Асиенда сеньора Мендозы > --- > Похищение

Похищение


26 сентября 2008. Разместил: Милена
Это только игра… Я повторяю это себе как заклинание…
Но как же тяжело не поддаться панике, когда стоишь коленями на стуле, плечи вдавлены в деревянную спинку, руки привязаны к ножкам, юбка задрана открывая голую попу, а где-то рядом ОН…

- Добрый день! Речной вокзал, триста рублей. Отвезете?
- Да, устраивает. Садитесь.

Я сажусь, машина трогается. Хорошая иномарка, чистая, ухоженная. Хозяин видно не курящий, в салоне пахнет парфюмом, а не табаком. Человек за рулем – мужчина, возрастом до сорока, одет просто, но элегантно. Достаточно привлекательный и симпатичный. Лишь один звоночек недоверия прозвучал, прежде чем я села на сиденье пассажира. Что-то сквозило в его облике… Может быть, холодно-заинтересованный взгляд, которым он окинул меня, отвечая приглашением?

Мы едем… Разговариваем о какой-то ерунде. Он спрашивает, часто ли я езжу на такси, где работаю, куда еду, ждут ли меня. Второй звоночек…
Потом я замечаю, что он выбрал какой-то странный маршрут. Я хорошо знаю этот район, но улица, по которой мы движемся сейчас, мне не знакома. Я спрашиваю у него, правильно ли мы едем, и тут он останавливается у обочины…
- Минутку, что-то с колесом.
Третий звоночек.
Очень хочется сразу же отстегнуть ремень и пуститься наутек. Но на мне юбка и туфли на каблуках, если возникнет желание догнать меня, то ему это не составит труда. На улице вокруг никого, несмотря на середину дня.

Я так увлеклась своими мыслями, что не сразу заметила, как он подошел к машине с моей стороны. Открыл дверь и тут же схватил меня за руки, завел их за спину и защелкнул наручники на запястьях…
Уже не нужно звоночков-предупреждений, чтобы понять, что я попала… Попала как кур в ощип. Первое ощущение – всепоглощающий страх, который сковывает движение мыслей, не позволяя думать связно. Только бы не удариться в панику! Надо просто настроиться на его волну и понять, чего он хочет. Тогда можно будет проанализировать, составить какой-то план действий. Да… если у меня будет свобода, чтобы осуществить эти действия.

Но теперь я чувствую, как спало его напряжение. Видимо, исчезла его боязнь моего бегства. Теперь он чувствует себя хозяином ситуации. Садится за руль и откуда-то с заднего сиденья достает черный платок. Завязать мне глаза… мне уже не трудно предугадать его действия.

Мне ужасно неудобно сидеть. Пристегнутая ремнем, со скованными наручниками запястьями, завязанными глазами и широко раздвинутыми коленями… по его приказу.
Его рука блуждает по моей ноге, он задирает мне юбку, а когда я пытаюсь сдвинуть колени, то получаю легкий удар в плечо и слышу его злобное шипение: «Слушайся, останешься цела и почти невредима». Мне кажется, он улыбается, когда говорит это.

- Ты замужем?
- Да, – нет смысла врать, когда на пальце обручальное кольцо.
- Любишь, когда тебя трахают в рот? – в его голосе предвкушение и заинтересованность.
- Нет, я никогда не делаю минет, - вру, безбожно вру, но так хочется противиться этому человеку!
- Неужто? Значит, сегодня это будет впервые, - злорадные нотки в его голосе заводят меня, напрочь сметая остатки страха.
- Не боишься, что откушу что-нибудь? – провоцирую, играю… А что еще остается?
- Только попробуй, тебя ведь дома ждут. Живой.
Он прав. Пожалуй, стоит попридержать свое ехидство и включить благоразумие.
- Может, скажешь еще, что и в попу тебя никто не трахал? – сейчас взорвется от гордости быть первопроходцем.
- Никто, - опять вру. Просто надеюсь, что с девственной попой он все же будет поосторожней. Хотя, о какой осторожности можно говорить в такой ситуации!

Я отчего-то успокоилась. Ему нужен секс. Не самое страшное, что могло произойти. Не бомж с улицы, на маньяка не похож… Игра… Это всего лишь игра.

Машина останавливается. Я слышу его голос: «Сейчас я сниму наручники и повязку с глаз. Сниму с тебя трусы. Мы выйдем из машины и пойдем к подъезду. Я буду держать тебя за руку. Не вздумай пытаться убежать, все равно догоню. Но тогда будет значительно хуже».
Почему-то я ему верю.
Делаю все так, как он говорит.
Мы поднимаемся по лестнице, он сзади меня. Его рука облюбовала себе место у меня на попе. Я даже не пытаюсь возражать… его возбуждение мне на руку, все кончится быстрее.

Лишь за закрытой дверью я понимаю, что все не так просто. Это не обычный секс. Он не пытается раздеть меня, лишь прямо у порога задирает мне юбку и снова защелкивает наручники на запястьях. Достает откуда-то пояс и ведет меня в комнату к дивану. Поворачивает к нему лицом и приказывает наклониться. Снимает наручники и связывает руки поясом, перекидывает петлю за шею и притягивает. Потом настает черед ног. Щиколотки связаны так туго, что невозможно даже пошевелиться. Стоять очень трудно, малейшее нарушение равновесия и я сразу же окажусь на полу.
Связав, он оставляет меня и уходит… Он где-то в квартире, я не слышала стука входной двери… но мне от этого не легче. Он ведь может ходить не одну минуту, не замечая меня, а мышцы быстро затекают в неудобной позе… Интересно, наверное, я сейчас выгляжу…

На самом деле я и вправду напугана. Вдруг ему вздумается уйти невесть куда и благополучно забыть обо мне? Или привести сюда кучу людей и отыметь вместе или поочередно? Сейчас можно нарисовать себе кучу сценариев развития событий, один страшнее другого, поддаться панике, начать орать… правда неизвестно для чего. Чтобы засунули еще кляп в рот? Ведь вряд ли мой крик сразу достигнет чьих-то ушей, и этот кто-то немедленно побежит звонить в милицию.

Я дышу, успокаиваю себя и дышу… ОН придет, все будет в порядке. Да, я уверена, что все закончится замечательно.

Не знаю, сколько проходит времени, когда я чувствую его приближение. Мне кажется, он разглядывает меня, стоя вдалеке. Потом подходит и, обхватив руками, разворачивает к себе лицом.
- Сядь на диван и раздвинь колени!
Сесть трудно, почти невозможно, и я почти падаю. Раздвигаю колени с усилием, сантиметров на пять, больше никак не получается. Поднимаю на него виноватые глаза: «Я больше не могу».

Передо мной его член. В другой истории я бы сказала, что он великолепен. И как же мне быть? При моей любви к минету, при таком очаровательном предмете, который жаждет погрузиться в мой рот, как можно изобразить неумение?
Я честно пытаюсь. Пытаюсь, просто открыв рот, сжать губы, ничего не делать языком, ни в коем случае не сосать… Меня хватает ненадолго. Да и он, наверное, понимает мое притворство, поскольку ободряет, хоть и достаточно жестко, надавливая на голову, пытаясь проникнуть поглубже в горло. Я сдаюсь. Пусть это будет и мое удовольствие тоже. Прижимать его член языком, нежно массируя, чувствовать, как при каждом движении, он упирается мне в нёбо, как скользит по губам…

Он отрывается от меня быстро. Возможно, просто боится близкого оргазма.

Это только игра… Я повторяю это себе как заклинание…

Но как же тяжело не поддаться панике, когда стоишь коленями на стуле, плечи вдавлены в деревянную спинку до боли, руки привязаны к ножкам, юбка задрана, открывая голую попу а где-то рядом ОН…
Он принес меня на руках связанную, поставил на стул, придав композиции законченность, связав по-другому.
А опять ушел, предупредив, что на очереди моя попа…

Боюсь. Хотя бы потому, что сейчас полностью беззащитна. Я не смогу остановить его, если будет слишком больно, если что-то пойдет не так.

Он возвращается.
- Так-так, что мы тут имеем? Значит, говоришь девственная попа? – я тихонько мычу в ответ, пытаясь кивнуть, - сейчас мы это исправим. Слушай, у тебя шикарный зад! Неужели не было охотников пробурить скважину?
Я чуть мотнула головой, пытаясь изобразить отрицательный ответ.

Сейчас он массирует мою попу со смазкой... Недолго, слегка, не пытаясь проникнуть или расширить. Я наивно подумала, что этим все и закончиться, но вдруг почувствовала, что в меня упирается что-то большое, твердое и холодное. Явно не мужской член. Проникновение вызвало боль, от которой из горла вырвался крик. Я зажмурила глаза, ожидая, что может последовать удар, ведь он велел мне не орать…
Тишина…

Он остановился, а я тихо скулила, чувствуя, как утихает боль. Через несколько секунд новая попытка, снова боль, крик, тишина, боль, крик и что-то приятное. Трансформация чувств. Несколько секунд наслаждения тут же выветрили воспоминания об ушедшей боли.

Это прекратилось так же неожиданно, как и началось, крик боли, перешедший в стон наслаждения, оборвался.

Теперь он стоял передо мной, приподнимая мою голову под подбородок. Снова перед моими глазами был его член, набухший, возбужденный до предела, но жаждущий, словно умирающий без влаги моего рта. Этот член своими подрагиваниями умолял меня обласкать его, дать ему свое внимание. Я чувствовала, как оживает его кожица, соприкоснувшись с моим языком, как растет он у меня во рту, откликаясь на ласку, чтобы извергнуться вулканом, мощными толчками, чтобы пролиться горячей лавой и быть выпитым до капли…

Я почему-то заплакала, когда он отошел. Явственнее стала боль в плечах от вонзившейся в них спинки стула. Шея затекла, запястья одервенели.
- Отвяжи меня, пожалуйста, - голос сквозь слезы был тихим, но спокойным. Слезы беззвучными, а слова выглядели больше вежливой просьбой, нежели мольбой.

Он отвязал меня. Дал привести себя в порядок. Отвез, куда мне было нужно…

Это была всего лишь игра, сценария которой я не знала. Которую непременно надо повторить...