на это? Что раскатал губу, что сегодня уже буду наслаждаться этим молодым телом, целуя груди, пахнущие цветками ириса, трогать щелочку, источающую аромат весеннего ручейка, целовать бутоны едва распустившихся роз, заменяющие губы,
-Ну не дуйся, пожалуйста, понимаешь, в первый вечер это только с проститутками можно.
-Проститутки не целуются с клиентами, - буркнул я не подумав, выдавая свой богатый жизненный опыт.
Она замолчала. Над нашими головами шумели столетние сосны, звездочки осторожно выходили на ночную прогулку, горы старого Алтая смотрели на нас свысока. Жизнь не останавливалась, но она проходила в этот момент мимо меня.

Наконец мы присели на лавочку возле нашего корпуса. Помолчали. Мне было грустно.
-Знаешь, Люда, говорят что когда люди умирают, то они становятся звездами, и потом выглядывают как будто в дырочки, просверленные в занавеске неба, им же любопытно как тут живут те кто им дорог, оставшиеся на земле.
-Ты это к чему? – настороженно спросила она.
-Черт его знает, обстановка навеяла, - сказал я, - и тут же без перехода ринулся в бой (это есть наш последний и решительный бой) – Я хочу поцеловать тебя девочка-весна!!!
Она поняла, своей женской сущностью поняла, что во мне говорит мой мужской эгоизм, если я сейчас ее не поцелую, то это будет последний вечер, проведенный вместе.
-А почему весна, а не лето, например, или осень?
Я не ответил, утопая в аромате ее губ. Я ошибался, ее губы пахли не розами. Они пахли ромашкой на лугу, арбузом и еще черт знает чем, - вином из одуванчиков, как у Рея Бредбери.

Потом мы молча сидели, обнявшись, и смотрели на звезды, нам было хорошо вдвоем.
-Пойдем ко мне, - просто сказал я.
-Пойдем, - тихо ответила моя подружка.
Мой двух местный номер я занимал один. Как я уже говорил, мужчин на курорте было гораздо меньше, и мужские номера очень часто были полупустые.

Мы целовались до одурения, сидя на моей кровати. Я легко снял с не блузку и бюстгальтер, и как мальчишка, по миллиметру целуя ее молодое тело, шаловливо поставил ей засос, под грудью. Ребячество.
Однако до секса в тот вечер у нас не дошло. Тут я уже не настаивал. Маленький камушек, столкнутый сегодня с горы, завтра стронет с гор огромную лавину. Она не объяснила, но я понял. Все тот же стереотип, что в первый вечер ложатся только проститутки. Ладно, у нас впереди еще четырнадцать дней.

В три часа ночи, я провожал ее до номера. Прижав ее к колонне, я вновь впился в уже опухшие от поцелуев губы, и легонько попытался просунуть руку ей под пояс джинсов. То, что мне не позволялось потрогать в номере, вдруг разрешилось в холле курорта. Рука легко нырнула под резинку плавочек, и я почувствовал, что Люда истекает влагой.
-Зайка, но ты же хочешь сама, давай прямо здесь, никого же нет, все спят, никто не увидит.
-Не-е-е-т,- почти простонала она, не отрываясь от поцелуев.
Я еще легонько погладил ее набухшие створки, а потом решительно расстегнул ее джинсы, спустил рывком их до колен вместе сплавками. Она дернулась, думая, что сейчас я, преодолевая ее сопротивление, сделаю то, что оба мы хотим, но она ошиблась. Я просто встал на колени и припал к ее нижним губам. Тут я не ошибся, они действительно пахли весенним ручейком.
-Во, картина, а если кто из отдыхающих проснется, целует писюн у девки в холле, - подал голос мой голос разума (масло масляное).
-Да плевать мне на всех, - проорал мысленно я ему.
Поняв, что еще немного, и я не выдержу, разверну ее и вставлю ей сзади, рвущийся из моих брюк член, и тогда можно будет на дальнейших отношениях поставить огромный крест. Я резко встал с колен, и, развернувшись, пошел в свой номер, оставив ее стоять в холле со спущенными до колен джинсами. Невежливо? Да. Но, надо было доигрывать нашу игру до конца.

Утром я едва не проспал завтрак. Поднял меня звонок мобильного:
-Се*ёжа, ты идешь на завт*ак? – услышал я в трубке.
-Конечно, конечно, иду.
Позевывая, я быстро оделся, сполоснул лицо под краном и выскочил из номера. Начиналось утро нового дня, дня который должен был стать дня нас обоих чем-то большим, чем просто очередной день отдыха на курорте.
Она ждала меня возле той самой колонны, где сегодня ночью я целовал ее пещерку весеннего ручья.
-Доброе утро.
-Доб*ое.
Мы взялись за руки, и как дети не обращая внимания на осуждающие взгляды, пошли в столовую. Весь день мы провели вместе, практически не отпуская рук. Мы оба ждали вечера. Нашего вечера.
И вот он пришел. (Ах, этот вечер, лукавый маг, всегда одетый в лиловый фрак).

После ужина, я взял Люду за руку и просто повел ее в свой номер. Мы оба знали, зачем мы туда идем, мы оба хотели Этого, мы торопили Это.
Войдя в номер, я закрыл его на ключ. Впрочем, вначале я сходил в душ. Девочка-весна сидела на моей кровати, настороженно глядя на меня.
-К*овать, наве*но ск*ипит, включи, пожалуйста, телевизо*, -сказала она. Я выполнил ее просьбу. Потом поднял ее с кровати и стал целовать ее глаза, губы, нос, вдыхая запахи весеннего луга. Блузка и бюстгальтер полетели на соседнюю кровать, затем туда же проследовала ее юбка и плавки, позднее к ним присоединились мои брюки, рубашка и последняя часть моего туалета. Мы стояли друг перед другом обнаженные, как Адам и Ева в раю. Рывком, расправив постель, я положил свою девочку на спину, и стал неторопливо целовать ее от губ до коленок. Ме-е-едленно и страстно. Потихоньку зажигая огонь в этом молодом женском теле. Что касается меня, то я полыхал еще с той самой первой минуты, когда увидал ее в столовой. Она выгибалась навстречу моим поцелуям, словно угадывая, куда ляжет следующий, подставляя ту частичку своего тела. Я вновь, как и вчера прильнул губами к влажной дырочке. Аккуратно языком проводя по боковой поверхности то одной, то другой створке. Люда подалась мне навстречу, гладя меня по волосам на голове. Ну вот, и настал тот момент, который рано или поздно приходит к мужчине и женщине. Я уже пристроился у неё между ног и хотел ввести свой изголодавшийся член, но тут вновь прошелестело:
-П*езе*ватив, одень п*езе*ватив,
Презерватив был у меня наготове, но я рассчитывал, что можно обойтись и без него, но… Через 20 секунд задержки, я вновь был готов войти в свою «весну». И я вошел, легко скользнув по руслу ручейка. Люда качнулась, и сразу стала двигаться навстречу мне. Я легко приподнял ее попку, и стал помогать ей, подмахивать. Длилось это не долго. Минуту, может две. Мы кончили почти одновременно. Я так, словно в голове взорвался салют. Еще пару раз, двинув внутри ее, я хотел вынуть член, но Люда не дала. Просто прижав меня к себе. Я лежал на ней, целовал ее губы, чувствуя, как опадает член, внутри ее влагалища, не понимая, почему она не дает вынуть.

Презерватив может соскользнуть, и…
-Роди от меня ребенка? – вдруг вылепил я.
Люда сразу отстранилась, легонько столкнула меня так, что я лег рядом с ней, и уже серьезным голосом сказала:
-Знаешь, не гово*и так. Зачем мне еще один *ебенок без мужа?
Я лежал, гладил ее по животу, и как бы вслух размышлял:
-Конечно, я понимаю, что тебе нужен молодой мужчина, а не я. Но давай пофантазируем: Ты выходишь замуж, я буду твоим любовником, потому что муж с меня уже не получится, а вот любовник вполне, и в один прекрасный день….
-Знаешь, когда я буду замужем, я мужу не буду изменять. НИ-КОГ-ДА!
-Ага, конечно, все вы честные и правильные… первых два, три месяца, а потом… (это включился мой голос разума, впервые выступив на моей стороне).

Люда помолчала, и потом выдала:
-Вот ты сейчас послал инфо*мацию в космос.
-Не понял? – я даже привстал на локте.
-Ну, вот почему некото*ые люди п*итягивают несчастья? Сами же ноют, что все у них плохо. Эта негативная инфо*мация уходи во вселенную, и потом им и возв*ащается, но уже как дела и поступки.
-И что же теперь? – не понимал я.
-Ты сказал: «*оди от меня *ебенка», - смущенно улыбнулась моя девочка-весна.
-Да ну глупости все это.
-И ничего не глупости, - возразила мне Людмила.
Я встал с кровати, снял презерватив и… впрочем, куда я его выбросил, тут может каждый додумать сам. Не стоит это описывать. Телевизор между тем бормотал что-то про наводнение в Америке. Я встал на колени возле кровати, и стал вновь целовать грудь и живот моей хрупкой женщины. Постепенно я возбуждался вновь. Люда тоже была готова к повтору.
-Лю-ю-ю-дочка, а Лю-ю-ю-ю-дочка, сделай мне м-а-а-а-аленький минетик, пожа-а-а-луйста.- вкрадчивым как у кота голосом попросил я.

Честно говоря, половым гигантом я никогда не был, и второй раз кончить в девушку могу только через несколько часов, а вот в ротик….
Она понимающе посмотрела на меня, затем села на кровати, взяла свою сумочку и достала из нее косметические салфетки в упаковке. «Интимные» - успел я прочитать.
-Ложись на спину, - попросила она.
-Не-е-е-ет, я хочу стоя, - попросил я.
Люда достала одну салфетку, потом протерла ей моего встающего из небытия друга, пожила салфетку на тумбочку и попросила:
-Выключи телевизо*, я хочу в темноте.
Нашарить пульт было не долго. Диктор пискнув, обиженно умолк. В комнату упала темнота.

Нежная ручка взяла мой член, поводила немного, помогая ему подняться и, горячие губы обхватили его, как солнце утомленного путника. Я руками в темноте нашел ее ушки, и легонько держась за них, стал помогать Люде.
Сколько это длилось, не знаю, может миг, может вечность. Кто это испытывал, меня поймет. Наконец я почувствовал, что где-то в глубине меня зарождается огромный вал океана, он катится, катится, и на секунду задержавшись на самом конце моего члена, выплескивается, смывая все на своем пути. Я застонал, громко застонал, наверно так, что за стеной услышали соседи. Люда не вынимая член изо рта, подождала, пока закончатся мои подергивания, потом умело поцелуем с самого кончика слизнула последнюю капельку, и я просто рухнул на кровать. Потерянный, счастливы и опустошенный.


Говорят, что на курорте самые плохие дни первый и последний. Первый, это когда еще никого и ничего не знаешь, и последний это когда же нужно уезжать, но – о-о-чень не хочется.
Пятнадцать дней пролетели как одна секунда. За эти дни мы расставались только на 5-6 часов, что бы немного поспать. А потом мы жили друг другом, мы пили друг друга, мы наслаждались друг другом.

…. Я целовал ее заплаканные глаза стоя у вагона поезда. Я уезжал домой, а моя девочка- весна оставалась в этом городе.
-Ну что ты, Людочка, это как грипп, надо переболеть, и все пройдет.
Я был старше ее, опытнее и чего греха таить, это был не первый мой курортный роман.
-Я не смогу без тебя, я ско*о п*иеду к тебе, возьму отпуск и п*иеду.
Где-то за моей спиной всхлипывал мой голос разума, он тоже привык к этой девчонке. Я держался, стыдно плакать сорокалетнему мужику.

Вначале были телефонные звонки, потом СМС-ки, общение через Интернет и вот, наконец:
«Все вышло, как ты и говорил. Я переболела тобой, как гриппом. Спасибо тебе за все. Прощай!!!»
Я мысленно перевел в голове текст СМСки на привычное: «Все вышло как ты и гово*ил. Я пе*еболела тобой, как г*иппом. Спасибо тебе за все. П*ощай!!!»


Прощай моя девочка-весна!!!

P.S.
ДЕВОЧКА ВЕСНА


P.P.S … Роди от меня ребенка? – вдруг вылепил я….
Я послал информацию – я жду ответа!
.P.P.S No comments!!!