Асиенда сеньора Мендозы > КОНКУРС > Светка [Конкурс]

Светка [Конкурс]


6 октября 2009. Разместил: El Copero
Сессия позади! Сданы все зачоты-экзамены, сдана „любимая“ история КПСС! Теперь забыть всё, вычеркнуть из памяти! Теперь летние каникулы!

Кто из студентов не мечтал о стройотряде? Днем тяжелая работа, вечером песни под гитару у костра! Записался и я в стройотряд. Вместе с другом Сашкой.

Купил себе защитного цвета штурмовку, вьетнамские джинсы, сунул пару клетчатых рубах, ушитых в обтяжку, в рюкзак с необходимыми мелочами и в автобус.

Романтика дальних странствий начала постепенно таять, когда выяснилось, что стройотряд едет не в далекую Сибирь, а в колхоз в примерно ста км от дома. Когда записывались в стройотряд нам сказали, что еще неизвестно, куда поедем, но как будто в Сибирь. А тут такой облом.

********
Возле автобуса толпилось около десятка девчонок. Я слышал, что из женского персонала обычно едут повариха и медсестра. Ну, думаю, при таком количестве поварих и медсестер или обожремся или залечат насмерть!
Оказалось, это почти вся группа третьекурсниц-экономисток записалась в этот стройотряд. Мы с Сашкой переглянулись-не к добру это…

У меня в это время не было девушки, поэтому я даже где-то обрадовался, тем более, что почти все они были симпатичными веселушками. Парни отрядовские были все старше нас с Саней минимум года на 3-4. Почти все рабфаковцы после армии. А командир-так тот вообще нам уже в отцы годился.

Поселились мы в бараках, человека по 3-4 в комнате. Квалификации у нас было не много, то есть вообще никакой. Стены ложить мы не могли, штукатурить тоже. В общем, таскали мы с Саней носилки с раствором. Нашим экономисткам-штукатуркам.

А вечерами поначалу была тоска. Никаких там песен у костра-еле ноги до кровати дотаскивали. Но через пару дней уже ничего так, акклиматизировались. И стали на девчонок поглядывать. Так к концу первой недели мы уже знали, кого и чего хотели.

Из всех девчонок мне больше всех нравилась Светка. Наша „коммисарша“. Невысокая, стройная блондинка с хитрой улыбкой и шустрыми глазами. Хоть и была она коммисаршей, но работала в бригаде как и все, штукатуршей. Вечерами я с ней уже пару раз ходил „прогуляться за околицу“

Мы с Саней еще с первого курса оба занимались в институтской секции тяжелой атлетики. Не так чтобы качки какие, но стесняться своих мускулов нам было не нужно. Вот и бегали мы „топлесс“, и носили носилками раствор девчонкам. Те, конечно, подтрунивали над нами, хохотали. „Подтаскунами“ называли. За то, что раствор подтаскивали.

Колхозники тоже потихоньку нашли дорожку к нам. И как-то подвернулась нам „шабашка“. Бабуля попросила Сашку поштукатурить ей сарай. Сашка штукатурить не умел, а я уже поднаучился малость. Ну и пошли с ним вдвоем. О цене Саня, видно, забыл договориться. Когда закончили штукатурить, пошли в дом к бабке. За вознаграждением. А бабка руками развела-нетути денюжек, милыя! Самогоночки я вам поставлю, с картошечкой, да с огурчиками……

Я самогонку до того еще ни разу и не пробовал даже. По рассказам „бывалых“-гадость еще та. Но Саня успокоил. Он уже пробовал и знал что это такое. Так что, не сцы, хоть бухнем сегодня, сказал он. Я попробовал-бррррр. Но пару рюмок закинул. Остальное Саня приговорил.

Привел я его тепленького в барак, уложил на кроватку, а сам пошел на поиски Светки. В бараке ее не было. Подружки по комнате сказали, что она ушла к командиру, по каким-то там коммисарским делам. Я, не долго думая, сел на скамейку перед входом. Выйдет же когда-нибудь. Вышла. Села ко мне. Сидим, болтаем. Я ее в кино пригласил. Согласилась. И тут выходит Колян-мореман. Косая сажень в плечах. Дельфин на плече выколот. На полголовы выше меня. Я заметил, что он тоже на Светку глаз положил, но она его не привечала.

Колян этот тоже уже был датый, возьми да и ляпни:
- Ну чо, сидишь со своей шлюшкой?

Я даже не понял, что со мною было. В глазах не то покраснело, не то почернело. А когда опять прояснилось-Колян лежал на земле с разбитым таблом… (я еще в школьные годы немного боксом занимался, и правая была хорошо поставлена, думаю, я ему снизу в пятак заехал, вложив в удар весь свой вес). Ну все, думаю, молись босота. Щас его друзья-рабфаковцы из тебя будут делать антрекот. Но их не оказалось в бараке. И Колян пополз в свою комнату зализывать разбитую губу.

Взял я Светку под рукчу и пошли мы с ней в кино. Она всю дорогу прижималась ко мне. Наверное, чувствовала себя этакой Дульсинеей.

Было так приятно в мерцающей полутьме гладить ее маленькую нежную руку. Незаметно перебравшись на ее теплое бедро, гладить его, поднимаясь все выше… Кровь стучала все громче в висках, руки становились все нетерпеливее. Светка не выдержала первая.
-Пойдем на улицу!
-Пойдем! –обрадовался я

Мы пошли к нашему бараку. Заходить не стали, а остались на неосвещенной стороне, позади.
Здесь нас никто не видел и можно было уже позволить себе большее.
Я обнимал ее, неумело целовал, гладил ее попку, грудь, все больше и больше распаляясь. Она чувствовала мой уже трещавший по швам член на своем бедре. Расстегнула молнию, взяла его в руку.
Мир перестал существовать. Был только мой член и ее рука. Ее расстегнутая рубашка и уже выпростанная из белья белая упругая грудь. Я чувствовал у себя глубоко во рту ее настойчивый упругий язычок. Я не знал что мне с ним делать, но интуитивно делал то же что и она.
Я слышал только ее тяжелое и частое дыхание. Расстегнув молнию на ее джинсах, я почувствовал ее мокрые губки сквозь тонкую ткань ее трусиков.

Джинсы, чертовы джинсы! Какой идиот их выдумал! Как неудобно их стягивать!
Светка уже расстегнула мою рубаху и я сбросил ее на землю. Но ее джинсы сидели на ней, как влитые.
Я шептал, как в бреду: Светка, я так тебя хочу, Светка!
Она помогла стянуть свои джинсы внесте с трусиками и ее маленькая попка оказалась полностью в моих руках. Я приподнял ее и попытался войти в нее стоя. Я задыхался от возбуждения, руки плохо слушались меня, но Светка была опытней меня. Держась одной рукой за мою шею, другой она направила мой член в нужном направлении.

По такому количеству смазки он влетел в нее как на коньках. Я потерял счет времени. Утонул с головой в этом сладком мареве.
Она впилась своими губами в мой рот и прижалась ко мне всем своим телом, не замечая того, что царапает мою спину. Я чувствовал ее коготки, но не замечал боли. Не слышал, кончила ли она, но я чуть не потерял сознание от оргазма.
Весь в поту, я прижимал ее к себе, целуя ее в шею, грудь, лицо. Она опустила обессилевшие ноги на землю.

*****
Мы привели в порядок свой нехитрый гардероб и пошли к „центральному“ входу в барак.
Меня там уже ждали. Без каравая хлеба и без соли. Классически. Трое. Двое взяли меня под белы рученьки. А третий, Колька-мореман, с размаху уделал мне по фотокарточке. Из лопнувшей губы хлынула красная струя. Губа была напополам.
Довольный Колька цыкнул зубом: Будешь, бля, знать, сопляк…
Мои руки отпустили за ненадобностью.
Светка визжала, колотила Коляна по спине кулаками, но увидев кровь, убежала к себе и притащила кусок ваты с иодом.

Всю ночь Светка ласкала меня, героя Цусимы, как могла. Ее подружки по комнате куда-то растворились и я провел всю ночь с ней.
Череп мой гудел как колокол Ивана Великого (хотя я и никогда не слышал, как этот колокол гудит, но наверное было похоже) и на потрахаться я уже был непригоден. Но от минета я благосклонно не отказывался!

Утром Саня долго хлопал глазами, не мог понять, где же я успел себе заработать такую заячью губу.
-Эх, а чо меня не позвал? Я бы этому Коляну…
(Саня его невзлюбил с первого дня и все искал повод заехать Коляну в табло)
-Успокойся, Санек, их все равно больше было.

А через день нас с Саней выгнали из отряда. Якобы за нарушение „сухого закона“…