Асиенда сеньора Мендозы > КОНКУРС > В нашей избушке – такие погремушки

В нашей избушке – такие погремушки


9 марта 2009. Разместил: Danaya
Ничто не предвещало приключений в тот Новый год. Для меня было совершенно очевидно, что встречать его буду с любящим. А он 30 декабря заявляет: «Не. Я дома с мамой». Ну что тут скажешь... рак он. Обидеться мне даже в голову не пришло - со звездами не поспоришь! Планы перетасовались легко, решено было встречать с друзьями. С меня – грибочки, шампанское, салатик и явиться к 9 вечера.
До 9 времени уйма. Утро ознаменовалось ударным сексом с любящим, потом сделала салатик, мероприятия по поддержанию если не красоты, то свежести заняли несколько приятных часов, и еще осталось время постараться поспать перед трудоемкой ночью.
Но до того вышла на сайт попоздравлять приятелей реальных и виртуальных.
Вдруг, нежданно-негаданно выныривает из всемирной паутины какой-то пацан 25-летний и почтительно, но настойчиво требует к себе внимания (а надо сказать, что у меня в анкете грозное воззвание к детям с требованием заняться чем-нибудь, дабы отвлекать себя от глупостей). Этот же нашел кроткие слова и доверительные интонации, легко и быстро расположив меня. И вот он уже убалтывает встречать НГ вместе, я вяло отнекиваюсь: да я ж тебя не знаю... у меня и стол не накрывался... экспромты хороши подготовленные и т.д. Но с собой я договариваюсь, как обычно, легко: «Какая живенькая авантюрка наклевывается... И мальчик отвечает основным критериям: новенький, интересный, умненький. Ну и что ты теряешь? А не понравится – на такси до тех будничных, каждодневных друзей 15 минут езды». Эк я умею сама себя убеждать! как никто другой!
Появление на пороге сопразднующего обескуражило... Не намного выше меня, широкоплечий, одной рукой каким-то школьным жестом стягивает с головы вязаную шапочку, а второй протягивает мне пакет: «Там курочка-гриль и вино»... трогательно так, как будто детеныш из магазина вернулся и отчитывается (а у меня сын всего год как ушел к девочке жить, и только-только высохли мои слезы по этому поводу). Короче, чуть не турнула его домой к маме, но пожалела: на улице мерзко, сырой ветер, он продрог в своей дебильной шелестящей курточке пока искал эту дурацкую курочку.
Скрывая вздох разочарования, иду на кухню чего-то делать и заодно знакомиться с этим красавчиком. Не, правда – красавчик, это я потом досмотрела, - черные вьющиеся волосы и ослепительной голубизны глаза – порода... (ну и подумаешь! а у меня зато щиколотка дворянская!) И к тому же у него оказался глубокий обволакивающий голос; совсем взрослый, мужской голос. Да и не такое уж дитя, как з переляку померещилось. Работает на двух работах, да еще пишет сам «по-честному» научную работу, да так, чтобы с практическим применением, а не для звания!!! (при таком временном цейтноте сфера его общения пресказуемо не развита, и НГ ему отмечать не с кем) Понятно, что тут я его и зауважала, как всякого мужчину, занимающегося делом.
Весь какой-то предупредительный, старающийся угодить, но это не раздражало, а интриговало «А че он?»
Но очень скоро эти его бесконечные извинения и предугадывания моих желаний начали доставать, я постаралась свернуть кулинарные работы и перенести дислокацию к елке и «голубому огоньку о главном».

В 11 откупорили вино, чтобы встретить по Москве... ну и соответственно пьем, разговариваем, я для вящей непринужденности в коротком платье с поджатыми под себя ногами на диване. Он сидит рядом и если бы не его подобострастный тон... не представляю как он собирается меня в таком тоне... ну вы понимаете... Как по мне, то для начала надо отправить в топку все его благоговейные придыхания «вы; как скажете, сударыня; как будет угодно леди» Но он то ли не может, то ли не хочет, не поймешь. На мне уже и платье задралось от ерзаний по уши, ножки стройненькие – вот они, - гладь-не хочу... и декольте съехало с плеч... грудь, сама бы такую ласкала, – просто в руки вываливается, - целуй-не желаю...
Что за фигня? Почему меня не ознакомили с таким сценарием? Я же не пойму своей роли!

Сгоняла его на кухню за чем-то, он вернулся, подал и стоит предо мной в позе «чего изволите?» с опущенными долу глазками.
(Вот вы и сейчас небось не догоняете... Так и я ж! Неправильные мы с вами маньяки.)
- А ты че стоишь?
- Может божественная еще что пожелает?
Ну дык! «Божественная» уже полбутылки скушала, знамо дело начинает желать!
- Подай бокал!
Подает бокал с вином, зачем-то став на одно колено. (О как!) и остается так стоять...
ну, я уже грамотная, глупых вопросов не задаю, желаю дальше:
- Сними рубашку.
Ёоо!!! вот собственно и - в с ё... надо ли объяснять как действует на мою, животную в общем-то сущность, мохнатая мужская грудь? - хочу! Сейчас хочу!
- Джинсы снимай!
ну ктоооооо вас так учит? уж сколько раз твердили миру, что штаны следует снимать одновременно с носками!
Возбуждение мое и так сбилось с ритма, а тут еще и президент по телеку завел заунывную песнь на мотив «Мы бодры и веселы»...
Ой, так Новый год же! Давай бегом, открывай шампанское. А я шампань под НГ пью исключительно с пеплом... мой коленопреклоненный рыцарь (он так и остался сидеть на ковре, у моих ног) открыл-разлил, я пока себе пепел организовала... звонко чокнулись фужерами и выпили под его тост «чтобы все, как вам угодно». И я с фужером в одной руке, под истеричную канонаду петард приступила к исполнению желаний, не отходя от кассы.
- Целуй меня.
- А где можно? (ахренеть! – не женщина, а разрешительная инстанция)
- Праздник же! – где хочешь, - и подставила ногу для поцелуев... (демократия – на мой стиль)
Гладит мои ножки, обцеловывает, продвигаясь вверх, чулки снимать не спешит... (а может на это надо уже письменное распоряжение?) и хорошо: в чулках еще возбудительнее и шелковистее губы чувствуешь. Раздвигаю ноги, ставлю по обе стороны от него
- Дальше целуй! Выше!
Добрался губами до излучины и вопросительно поднял на меня глаза. Не думаю, что стринги ему мешают, но они дико раздражают меня – снимаю их самостоятельно и ноги возвращаю на место (какое блаженство, когда в задницу ничего не впивается!) Рассматривает, трогает, гладит и только потом, налюбовавшись, приникает всем ртом, как к источнику, с видимым удовольствием. Так это может продолжаться бесконечно, но и я хочу большего, и, кажется, он того же мнения.
- Вставь член.
А все-таки классно, что я заняла место в первом ряду! Сижу на краю дивана с распахнутыми ногами и наблюдаю, как он снимает трусы. И восхищаюсь который раз за сегодня: он чертовски хорошо сложен! Пропорциональное тело (голень чуть короче канонов), смуглая кожа, в меру подкаченные мышцы, черные, вьющиеся волосы переползают тонким ручейком к великолепному члену и круглая, выпуклая попа. Бельведерский, но значительно красивее! Какое-то время любуюсь глазами, а потом, попросила подойти поближе, и продолжаю любоваться руками. Глажу шерстку на груди, поворачиваю и мну удивительно красивую попу, сжимаю в руке бархатный член (он скорее большой, чем средний, но про см не спрашивайте – не разбираюсь). Конечно, не удержалась – потянула его в рот, облизала, покаталась на нем губами и потянула вниз – туда, где его уже заждались... Сама вставила и начала постепенно знакомиться с новиком изнутри. Сначала осторожно здоровалась; щупала, проверяя диаметр (мой любимый размер!); вертелась, исследуя степень допустимого доверия (оказалось, что в позиции сзади он слегка для меня велик), ну а раззнакомившись, пошли гулять-веселиться... Временами я останавливала эти народные гулянья и тянулась за бокалом... дабы продлить во времени... И так мы резвились, и этак тоже тешились...
Время близится к рассвету...
Я уже один оргазм поймала и множество раз захлебывалась от восторга, а он все не кончает...
Член стоит, как свеженький, долбит, что тот дюраселевский зайчик... Может кому это «именины сердца», а меня напрягло... да еще полное отсутствие инициативы... Скажи: «тут лижи» - залижет в хлам, скажи: «так трахай» - затрахает вусмерть... и не кончает, зараза!
Спрашиваю: что не так? почему не кончаешь? Он: А что, уже можно?
Ну трах-тибидох! да что ж ты мне раньше для резюме бумагу не подсунул? черкнула б я тебе автограф!
И понеслись по-новой: так совсем другой коленкор – оргазм почти одновременный; я мгновенно отключилась, что он – не знаю...
Проснувшись через полчаса-час, спешу узнать у милого дюраселевского юноши причину столь неадекватного поведения.

Он рассказывает байку, что когда-то институтская преподша попросила помочь принести в общагу тяжелую сумку с книгами. А там коварная, но симпатичная соблазнительница связала несчастного, завязала ему глаза и задорно глумилась над молодым беззащитным телом сколько фантазия позволяла.
Ага, смекаю, байка из тырнета, но хотя бы понятно, какого вида тараканы бегают в этой умненькой головке.
Он, не теряя времени, приносит мне мой же настоящий шелковый платок завязывать ему глаза, пояс от халата для связывания рук (а он неплохо ориентируется в моей квартире) и просит надеть обувь на шпильке. О нет! только не это! Я – расслабленная удовлетворенная женщина, а новые парадные туфли на шпильке лежат на антресолях и мне в лом их искать, доставать... проще соврать «нету у меня таких». Приносит из прихожей мои сапоги на высоком каблуке, утверждая, что они созданы для эротических забав. Так воооот для чего эти гламурные ботфорты, с неудобной, выворачивающей ногу колодкой?! А я, дура, в них по улицам шарюсь... «Они грязные!» - последняя моя попытка вывернуться из цепких рук этого маньяка. Согласна, - безнадежная: «прикажи мне их помыть». «Приказываю, валяй мыть», - и отвоеваны еще 2 минуты блаженства под одеялом.

Но сколько веревочке не виться, а конец... вот он – уже вставший... видимо тому, кто к нему приделан с другой стороны, нравятся эти приготовления и предвкушения. Что ж, не люблю разрушать чьи-то надежды... придется перевоплощаться в женщину-вамп...
Обматываю бедра сетчатым красным платком, (купленным еще при Союзе у поляков за копейки и ни разу не примененном. радуюсь за платок, он не зря прожил жизнь), одеваю малюсенький черный топик (негоже строгой госпоже размахивать сиськами, чай не трахаться собралась), крашу красной помадой губы (и откуда у меня взялась эта помада одесских официанток?)... голубоглазый слуга, мысленно облизываясь, обувает меня в сапоги.
Ёёёё! А давай лучше фотосессию, а то другой раз такое вульгарите может и не случится.
Нет, дитя уже не переключить на более безопасное занятие... придется-таки размахивать плеткой, сиречь ремнем от джинсов.

А до того надо связать руки, - связала, завязать глаза, - завязала...Вспоминаю, че делать дальше? Помню только, что жертву требуется промариновать связанной неопределенное время, желательно в неудобной позе для усиления грядущих ощущений. А мне чем пока заняться? может салатика покушать? так ведь ничего и не ели, все недосуг было... Но от заманчивой идеи перекусить отказываюсь: не гостеприимно как-то – гость связанный на ковре валяется, а я у него над ухом чавкать буду? Да и не настолько уж ему неудобно: лежит себе на спинке, разве что без подушечки... Да что время тянуть? – быстрее начнем - быстрее закончим.
Для начала упражнение на разницу в тактильных ощущениях: бросаю ему на живот кусочек лебяжьего пуха, потом тяжеленькие такие янтарные бусы. Медленно и печально провожу пухом по бокам, по шее, по животу, по внутренней поверхности бедер; вслед змеёй ползут бусы... расплавленный воск мерно капает когда на грудь, когда на бедро - где хочет, там и капает... Сосками вожу по груди, по кончику члена, по лицу, по губам... Использую «то, что под рукою», а поди знай, когда еще в арсенале будет елочная ветка?! Стегание по рукам, пяткам и даже по лицу еловыми иголками - это же акупунктурный массаж!
Мой тайный эротоман прикидывается мертвым – ни звука, лишь вздрагивают уголки рта... Переходим к упражнениям для обоняния. Присаживаюсь на корточки над его лицом, и слегка касаясь промежностью носа, даю возможность определить: какое афродизиачное масло я добавляю в интимный гель? Ответ знатоков? и он меня не интересует... потому что такой чудный жесткий перпендикуляр нельзя упускать!

Всегда и во всем есть место творчеству! алой помадой одесситок нарисовала на члене глазки, носик и ротик, обвязала у основания тем же кусочком пуха, прикрыв яйца, и нахлобучила шапочку из красного колпачка от шампуни: «Здравствуй, Дедушка Мороз, борода из пуха!»
Что дальше делать не знаю. «А когда не знаешь, надо спросить у кого-нибудь». Спрашиваю.
Говорит: «Наступай на меня ногами, только развяжи глаза». Насчет глаз я понимаю - зря что ли наряжалась, губы красила? Но как наступать прикажете? Острыми каблуками и весом в полцентнера?! (чу... мне уже мерещится милицейская сирена и мигалки...) присела на краешек дивана и принялась переставлять по его телу ноги на каблуках, стараясь не сделать больно... Он ловит ртом каблучок и принимается его сосать и облизывать, мыча от удовольствия. Мне становится совсем скучно и невозбудительно... А тут он еще просит о невозможном: потоптаться каблуками по члену и по яйцам. О ужас!(... сирена все ближе, мигалки практически светят в мое окно на пятом этаже...) да ни за что! Становись лучше на четвереньки, я тебя отлуплю. Но можно ли всерьез бить такое молодое, красивое, ничем мне не досадившее тело??! Вот если бы на этом месте был мой прежний начальник... О! не думаю, что меня пришлось бы долго упрашивать... Нет, надо как-то закругляться с игрищами; одной рукой бью ремнем по попе и спине, а другой притянула его за волосы, заставляя (как бы заставляя) сосать клитор... Уже через минуту, не умея совмещать, отдалась на волю удовольствия и быстро кончила; тут и он хватает себя рукой за член и кончает, лишь пару раз дернув рукою по стволу.
Все хорошо, что хорошо кончается! а мне уже надо собираться, потому что вечером поезд в Киев, где меня встречает еще один инетовский незнакомец.

П.С. Предвидя вопросы: с мальчиком болтаем в Аське до сих пор; он мне все плачется, что никто не хочет его пороть, никто не понимает и он в отчаянии. Поначалу напрашивался на встречи, однажды даже у него это получилось. Утром (я едва проснулась и сижу в ночнушке перед компом) набивается. Я ему отказываю под видом «я стираю, убираю. мне не до тебя», а он «давай я все постираю и поубираю, только тебе придется надеть на меня ошейник и шлепать ремешком». Я, разумеется, отказываюсь, но он через полчаса звонит в дверь квартиры. И вот она картина маслом: я стою над ним в кисейной коротенькой ночнушке, из-под нее торчит шнурок от тампакса, на руках перчатки, на ногах ботиночки, ессесно, со шпилькой... Упасть – не встать!
Подружки мои, кажется, на него в очередь записываются. Кому посуду помыть, кому пол поциклевать. Меня убеждают не горячиться, дескать огород начнется, а там копать-полоть надо будет.
Ну, я не знаю... Соседи по даче – люди не слишком продвинутые, не в теме, кажись...