Асиенда сеньора Мендозы > --- > Прошлой зимой (Из серии - нарочно не придумаешь)

Прошлой зимой (Из серии - нарочно не придумаешь)


10 апреля 2009. Разместил: John
Прошлой зимой Маринка ещё жила в одном городе со мной, в своём большом, в три этажа ,похожем на замок , доме, стоящим довольно обособленно на небольшой тихой улице. Сзади дом был обращен к небольшому озерцу- болотцу, поросшему всякой зеленью и небольними деревами, скрывавшими это озерцо своей густотой. Весной на этом болотце просыпались и квакали лягушки, бегали зайцы, а белки просто приходили на патио , усаживались на парапет и ждали, пока маринкина мама вынесет им тарелку какой нибудь еды:– сухарей, засохшего хлеба, зерен.
Зимой всё покрывалось довольно толстым слоем снега , пейзаж становился строгим и поэтичным.
Супруг её ,так сложилось, работал в другом городе и приезжал домой примерно раз в две недели. Маринка работала, растила детей. Их нужно было водить, кроме школы, на всякие занятия и кружки . Вообщем полон дом забот, плюс работа , дежурства. Убегать на свидания становилось все проблематичнее – чаще раза в неделю не получалось, а хотелось чаще. Поэтому мы придумали встречаться у неё в первом этаже, который вообщем то для жилья не использовался, разве что когда гости приезжали. На первый этаж сзади дома был свой вход - такое огромное
окно-дверь с защелкой-замком . Главный вход в дом просматривался из окон гостиной и спален, а сзади можно было войти незаметно, обогнув дом в темноте. Приходить мне нужно было довольно поздно, что бы дети улеглись спать и дом угомонился . После этого Маринка убегала в ванную, принимала душ и одевала всякое свое фантазийное бельё. Мне особенно нравились её черные колготки, купленные в сексшопе, с круглым вырезом сзади и спереди. У неё их было две пары – сетка и кружевные. Прелесть их в том, что можно трахаться не снимая, ебать такую полураздетую гёрлу – это иногда сшибает мозги ещё больше, особенно если оставить ещё и сапоги или туфли на высоченном каблуке. Иногда надевались чулки с поясом или на резинке, всякие корсеты, приподнимавшие её роскошный бюст, от одного вида которого я сглатываю слюни, даже сейчас, когда описываю. А поверх этого Маринка надевала такой большой, темнополосатый махровый халат, в который она могла завернуться дважды, и большие шерстяные носки. . Уложив и поцеловав детей , пожелав им спокойной ночи, она тихонько спускалась на первый этаж, что бы доодеть аксесуары.
Я же, после вечерних классов ехал к Маринке, представляя в красках предстоящую встречу , и предвкушение это сводило меня с ума. Я в деталях представлял как возьму её в этот раз. Как сброшу халат с её плеч и она останется в своём эротическом костюме!. Как будут светиться её груди и бедра в сумерках , как будут хитро смотреть её блядские глаза!. Как пунцовы и влажны её припухшие от желания губы, к которым можно прижаться своими. Не целовать, а именно прижаться губами, потому что Маринка любит целоваться только уже в процессе, а до – не любит. И ещё хорошо просто стать на колени и уткнуться
лицом в её лоно, крепко прижимая её к себе.
-Начну, наверное с того, что завалю её на постель и буду лизать её влажную пизду, говорю я себе, уж больно хочется мне вылизать её еще до проникновения....
уловить её запах
А в другой раз бывает фантазия: поставить её раком и резко войти, зная, что там уже все влажнно от ожиданияи услышать её «Ох»!
Все эти фантазии, как правило, приводят к тому, что орган мой возбуждается еще по дороге, и в дом я вхожу с трудом уложив его вверх .
По договоренности дверь в первый этаж незадолго до моего приезда отпиралась, что бы я мог войти незаметно и пробраться в соседнюю комнату, где стояла большая кровать, электро обогреватель и зажженые свечи на прикроватных тумбочках , бокалы для вина или коньяка, какие нибудь фрукты и шоколад.
Иногда получалось , что я не входил в дом сразу, а стоял в темноте снаружи, наблюдая маринкины последние приготовления – она спускалась по лестнице, неся в руках бокалы и вино, и незапахнутый халат открывал её бедра и груди . Смотрел, как она перекладывает подушки, поправляет постель, смотрится в большое зеркало, специально принесенное в эту комнату и стоящее на полу , что бы можно глядеть на самих себя , занимающихся сексом. Я вытаскивал из штанов вздыбленный член и поддрачивал его, глядя на суетящуюся в двух шагах Маринку, не подозревающую, что за ней наблюдают. Наконец я в нетерпении делал последнюю пару шагов и отодвигал в сторону дверь, впуская с собой порцию холодного воздуха с улицы . Маринка стояла передо мной и ёжилась в своём махровом халате . Я сбрасывал у порога на пол куртку, снимал обувь и проходил в глубину.
Начиналось что нибудь из того, что я описывал выше. Поначалу Маринка бывает пассивной, просто позволяя делать с собой что приходит мне в голову, но постепенно заводится, и тогда звезды в её глазах становятся ярче!

Однажды, приехав в очередной раз темной , безлунной зимней ночью, ( да и снега в тот раз было не особенно много после отттепели) пришлось светить себе фонариком, что бы лоб не разбить в темноте. ( Есть у меня такой маленький фонарик , который светит бледносиним лунным светом) . Подошел к двери-окну. Маринки ещё не было.. Потом вижу – спускается по лестнице и глядит в окно, не видя меня в темноте. Я стою тихо, в нескольких шагах от окна, в глубине двора, наблюдаю. Маринка что- то там поделала в комнате и снова подходит к окну, вглядываясь в темноту ночи. Тогда я решаюсь и включаю фонарик , освещая им давно уже вынутый из штанов эрегированый и подрагивающий член, похожий в этом свете на привидение! Член-привидение! Маринка в первый момент от неожиданности отшатнулась, потом поняла и рассмеялась:
- Ну и что, после этого, ты не сумасшедший? -сказала она, впуская меня в дом -
(она всегда называет меня сумасшедшим, когда хочет подчеркнуть нестандартность моих сексуальных фантазий и проявлений)
- Маришка , Он ведь заслужил , что бы его взяли в ротик и согрели? спрашиваю я.
Маринка без слов становится на колени и берет Его в рот своими теплыми губами...

Апрель 2009