Асиенда сеньора Мендозы > --- > Учительница первая моя.

Учительница первая моя.


9 декабря 2008. Разместил: EGOIST
Учительница первая моя.
(Вспоминалось под впечатлением от бестселлера Джульетты «Познавая секс» (с)).

Пролог.

Ох, и робок я был до женского полу по юности лет! Вспомню и угораю. А было отчего - худой, близорукий, робкий – ходячий комплекс, в общем …
Первый сексуальный опыт получил в дальней командировке с коллегой по работе – она меня реально оттрахала, поставив галочку в своём списке и оставив не особо яркие впечатления, а после командировки забыла. Потом встретил такую же одинокую и брошенную как я, добился перевода в свой отдел и всё как в плохой мелодраме: познакомились поближе, напились на очередном корпоративе - проснулись в одной постели, стали жить вместе и через три года она меня бросает …
Жизнь- говно! Ну, чуть не суицид.
И тут случилось то, что изменило всю мою сексуальную жизнь…
Но, всё по порядку.

Часть 1. Благо людей в жизни. А жизнь в работе. (Лев Толстой)
Перевели меня как перспективного сотрудника из областного центра за двести вёрст, в другой город, заведовать вновь открывшимся филиалом нашей конторы. С головой в работу – нах мысли о разводе. Из персонала во всём филиале – водитель ГАЗели. С шести утра и до восьми вечера как ниггер на плантации: и машину разгрузить, и на доставку по магазинам, и заявки с магазинов собрать, и в центр передать, а потом отдых до 6 утра. С шести часов утра понедельника до обеда субботы. Сутки на пьянку в гордом одиночестве, а потом снова ДЕНЬ СУРКА!
И так месяца три, пока обрастали персоналом. Город чужой, друзей – ноль, из развлечений только провинциальные кабаки и любимая работа. Пока ездил на доставку, перезнакомился с невероятным количеством продавцов. Как говорится: на любой вкус, цвет и размер. Но зацепила только одна. ВЕРА. Сероглазая шатенка на пару лет старше меня, высокая, стройная, и при этом с грудью четвёртого размера. Бомба! Приезжаем в магазин, где она работает, разгружаем привезенный алкоголь, «привет-привет», а я с неё глаз не свожу, улыбаюсь как дурак. Хотя и без толку – в силу природной робости не знал как подступиться.
В общем, за три месяца истёр я правую руку чуть не до дыр. Чувствую – предел.
Подхожу к кладовщику:
«Константин Владимирович, а как у вас в Н-ске с развлечениями?»
«Пьянство и блядство,- улыбнулся Костя, - ну и наркота. Но ты, я вижу, не по этой части».
Костя был здоровым парнем, килограмм на 120, с огромным пивным животом (в двадцать семь лет), но пользовался, как оказалось, огромным успехом у женщин.
В общем, решил он взять надо мной своеобразное шефство. Проблему мою не понял бы разве что слепой, поэтому он поинтересовался: всё равно с кем или есть кто на примете. А я возьми, да и скажи из робости не Вера, а Света (её напарница). Костя аж присел – ей же 33 и она замужем, а я ему – всё бывает в первый раз. Подумаешь – девять лет разницы…
Он, как подобает шефу, пригласил Веру с напарницей в лучший ресторан городка. В воскресенье вечером - сразу после ревизии в их магазине. А я как хороший подшефный позвонил его жене и, пользуясь служебным положением, отмазал его на вечер.
Я рисуюсь: за девчёнками на такси, водиле денег вдвойне, дамам ручку подал при выходе.
И вот вечер, ресторан. Я весь в костюме с галстуком, парфюм от Шанель (EGOIST естественно).
Костя, как и подобает настоящему опытному ловеласу - за тамаду. Соловьём поёт – девки млеют. Ну и естественно всё внимание на него. За встречу, за знакомство, за любовь … Все пьют водку, а я, как белая ворона, коктейль с мартини. Слово за слово, гляжу я и понимаю, что как ни крути, а Вера сегодня останется с Костей.

Часть 2. Не прилагай столько усилий, всё самое лучшее случается неожиданно (Габриэль Гарсия Маркес).

- Сам дурак - вдруг еле слышно сказала Света.
- Прошу прощения,- не понял я.
- Пусти козла в огород! Он ей занимается за твой счёт, а ты, сидя со мной, с неё весь вечер глаз не сводишь…
В общем, в силу сложившихся обстоятельств, выпили мы с её подачи на брудершафт и давай за жизнь общаться. Узнали массу интересного друг о друге. В двенадцать нас скромно предупредили, что ресторан закрывается. Что поделать – провинция.
Костя, обработав предварительно Веру, предложил продолжить знакомство в ночном клубе. Была – не была. В голове лёгкий шум, после трёх месяцев воздержания – все женщины - Мерлин Монро.
Только приехали, сели, выпили – медленный танец. Костя с Верой упорхнули, ну и я решился. Света снисходительно улыбнулась и согласилась. После выпитого, робость куда-то улетучилась и я, по-хозяйски обняв её за талию и пристально смотря в её бесстыжие зелёные глаза, медленно опустил руки ей на ягодицы.
Член мой не выдержал такого экспромта и, как полагается, через несколько секунд стоял как штык, чем приятно удивил партнёршу.
Больше водки – больше танцев, дамы зажигали на танцполе, без всяких комплексов отшивая пристающих престарелых ловеласов. Я же внимательнее приглядывался к Свете: высокая, не слишком худая, с почти полным отсутствием груди и копной огненно-рыжих волос, чуть полноватые чувственные губы, блуждающая улыбка нетрезвой женщины. А выражение глаз! Удовлетворённую женщину видно по глазам …
За вечер мы несколько раз станцевали и как только мои руки опускались на её великолепный зад, мой член реагировал как положено.
В пять часов утра закрылся клуб. Света засобиралась домой, я тоже был в расстроенных чувствах, но Костя, понимая, что ему в таком случае светит супружеская постель и масса объяснений, каким-то чудом смог убедить всех продолжить у меня дома, благо контора снимала мне полуторку, а в ожидании пьяного выходного холодильник был полон алкоголя.
Кухня холостяцкой полуторки, мы со Светой сидим за столом, я наливаю, а она пьёт через затяг. Костя с Верой оккупировали подоконник и, не обращая внимания на нас, предавались радостям глубоких поцелуев.
Я, в силу своей скромности, сидел с мыслью «жизнь – говно, скорей бы все ушли», а Света, посматривая в сторону окна, снисходительно улыбалась.
Ослеплённые желанием, Костя и Вера перекочевали в ванную, после чего Света, не желавшая видимо стать косвенным свидетелем радостей жизни своей подруги, отправилась в комнату, а я поплёлся за ней. Закрыл дверь, включил музыкальный центр, поставил CD Рапсодии, после чего прилёг рядом со Светой на диван. Диван, как и положено сделанному в СССР, был довольно узок, так что лежать пришлось на боку, подперев одной рукой голову. Вторая рука в порыве неожиданной смелости блуждала по Светиному телу. Она не сопротивлялась. Может оттого, что достаточно выпила, а может оттого, что лежала в юбке ниже колен и белой вязаной кофте и без всякой надежды на хороший секс. «Почему же она не уходит? Хотя куда нахрен в полшестого утра идти да ещё одной по зимнему городу? Через пару часов нам с Костей на работу вот и разбежимся». Из ванной тем временем доносились приглушенные стоны.
(Пишу и такое чувство, будто всё это было только вчера).
- Лёша,- вывел меня из транса её голос - а, сколько у тебя было женщин?
- Видимо недостаточно для того, чтобы женщины не задавали мне такой вопрос, - глубокомысленно изрёк я, осознавая своё бедственное положение.
- А у тебя презервативы есть?- вновь услышал я повергшую меня в лёгкий шок фразу.
- Д-да, в столе,- смущённо промямлил я, вспоминая коллекцию имеющейся там резины.
Света повернулась ко мне и поцеловала… Сперва беглый поцелуй, слегка касаясь своими чувственными губами моих пересохших губ, затем ещё один, а затем я просто отдался в плен её опыта и желания…
Естественно будильник зазвенел как раз в тот момент, когда на ней осталось лишь нижнее бельё, а на мне трусы. «6 часов утра, понедельник, ППЦ » - пронеслось в мозгу.
С кухни доносился шёпот соратников по начинающемуся похмелью, а в голове был полный абзац.
- На работу можешь не выйти? - с придыханием спросила Света.
- А оно того стоит?
Её рука опустилась на мой стоящий в трусах. Уж не знаю, как она это сделала, но я буквально через пару секунд кончил и понял: сегодня я определённо на больничном!

Часть 3. День это маленькая жизнь, и прожить её надо так, будто ты должен умереть сейчас, а тебе неожиданно подарили ещё сутки (Максим Горький).

Выползли мы на кухню, я в халате, а Света в покрывале до подмышек. Настроение после оргазма – горы сверну.
- Константин Викторович, - говорю,- Вас через полчаса ожидают грузчик и машина с товаром, а я сегодня на бюллетне …
Света победно улыбается, сидя на подоконнике и куря в форточку. Костя опохмеляется и, шутливо отдав честь, идёт в комнату к телефону вызывать такси. Я иду за ним – девчёнкам надо поделиться впечатлениями, да и мне жутко интересно.
- Ну, как оно? – спрашиваю.
- Да пошёл ты, - огрызается Костя,- встояка, в ванной, да ещё у неё месячные … Абзац…
- А у меня вроде ничего …
- Поверь мне, плоские – самые зло*бучие … готовься …

- Правило первое: чистота - залог здоровья,- выпалила Света, выйдя из ванны, - бегом в душ…
Когда я вошёл в комнату, она лежала на боку, в самом выигрышном свете - спиной ко мне, и я мог в полной мере насладиться видом её роскошных ног и восхитительного зада. Провёл рукой по ягодицам, «кожа гладкая как у пятнадцатилетней девочки», попытался попасть на внутреннюю сторону бедра…
- Правило второе: никакой спешки, если это не экстремальный секс. Сделай мне массаж…
Она легла на живот, а я сел сверху и принялся, как умел, массировать её спину… Но под её чутким руководством обычный массаж превратился в прекрасную прелюдию, ведь как известно именно кожа – самая большая эрогенная зона на теле человека.
Она знала, чего хочет, руководила, а я выполнял.
Мои руки круговыми движениями, едва касаясь спины, скользят всё ниже, до ягодиц и вверх. Ныряют с боков на грудь и обратно… языком провожу вдоль позвоночника до копчика и она приподымается мне навстречу. Провожу языком полоски по ягодицам и, слегка разведя их, слегка проникаю языком в анус. Она непроизвольно дёргается и переворачивается на спину.
Я приступаю к ласкам груди. Они небольшие и, как оказалось, крайне чувствительны. Никакой спешки, никакой грубости. Круговые движения вокруг ореола соска, затем кончиком языка от основания соска до кончика, затем слегка подуть, чтобы он затвердел и вновь кончиком языка от основания до кончика. Она дрожит. Я вбираю в себя сосок и слегка посасываю. Её рука, ласкающая мой член, вдруг сжимает его, и я слышу её стон…
Моя левая рука нежно ласкает внутреннюю сторону её бедра. Всё гладко выбрито, как оказалось специально – так лучше увлажняется кожа и острее ощущения. Она подталкивает меня вниз. Я опускаюсь до её влажной киски. «Только не спеши». Я расслабленным языком провёл по одной стороне губ, затем по другой и, вставив язык в самом низу, начал лизать её. Её начала бить дрожь, она учащённо задышала, и (о, чудо!) её правая рука переместилась туда, где только что блуждал мой язык. Её большой палец как бы накрывал клитор слева, а средний скользил вверх-вниз по губкам, слегка касаясь их с разных сторон, указательный же то и дело входил внутрь, иногда задевая мой язык. Кончила она неожиданно быстро, но удивительно тихо, как бы постанывая при каждом выдохе…
Короткий перекур и мы продолжаем. Из великого множества РТИ выбраны ребристые, и она ртом надевает его на мой член.
Ощущения смешанные, но необыкновенно приятные. Она переворачивает меня на спину, чтобы лучше контролировать проникновение. Сперва входит только головка. М-М-М… Несколько минут движений вверх-вниз, затем чуть глубже и обратно… Затем до половины и обратно и снова несколько минут… Три четверти … Кажется, что член сейчас лопнет от переполняющей его крови, а пульсирует не только сердце, но и мозг… И вот наконец весь… Света превращается в наездницу и, наращивая темп, опять слегка постанывая, бессильно опускается на меня …
Член стоит – хоть ведро вешай. Света улыбается «Юность, юность» и переворачивается на живот, подкладывая подушку. Я приоткрываю её горячие влажные губки и медленно вхожу сзади. Она постанывает. Как можно медленней вперёд-назад… Шлепок по ягодице … Ещё один стон … «Прилежный ученик» … В какой-то момент от перевозбуждения я теряю контроль над собой и просто остервенело трахаю её плоть, сжимая её бедра до побелевших пальцев … Ешё, ещё, ешё-ё-ё-ё-ё-ё… Взрыв … Такое чувство, будто через мочеиспускательный канал толчками вылетает кипяток… Всё, приплыли…
И так весь день и всю следующую ночь с перерывами на кратковременный сон, алкоголь и сигареты … «Юность, юность»…

Эпилог. Не плачь, потому что это закончилось. Улыбнись, потому что это было. (Габриэль Гарсия Маркес).

Света оказалась очень чувственной женщиной и, к счастью, знающей чего хочет в сексе. Она умело превращала меня в инструмент, доставляющий ей удовольствие, а в благодарность дарила мне то, от чего я просто улетал в нирвану – гортанный минет. С ней я познал многое в первый раз…
Молодой и ненасытный юноша и опытная страстная женщина – адская смесь. Наш секс всегда был праздником. Она всегда находила повод уйти из дома в выходную неделю, а я – сбежать с работы.
Мы встречались три с небольшим года. Она изменяла мужу со мной, а я постепенно переходил на сверстниц. А потом, как и в случае, описанном Джульеттой, моя растущая сексуальность сделала своё чёрное дело – женщины всегда чувствуют тоньше. А может моё неподдельное стеснение разницы в возрасте, когда выбирались по ночам в Ё-бург … В общем ...
В какой-то момент я потерялся: не брал телефон, не звонил сам, не искал встреч. А спустя полгода увидел её с ещё более молодым спутником…
Она научила меня ласкать не прикасаясь или прикасаясь только кончиками пальцев или краешком губ, научила чувствовать момент перехода от самых нежных ласк к нежным и более грубым, научила тому, что я знал лишь в теории. Научила делать куиннилингус так, как будто вместо языка ощущаются крылья мотылька. С ней я впервые познал многие вещи, которые до сих пор приводят в восторг моих партнёрш, но самое главное – Я ПОЛУЧИЛ ПОЛНУЮ СВОБОДУ ОТ КОМПЛЕКСОВ. Я СТАЛ ЖИТЬ ПОЛНОЙ ЖИЗНЬЮ… СВЕТИК, Я БЛАГОДАРЕН ТЕБЕ ЗА ВСЁ …