Асиенда сеньора Мендозы > КОНКУРС > Взрослая любовь [Конкурс]

Взрослая любовь [Конкурс]


19 апреля 2010. Разместил: РЕАЛИСТ
Мне она понравилась с первого раза, как только увидел. Новая менеджерша Марина. Зачем правда ее взяли я так и не понял, возможно кто-то попросил учредителей. Я проходил мимо кабинета манагеров и увидел ее - сидящую на новом месте, боком ко мне, сапоги на шпильке, короткая юбка, каштановое карэ, крупные чувственные губы, русской красоты лицо и синие глаза. Я автоматом притормозил и она повернула голову, мы пересеклись взглядами и тут меня торкнуло.

В общем, работали мы, выражая взаимную симпатию и постепенно узнавали друг о друге. Ей на тот момент было 30 лет (а мне 28), замужем, двое детей, муж бывший офицер-десантник, ушедший из армии в эпоху разгула торговли и занимающийся какими-то мутными делами.

Муж, огромный угрюмый коротостриженный шкаф с недобрым взглядом, привозил ее утрами на работу на Вольво-740, и вся контора, разинув рты, смотрела на эту круть и втихую шепталась "вон Маринка какая деловая..". Даже мои учредители уважительно тянули ему руку при редких встречах. А он щелкал Зиппо, прикуривая Парламент и ухмыляясь, кивал им в ответ.

А Маринка.. а что Маринка - невысокого росточка, с крупной крепкой грудью под черным прозрачным ажурным декольте, в ботфортах и черных колготах, и, как всегда, короткой юбке носилась метеором по офису. Она не задирала носа, общалась со всеми, была всегда весела, разговорчива, вернее даже слишком разговорчива. И вот эта ее харизма позволяла ей втюхивать нашим клиентам любой товар. Был случай, когда она продала партию просрочки одному далекому клиенту и он даже не пикнул, а только стоял и загипнотизировано смотрел на эту удивительно притягательную девушку.

Вот тут я и просек что ее взяли к нам неспроста. Многие клиенты возили ей цветы, конфеты, пытались пригласить куда то.. Но едва увидев ее мужа.. ессно все потуги на сближение тут же исчезали.

И вот я тоже же понимал вроде все, что муж громила, что на работе нельзя иметь связь, что Маринка для меня чересчур энергична и опасна, но меня один хрен тянуло к ней со страшной силой. И неотвратимое сближение произошло на ближайшем корпоративе, правда, тогда никто не называл совместное празднование на работе таким словом.

Когда все уже изрядно были пьяны, когда разгорячены от танцев, мы каким то образом оказались с ней в кабинете бухов, на столе с наваленной одеждой и я внезапно ощутил ее горячие губы на своих. О боже.. как они были вкусны.. она вся была такая сочная.. такая горячая.. Я запустил одну руку ей под юбку и с наслаждением лапал крепкую ляжку, ощущая кружево чулок, а второй рукой уже вынимал вожделенную грудь из лифа и тянулся к ней языком. Маринка вся извивалась, стоя меж моих ног, потом переступила и стала тереться промежностью о мое бедро, дыхание наше сбилось и мы тискались и целовались как сумасшедшие. Я ощущал ее запах, запах разгоряченной сильной самки и уже лапал не стесняясь у нее между ног..

Внезапный стук в дверь прервал наше сумасшествие, мы затихли. В дверь щемился манагер, который и помог Маринке устроиться к нам на работу, он являлся (или хотел больше так выглядеть) вроде другом их семьи, но сам при этом явно симпатизировал энергичной девушке. "Марина, открой, я же знаю что ты тут!". Выждав некоторое время вы просочились в торговый зал где продолжалось веселье. Еще выпив и протанцевав какое то время, вы вдвоем с ней улизнули из конторы и пошли пешком по свежевыпавшему снежку, оживленно разговаривая и хохоча. Вечер закончился жесточайшим петтингом в подъезде ближайшей пятиэтажки, а последствия в виде опухших от поцелуев губ и моего костюма и куртки, всех усеянного волосками от ее енотовой шубы меня просто вкинули в панику. Благо, встаю на работу я раньше супруги и успел вовремя свалить из дома и очистить в подъезде весь этот срам.

В один из следующих дней, распаленный успехом, беру ключ от квартиры у буха-ровесника, живущего в соседнем доме, и договариваюсь с Маринкой, что уходим с работы на 3 часа раньше и заваливаемся туда. Эта встреча была волнующей, я нервничал, приехал раньше нее и не находил себе места.

В итоге пришла моя милая.. В белой блузочке, черных брючках, на шпилечках, лялечка с волнующим запахом дорогих духов. Блузочку я прямо в коридоре начал снимать, постепенно увлекая ее к дивану. Кружевное белое бельё было восхитительным, кожа прохладная и гладкая. Я уселся на диван, посадил ее на колени и при свете дня с упоением расстегнул бретели бюстгальтера, чтобы полюбоваться на это чудо, так долго волнующее мои мысли. Причем полюбоваться, помять, потискать в удовольствие, не ожидая, что кто-то начнет ломиться в двери. Она лишь застонала в ответ и откинула голову, встряхнув своим карэ. Я гладил, мял груди и любовался ее лицом, ее красивыми губами, линией ее лба, скул.

Через какое-то время Маринка выпрямилась, толкнула меня в плечи и я упал на спину на диван. Она что то промурчала типа "наконец-то..", и стянула с меня штаны. И тут состоялся первый минет в ее исполнении, я лежал вперившись в потолок, слегка постанывая и офигевая от мысли как быстро все произошло, как все кайфово, но совершенно не думая о том чем мне все это грозит. Дальше она оседлала меня и йхоооуууууу.. следующие минут 15-ть я с наслаждением лицезрел колышащуюся грудь, гладил Маринкино тело, лицо, ласкал ее попу. Мы трахались около 2 часов, пока не упали без сил. В принципе для первого свидания все прошло неплохо.

Выпустив Маринку, нацеловавшись на прощание у дверей, я быстро прибрал на диване, умылся и выскочил на улицу, т.к. подошло время отдавать ключи хозяину-буху, подхожу к углу своего дома и тут БАЦЦЦЦЦЦ - выходит моя благоверная "привет ты чего тут стоишь?". А я такой красавчик с чужими ключами в руках (один типа реечного гаражного в карман не входят) на ходу изобретаю: "Да блин Вадик забыл в офисе ключи, вот жду его когда он от матери пойдет чтоб отдать".

Тут как раз на горизонте появляется наш бух и с испуганным лицом (знает же мою жену) приближается к нам. Я со словами наезда: "Вадик, бля, ты чо такой рассеянный, ключи СВОИ забыл на работе! Я уже 20 минут тут тебя заебался ждать!" пихаю ему ключи и резко удаляюсь, прихватив жену под руку.

Вадик потом обиделся. И больше ключей от своей квартиры мне не давал. Но зато жена ничего не поняла.

А нам уже было пофиг. Мы стали шпилиться в моей машине на еле чищенных от снега проселках в дачном кооперативе, на просеках в лесу, раз заперлись даже на край танкового полигона. Оххх, какая она была горячая и жадная до секса. С каким упоением она сосала, и ведь не сказать что суперумело, но я отъезжал с ней по полной. Она садилась на меня сверху, благо ее росточек позволял это делать в моей Короллке, встав ногами на задний диванчик и начинала аккуратно насаживаться на мой член, потихоньку опускаясь на полную. И достигнув дна, она начинала двигаться в быстром ритме, в процессе вся покрывалась испариной и кончала с каким-то животным стоном, а дождавшись меня, падала обессиленная мне на грудь. А я гладил ее волосы, целовал в ушко и нам было хорошооо..

Я стал в нее влюбляться. Как то незаметно она затянула меня вся - своей энергетикой, своей жаждой жизни, смехом, страстностью, своей смелостью в наших отношениях, порой переходящую в безрассудность. Я приходил на работу всегда раньше всех на час, привык начинать день в тишине. Открывал торговый зал, проходил в свой кабинет, пил кофе, не торопясь продумывал грядущий день. Так вот она попросила теперь мужа привозить ее на работу на полчаса раньше, потому что ей якобы добавили работы и она не успевает.

Сначала я услышал стук каблучков, встал посмотреть, тут звук открывшейся и тут же закрывщейся двери торгового зала, потом щелканье замка и вот она моя лапа - возникает на пороге кабинета с чуть приоткрытыми губками и насмешливым блядским взглядом. Проходит, скидывает пальто на стол, встает ко мне вплотную и снизу смотрит на меня, слегка облизывая красивые губы. Я вижу ее синющие глаза близко-близко, ее нос слегка картошкой, чувствую как ее груди прижались ко мне и сердце мое начинает бухать как молот.

"Что хочет господин начальник?" - насмешливо протягивает Маринка, я лишь сглатываю в ответ подступивший ком и тяну что-то типа "эээээ…". Она ловко расстегивает мне ремень, брюки и они съезжают вниз. Маринка на каблучках оседает вслед за брюками, раздвинув ноги широко в сторону. Достает из трусов член и начинает сначала руками его гладить, массировать. Потом берет в рот и нежно движется по стволу туда-сюда.

Я, оперевшись на край стола, любуюсь сверху этим зрелищем - глубокое декольте, раздвинутые ноги в чулках, она сосет с легким причмокиванием. Я не трогаю ее волосы, чтобы не испортить укладку, я лишь пытаюсь пробраться к крупным темным соскам, пытаюсь вытащить ее грудь из плена, чтобы поместить ее в свои ладони. Соски твердые, катаю их пальцами, слегка сжимаю, слышу Маринкин стон в ответ. Она пускает в ход руку и начинает активно поддрачивать. Я кончаю со стоном, она еще несколько секунд облизывает меня, потом поднимается и целует в губы. И вот так я первый раз ощутил легкий привкус своей спермы с губ моих женщин.

На подгибающихся ногах дополз и упал в кресло, натягивая одной рукой штаны. "О боже, уже 7-53, Марина замок открой быстро!!!" - а за стенкой в коридоре уже был слышен стук входной двери и голоса сотрудников.

Наши отношения развивались стремительно и ярко, нам было с ней интересно, хотя порой мне казалось, что она просто играется со мной. Что ей просто в ее жизни не хватает красок. Со временем я узнал, что муж ее гуляет вволю, денег у него достаточно, характер суровый, бизнес околобандитский, внимания ей стал уделять меньше, а либидо у девушки как я говорил очень высокое. А я парень интересный, умный и т.д. и т.п.

Новые знания о некоторых связях и поступках мужа ставили мозгу табу на рискованные отношениях с Мариной, но сердце.. тело.. не могло сопротивляться этой тяге и мы продолжали встречаться.

Встречались и занимались любовью где могли - то в машине, то в гостинице, то на квартирах знакомых. И всегда это происходило с элементом какого то риска - то мою машину увидят возле гостиницы и передадут жене. То мы отпросимся с работы по разным причинам и пока я жду ее у явки - неожиданно из-за угла случайно вывалит учредитель - "о, а ты же в больницу вроде собирался???". То берет ключи у какой то подруги, объясняет мне адрес и в итоге оказывается что квартира подруги находится как раз над квартирой бабушки жены и мне приходится красться к подъезду и по нему как шпион.

Очередное 23-е февраля мне запомнилось навсегда. Накануне она отпросилась с работы, им нужно было ехать в деревню к матери, но меня попросила подъехать к ее дому в 6-30 утра, перед работой, типа хочет поздравить меня лично. Подъехал с торца, встал за гаражи, выключил фары, жду. Подходит моя Марина - сапоги, голые ноги, шуба. Садится с улыбкой, глаза светятся, макияжа нет, полы шубы разъехались в стороны, я офигеваю от внезапного подозрения, тянусь к ней, распахиваю шубу - а под ней ничего нет! И тут она смеется тихо, наслаждаясь произведенным эффектом, и целует меня:
"Поздравляю…".

Целую ее в ответ, покусывая ее пухлые губы, голова начинает кружиться, рука сама тянется к сочным грудям. Мы перебрались на заднее сиденье, отодвинули передние, я навалился на нее, целовал мочки, нежную шею, перебрался на грудь.

О как божественно взять в рот сосок и катать его губами, посасывать, слегка сжимать и ощущать как постепенно он становится напряженно-каменным. Рука пробралась между бедер, по хозяйски их раздвинула и начала бесстыдно перебирать складки половых губ, невзначай касаясь клитора и ануса. Маринка выгнулась дугой на сиденье, раскинула ноги шире и начала двигать пахом навстречу движениям моих пальцев. Я ощутил ее запах, запах возбуждения, смазки, молодого женского тела и погрузил палец внутрь.

"Аххх.. аахх.." - шептала Марина, расстегивая ремень и лаская меня сначала сквозь трусы, потом выпростала член наружу. Я ввел второй палец и ускорил движения, долго она не выдержала, бедра задрожали, она на мгновение замерла тазом в воздухе и рухнула на сиденье. Пальцы все были в тягучей слизи, пахли пряно, мне нравился этот запах, запах любви и животной страсти.

Маринка слегка отошла от оргазма, повернулась, одним коленом встала на ковер, левую ногу, согнув, закинула на сиденье и наконец-то взяла в рот то, что уже "дымилось" от перенапряжения. Я откинулся в наслаждении, левой рукой теребил ее ушки, гладил шею, пытался время от времени достать маняще качающуюся грудь, а правой дотянулся до промежности и начал ласкать ее, зажимая между пальцами губки, размазывая влагу, а средним пальцем выписывая вензеля по клитору. Иногда бы хотелось, чтобы жизнь состояла только из этого момента и ощущения как мягкий ротик насаживается на твою твердую плоть, как кольцо губ скользит по члену, а пальчики сжимают его основание и гладят яички.

Я закрываю глаза, слегка надавливаю на девичий затылок, захват губами становиться плотнее, движения сладостнее и глубже, я, напрягаясь, слегка подаюсь навстречу и.. с глухим стоном кончаю. Марина еще немного ласкает меня ртом и не оставив на мне ни одной капли откидывается рядом. А за окном уже начало светать, потянулись первые люди на работу и мы расстаемся с долгим поцелуем.

На следующий день в тренажерном зале между подходами меня кто-то окликает, поворачиваюсь, стоит ее муж, тянет руку. "Привет, Игорь" - говорю ему и смотрю на этот бритоголовый шкаф с какими-то недобрыми глазами и в два раза превышающий меня габаритами. На душе становится неуютно от мысли: "Знает? Догадывается?! Блиаа.. надо завязывать!!! Убьет же!!!"

Лето, июль, окраина городского пляжа, заросли молодого ивняка и прибрежного кустарника. Я стою в кустах, Маринка на коленях, сладко причмокивает, ритмично двигая головой, чувствую, что скоро кончу. Отстраняю ее, молча разворачиваю в коленно-локтевую. Она встает, послушно раздвигает ноги, я любуюсь ее крепким задом, крупные губки раздвинулись в сторону, пальцами я начинаю водить по ним, какая же она вся мокренькая, как трепетно реагирует на вход пальцев внутрь. Обожаю этот вид, это замысловато-трепетное творение природы, складочки губ, эту щель между ними. Ласкаю еще, потом придвигаюсь на коленях и вхожу в Маришку медленно. Она замирает, подается навстречу, прогибается в пояснице и откидывает голову. Я беру ее за волосы и начинаю натягивать на себя, она стонет и вращает бедрами, прижимаясь ко мне как можно плотнее.

Где-то рядом в кустах лежит тропинка к пляжу и время от времени слышны голоса проходящих людей. В задницу мне впился комар, солнце начало путь к закату. Я активно утюжил прекрасный круп Маринки, груди качались в такт, в ложбинке на ее спине заблестела легкая испарина. Я поддавал снизу вверх, влево-вправо, вращал внутри, прижимался и замирал, выходил медленно и затем вгонял резко. Руками крепко сжимал ее бедра, тискал, направлял. Напряжение не могло нарастать бесконечно, моя милая кончила бурно, попытки огласить округу криком были пресечены моей ладонью.

Придя домой, я не обнаружил в пакете своих пляжных плавок. Нехороший холодок прошел между лопаток. Утром на работе выяснилось, что она машинально сгребла мои плавки к себе, по дороге зашла в продуктовый, пришла домой, бросила пакет на кухне. Муж захотел молочка, она ему крикнула, переодеваясь, чтобы взял в пакете на столе. Муж полез за молоком. Но обнаружил чьи-то плавки. Скандал. Слезы. Оправдания. Попытки выдать плавки за плавки мужа подруги с которой якобы была на речке.

Тщетно. Развод.

Я испытывал угрызения совести и чувство вины от этой ситуации ровно до того момента, как выяснилось что муж просто искал предлога к разводу, что параллельно он жил с девочкой богатых родителей, страстно желал проникнуть в их бизнес и по сути у него не было выбора, кроме как придраться к Маринке и устроить "громкий" скандал.

Мы продолжали встречаться, я пытался ее утешить, поддерживал финансово, она ушла с работы и занялась самостоятельной коммерцией, открыла шмуточный магазин в соседнем городишке. Потом встречи стали реже из-за ее постоянных мотаний, иногда я встречал ее на вокзале, вез домой, если дома были дети, мы поднимались на самый верх, заходили в будку лифтовой и чикались там как малолетки в пыльной темноте, прислушиваясь к звукам в подъезде и сдерживаясь, чтобы не обнаружить свое присутствие.

И еще один момент мне не забыть. Мы у нее дома. На кухне. Открытое окно, приятный ветерок колышет шторы. Времени до прихода дочери из школы в обрез. Маринка в шелковом халате навалилась своими грудями на подоконник и смотрит во двор. С той стороны все выглядит прилично. Никто же не видит, что я пристроился сзади, задрав халат ей на попу и орудую членом в полную амплитуду. Маринка лишь тихо поскуливает в ритм моим движениям. Остроту моменту придают бабушки на скамейках внизу и прохожие. Мы кончаем одновременно, она обмякает, растекается по подоконнику и я плавно исчезаю в ванной.

Жизнь постепенно отдаляла нас друг от друга. Марина все реже появлялась в городе. Все реже мы созванивались. Все реже у нее хватало времени для встреч. И однажды я случайно увидел ее сидящей в сияющем Мэрсе весьма богатого, знакомого человека. Я шел по улице, машина была припаркована у винного магазинчика. В руках у нее был букет роз. Сердце бешено колотилось в груди, я смотрел на нее сквозь лобовик, она смотрела на меня, время как будто замерло. Приближаясь, я увидел в ее синющих глазах слезы.. А во взгляде прочитал безмолвный крик: "Прости… Прощай…"

Я приходил в себя месяца два. Я не знаю, что это было. Вернее точно знаю, что это была настоящая любовь, первая взрослая зрелая любовь в моей жизни, которая снесла мне голову и подарила три года счастья, три года ярких жизненных красок и порой весьма острых ощущений.