Асиенда сеньора Мендозы > --- > Курортный роман

Курортный роман


24 августа 2010. Разместил: mylene
«Если повезет, дай турку», - моя подруга и массажистка энергично разминает меня перед полетом на море. Ахха, с-чазз – думаю я, - везение мы организуем сами. Если надо будет. Прям оскорбительно, «если повезет»….

Она же, ничего не замечая, самозабвенно продолжает: «Они такие сладкие, «Татлым» по ихнему, пахнут – ммм, и яички у них гладенькие, лимончиком пахнут», - она мечтательно закатывает глаза. Она и внешне вылитая турчанка, даром, что ли, работала пять лет в анталийском отеле де-люкс.

Везение я обычно сама организую. Если надо будет. А мне - не надо. С таким твердым убеждением я летела с ребенком в миниотпуск «Ультравсевключено».

Девушка я деловая. Именно поэтому – в отпуск с сыном! Чтобы целую неделю никто его у меня не отнимал, чтобы напитаться его удивлением, радостью от новых мест, путешествия, новой еды.. языка… Именно потому я сразу решила для себя что I don’t drink alkohol. Да еще в памяти навязчиво застряла прошлогодняя картинка: мамаша, явно вырвавшаяся из семейных оков, вдрызг пьяная, рядом испуганный малыш лет 4, и ее выташнивает на мраморный пол Анталийского аэропорта.

Приподнятое настроение и, что редко для меня, оптимизм, поддерживало ощущение ЗАСЛУЖЕННОГО отдыха. Именно так. Большими буквами. Кровью и потом. Бессонными ночами и ранними, в пять утра, подъемами. После шести лет перерыва я возвращала свою практику и поток клиентуры. На личную жизнь ни времени, ни сил уже не было. Ну и... конечно, развод сыграл свою роль. Не хочу я никого. Боюсь – потерять вновь обретенную свободу от мелочной опеки.. вечного недовольного лица… постоянных претензий.

Это был просто рай. В аэропорт нас с сыном привез клиент. Как-то быстро и без задержек мы долетели. Как опытные путешественники вышли одними из первых из аэропорта, безошибочно вычислила, где стоит наш туроператор. Индивидуальный трансфер, 15 минут и мы в отеле, небольшая мзда – и прекрасный вид из номера. Необыкновенная легкость, вокруг улыбчивые лица, предупредительный персонал. Я чувствую себя Крезом в юбке, у меня кэш в еврах и сам черт мне брат) Долгое предисловие, да?

Итак, я лежу в шезлонге. Вокруг шелест волн и безлюдье. Все спят – шесть утра. Так мы и познакомились. Впрочем, громко сказано. Милый скромный мальчик из персонала завел дежурное –Ха ва ю – айм файн, сэнкью – ве ра ю ? – фром Раша, Ростов. По-моему, больше он ничего по-английски и не знал.

Следующая картинка. Мы идем по ночному городу, мой малыш уже спит. Мы в семь уже купаемся в море вместе. А после завтрака сразу в бассейн, танцуем под «Грязные танцы», потом обед – и кола в бассейне, качели, музыка в гамаках. Детская дискотека. А вечером мне звонит в номер мальчик и зовет на диско в Анталью, «ок» легкомысленно отвечаю я. Ну почему бы и нет? Я чувствую себя невероятно здоровой, полной сил и красивой.

Мы идем, вокруг бурлящая ночная жизнь, он скромно из-под ресниц поглядывает на меня, всю такую красотку в сарафане латинос, на высоких каблуках. Собссно, на «диско в городе» я согласилась из-за его незатейливого комплимента «you very beautiful and very very sexy» - ога, ога, знаем, плавали. How old are you? – thirty seven, бросаю лениво. Он терпеливо повторяет вопрос. Ну да, я не так хорошо знаю английский. Но уж числительные назову верно.. «Вот смотри: мне - twenty five», он прикладывает изящную ладонь к своей груди, «А тебе?» - «Thirty seven», терпеливо повторяю я.. Он явно не верит, списывает на трудности перевода, хихи. Ну-ну.

Ну и о чем с ним говорить? Ведь язык – не самое сильное его место. Какая то тарабарщина на турецком, а я кроме «татлым» ничего и не знаю. А не, вру, еще гульбешекер – всплывает из памяти, из чтения «Королек птичка певчая». Все – таки иногда полезно быть начитанной. Я решительно беру его за ладонь, «ай вонт гоу диско, ай вонна би свимминг». «Свимминг?» - он удивлен, «Хочешь кофе? Турецкий? Или дринк? Или dance?» Ну нет, я точно знаю, чего хочу. Купаться. Все время. «Ок, ноу проблем»,- он легко соглашается, мы идем обратно.

Нет, ну конечно, не на пляж отеля, рядом. Между отелями. Я скидываю сарафанчик, млин, совсем забыла, что я без лифчика, только узенькие стринги. Ну и бохх с ним. Вхожу в ласковую воду. Волны обнимают меня, приветствуют, качают, уносят поиграть на глубине. Мальчик заходит в воду следом.. я плыву, не обращая на него внимания. Наплававшись, поворачиваю к берегу. И вдруг – огонек сигареты. Человек с рацией внимательно оглядывает волны. Замираю. Мальчик подплывает, бережно заслоняет спиной. Волна подталкивает меня к нему, соски скользят по его телу, пахнущему тонко и незнакомо. Он деликатно отстраняется.

Темная фигура, ничего крамольного не узрев, двигается дальше… он поворачивается.. я совсем маленькая, ноги еле достают до берега.. бережно подхватив за предплечья, поворачивает на место помельче.. медленно вглядывается… Я только сейчас его могу разглядеть. Такой милый. Такой юный. Он приближает лицо и осторожно касается губами уголка рта. Спрашивающее. Чуть вдыхая. Я кладу свои руки ему на плечи, подплываю ближе. Не отвечаю на поцелуй. Мне интересно, что будет дальше. Он медлит. Скользит губами по шее. Проводит языком. Носом вверх по шее, вдыхает меня всю. Мне нравитсяяяяя…

Теперь я прикасаюсь своими губами к его рту. Просто касание. Медленное, осторожное, узнающее. Он притягивает за талию ближе. Нас начинает трясти мелкой дрожью. И – да! Я хочу его! Боже, как хорошо, я хочу другого мужчину, не бывшего мужа! Как же хорошоооо… я отдаюсь всему поцелую. Он сладкий, совсем не агрессивный, ласковый. Жаркое дыхание. Мой сдавленный стон. Небо кружится. Я не понимаю, где берег, где горизонт. Очнулась, когда его пальцы - один между ног, второй в попке - ебут меня. То ли сказалось полугодовое воздержание, то ли мой амант действительно был исключительно умел, но впервые я кончила просто от пальцев партнера. Но я хочу, чтобы и тебе было так хорошо! «Хэв ю кондом?» - «Ноу».. он тянется оголодавше еще ко мне, но я трезво говорю – "но кондом, но секс". И тут понимаю, что, кажется, я загнула, ща меня выебут в особо извращенной форме и никто спрашивать не будет, что там я хочу. Испытывающе и настороженно я смотрю на Гюльбешекера, но он как-то легко соглашается, ок, ноу проблем.

Я смеюсь, благодарно целуя его в грудь, мы подплываем к берегу, я обессилено ложусь животом на мелкую гальку, он садится по-мусульмански на колени, мои соски, гладят его ноги, язык щекочет подколенную впадинку с внутренней стороны, он гладит меня по спине.. скользит ладонью по ягодицам. Я понимаю, что очень поздно (или уже рано?) а ему ведь на работу, и говорю – спокойной ночи? показываю рукой, что пойду через пляж отеля. Одна. Он, чуть помедлив, кивает, говорит, что ему так нельзя, я понимающе киваю. Перед сном мне чудится, как мы сидим в воде на самом берегу, я лежу на его коленях как кошка, и чувствую тонкий и пряный запах его юного тела.

Назавтра мы все же уговариваемся идти на disko. Снова ночь, мы идем по ярко освещенным улицам, его прикосновения вызывают дрожь во всем теле. Хочу его безмерно. И тут телефон. Он говорит на своей тарабарщине. Рядом тормозит машина, он приглашающее открывает дверцу, представляет: my friend. Оп-па… и что делать? Мозг в панике, но назвался груздем… Я изящно впархиваю на заднее сидение, платье в обтяжку, блестки переливаются в ночных огнях. Друзей двое, они совсем не спикают ни на русском, ни на английском. Периодически вежливо они задают мне какой-то вопрос на турецком, Гюльбешекер переводит мне на английский, я делаю вид, что мне интересно, они продолжают что-то оживленно обсуждать между собой впереди. Гюльбешекер мне поясняет: we fahren in the hotel. My brother is DJ.ОО, - отвечаю я, а саму трясет от страха. Впрочем, неожиданно в голову лезет старый стишок

Нехитрый скарб обняв в охапку,
качаясь, безо всяких тайн,
однажды, шла по лесу ШАПКА,
под нос мурлыкая "РАМШТАЙН".
Приняв для храбрости немного
(она в напитках знала толк),
брела себе, своей дорогой,..
А тут, навстречу, СЕРЫЙ ВОЛК:
- Ты ж, ШАПКА, можешь потеряться!
...Иль, я вот, пьяный подвалю!
- А что мне, собственно, бояться?
Дорогу знаю, секс люблю...

И я расслабляюсь, будь, что будет. Мы тормозим у отеля.. Татлым спрашивает «Disko?» - «No», - ответствую я, - «Go swimming!». Он смотрит мне в глаза, я растворяюсь в них и жажду лишь одного.

Мы снова едем по городу, сворачиваем несколько раз, вокруг огни и это несколько успокаивает. «This is Lara Beach», он берет меня за руку, мои каблуки утопают в песке, он заботливо опускается на колени, переобувает меня в шлепки огромного размера. Мы бредем по ночному пляжу, где-то невдалеке детский смех и приглушенные разговоры на турецком.
Тяну молнию вниз, платье скользит прямо на песок. Вхожу в воду. Млин, я надеялась на свидание тет-а-тет. И что теперь? На мне дорогущее белье, теперь уж безнадежно испорченное. И где-то рядом Татлым… подплывает, мягко привлекает к себе и… у меня нет сил противостоять ему. Приникаю к его нежному рту, его руки уже у меня в трусиках и вся мокраяяяяя… «Have you condom?» - настойчиво шепчу я – «Jes!» - он выходит из воды, возвращается с упаковкой, протягивает (для реквизиции?) я пассивно держу ее в руках, чувствую покалывание в пальцах.

Он снова забирает упаковку, деликатно отворачивается, Я подплываю сзади, обнимаю ногами его бедра, трусь 300 долларовым лифчиком о его спину. Он резко разворачивается и – глубоко всаживает мне. «Jes, jes, Mustafa», - как странно говорить на другом языке во время этого. Никогда не думала, что фразы из порно мне пригодятся в жизни. Покусывает мои соски до боли, крепко прижимая своей ладонью мою задницу, насаживая до упора. Из меня льется английская речь. Боже, неужели я ТАК знаю английский? Я рассказываю, что ты разбудил мое сердце, что я была уже мертвая, а ты показал мне весь мир и цвета. Танец длится долго.. очень долго.. я уже кончила, а ему все далеко. Где-то высоко кружит незнакомое небо с чужими звездами, горизонт и берег слились в одну линию, я уже не понимаю где мы. Он шепчет «Go in the car, we make sex». Я хочу его. Долго. До конца. Киваю, плохо уже что-либо соображая.

Снова едем, его приятели не прерывая разговор, будто для них это привычный ритуал, впереди все так же смеются и оживленно болтают. Мы тормозим на заправке, Татлым выходит в магазинчик, приносит кучу шоколадок, соков, какие-то турецкие сладости, орешки. Я от всего последовательно отказываюсь. Хочу только одного.

Сворачиваем в какой- то лес. Я уже просто следую за ним, ничего не спрашивая. Заходим вглубь, friends громко слушают музыку, переговариваются, смеются где-то вдалеке. Останавливаемся. Он нерешительно прикасается к моему предплечью. Опускается ме- е-е-е-дленно на колени, поднимает низ платья, стягивает трусики на щиколотки, языком безошибочно попадая в нужную точку. Неутомимо доводит меня до сумашествия и.. калейдоскоп ласк, поз…

Мои бедные колени… внезапно он резко выходит, нащупывает другой вход и резко врывается я кричу от боли, наслаждения и одновременного оргазма. Новый партнер и одновременный оргазм? Приятный бонус... Мы откидываемся на хвою. Платье задрано до шеи, трусики где-то отброшенные в темноте. Я на горячем и пахнущем чем-то экзотическим молодом теле, яички проверены, действительно гладкие и шелковистые… его пальцы снова неутомимо поглаживают, ощупывают, бесконечно целует мое влажное лицо.. но я шепчу «comeback», обессиленная так, что даже не могу построить правильно фразу. Он с сожалением выпускает меня, ищет мое белье, заботливо одевает, одергивает платье. У меня наворачиваются слезы, благо темно, хоть глаз выколи, отвыкла от мужской заботы.

Мы едем в отель, я максимально отодвинулась от своего любовника, мы же не один в машине. Он продолжает будто случайно, на резких поворотах, касаться моих пальцев, предплечья, колен… Меня обдает волнами желания, но я сыта и хочу только спать.

На крутом повороте я чувствую легкое касание своей голени рукой одного из френдов. Я отодвигаю ногу, но уже чую подвох, и действительно, рука следует за мной, осторожно поглаживая. Тогда я резко хлопаю по руке, раздается звонкий шлепок, Татлым очнувшись от мечтаний что-то бросает резко своему френду. Мы приехали, он выходит меня провожать. Я шепчу – твой друг на меня злой? - О да! – я смеюсь, он улыбается, наклоняется, целует в запястье, снова повторяет I love you, Милена. Я смеюсь, понимая, что это просто фраза, но все равно приятно) И совсем тихо в ухо – tomorrow? eleven? Shopping center? – may be , - улыбаюсь я.

Утром, по зрелому размышлению, до меня доходит, что ситуация опасна. В голове разом всплыли все картинки со сторек, с удаффа, со СПИД инфо. Неее.. наверное, сегодня я никуда не пойду, лягу спать пораньше, тем более сегодня предпоследний день здесь, нафик надо.
Характерные следы любовных баталий на коленях замаскировала парео, джинсой. И все-таки, когда вечером ко мне стал клеиться турок из отдыхающих (такой типичный паша-бей с седыми усами), первой мыслью было – вот он, бесплатный сыр. Ну конечно, болтливый Мустафа растрезвонил по всему отелю о русской, которая ДАЕТ. Весь вечер он таскался за нами с сыном тенью, причем на мое резкое I don’t understand you он умудряется на пальцах мне продемонстрировать камасутру со мной до утра, как только baby sleep!

Ужас накатил на меня, я тут же громко сообщила о том, что зову секьюрити, после чего мерзкий извращенец ретировался. Но напугалась я до такой степени, что когда позвонил Татлым, сказалась больной. Раз десять я повторяла I am fool ill. Have hight temperature. Он твердил только I love you, Mylene. В конце концов, трубку я отключила, пытаясь отключить и другой телефон в соседней комнате, я снова услышала его голос. Теперь уж он нашел где-то турчанку, знающую русский. Я и ей объяснила про высокую температуру и что я физически не могу выйти. На что она, выслушав ответ Татлыма, настойчиво повторила несколько раз «Тут пацан чуть не плачет. Выйдите, пожалуйста, хотя бы на пару минут», - «Хорошо», - устало соглашаюсь я, раздираемая противоречивыми чувствами.

Намеренно накинув простые джинсы и майку, я все-таки вышла, тщательно репетируя кашель. Меня действительно немного лихорадило от всего случившегося, поэтому неудивительно, что сказал Татлым, когда меня увидел – doctor? -«No, I have pill». Он быстро дотронулся до моего лба. Посмотрел несчастными глазами: «Good night, my love», - и ушел не оборачиваясь.
Наутро мне уже казалось, что опасность я выдумала, страшилки – стечение обстоятельств, все достаточно было невинно. Море было ласковым, когда я шла на шестичасовой заплыв, соседи радостно здоровались со мной, птицы пели, а цветы сияли, поворачиваясь ко мне своими головками. И я чувствовала такое умиротворение и гармонию.

Отбросив все плохие мысли, я просто наслаждалась природой, отдыхом, вкусной едой, дефилируя от аква-аэробики к бассейну, от моря в снэк- бар, с пляжа на веселуху с аниматорами. Однако за все утро я так и не увидела Татлыма. Не то, чтобы я его специально высматривала. Однако мы уже фактически несколько раз обошли территорию, а его не было видно. Решив для себя, что у него что-то вроде выходного, я его и увидела - в бич баре, когда брала напитки для нас с малышом. Я стояла в конце небольшой очереди, он успевал мимолетно улыбаться мне и мгновенно выполнять заказы. Его напарница побежала варить мне текиш кофи, очередь незаметно рассосалась. «Тебе получше?» - «Да, спасип» - «Мы увидимся сегодня?» - «Да, конечно», - это у меня вылетело не задумываясь.

Вечер. Мы идем по ночному городу. Он рассказывает мне о своих родителях, сбиваясь на турецкий, об армии, о своих братьях и сестре. Периодически останавливается и заглядывает в листочек, где выписаны на английском фразы. Листочек большой. Фраз много. Я его спрашиваю «Have you dream?» Он меня явно не понимает, я машу рукой. Солнечный мальчик, он живет здесь и сейчас. Целуя меня в запястье, он снова и снова повторяет «I love you, Mylene», - «Like you me?» уточняю я -«No, no! I love you» Мы смеемся. «Фото?» - Я подначиваю «Ню?» Он делает круглые глаза -«No, no!» Я снова смеюсь.

И тут звонит телефон. После короткой тарабарщины он поясняет: «My Friend». Начинается… я же вроде объяснила – only you!

Чуть помедлив, все же сажусь в машину. «Good evening»,– пищу голосом отличницы. Мустафа нас представляет по-английски: «Мой друг управляющий отелем… (далее следует название отеля, в котором мы с сыном сейчас отдыхаем), ну а это моя девушка Милена». «Да, я знаю, только не Милена, а Лина, да?» Меня действительно по паспорту зовут ЛИНА. Пока едем «друг» расспрашивает, как мне нравится отель. От работы кондиционера до «устраивает ли меня меню». Мы едем по ночной Анталье, Татлым и «друг» последовательно предлагают чай, шоколад, колу-фанту, кофе… Кофе! Да! Я хочу текиш кофи. Мгновенно тормозим у близлежащей кафешки. Татлым открывает мне снаружи дверцу, галантно подает мне руку, секретно сжимая ладонь в своей. Волна возбуждения поднимается снизу по всему телу, и я прикрываю глаза ресницами, чтобы мое желание не так явно рвалось наружу.

Местные халдеи в костюмах уважительно склоняются. Я про себя посмеиваюсь: вот уж, наверное, Татлым чувствует себя «королем». Мы неспешно ведем беседу, френд вежливо выспрашивает про уровень моего теперешнего отдыха, просит озвучить сравнительный анализ с прошлыми поездками, приеду ли я в 2011 в Анталью. Я снова немного расслабляюсь. Татлым горделиво объясняет турку, что Милена не пьет и не курит. Правда? – удивляется тот, я вежливо улыбаюсь.

Кофе выпит. Я тихо шепчу Татлыму изящный эвфенизм «потрахаемся?» - «swimming?» Турок деликатно делает вид, что ничего не видит и не слышит.
Вода. Шелест волн. Мы летим куда-то к звездам. Долго. Не спеша («Они долгоиграющие» - я вспоминаю брошенную вскользь подружкой фразу) Где-то вдалеке смех и тихий разговор, друг - управляющий уехал на машине. Иллюзия уединенности в толпе. Слов - не нужно. Я совсем забыла, что утром улетаю, впереди еще целая ночь, и я парю. Внезапно лицо Татлыма каменеет. «What?» - я слегка встревожена. - «My friend», - сквозь зубы, тихо в ответ. И внезапно, с решительностью: «Групп секс?» - «Что??» - я все еще думаю, что ослышалась. «Групп секс?» - с той же интонацией, что предлагает мне чай, кофе, шоколад, итинг, повторяет он.

Долгая пауза. Я в замешательстве. В голове голос Фокена «Ну ты чего, Милен. Надо пробовать!» Эээ.. я представляю совсем невыигрышную по сравнению со сладким мальчиком внешность друга («Наша Раша» видели? Строителей-таджиков? Так вот это тот, кто НЕ Галустян!) и твердо говорю. «No» - «Group sex?» - в третий раз предлагает Татлым. «No, I wont comeback in the Hotel», - холодно говорю я. Да не хочу я никого больше. Меня начинает бить мелкая дрожь, я заплываю за спину Татлыма и он, будто напоследок накрывает моей ладонью свои гладкие яички. Он что-то кричит на своем тарабарском прямо в море, оказывается его «друг» плавает в пяти-семи метрах от нас… После непродолжительного монолога, Татлым смотрит мне в глаза – Мы возвращаемся.

Выходим из воды. Злой друг уже где-то возле машины. Мы быстро одеваемся. Дрожь сотрясает меня всю, я, кажется, действительно заболела. Явная простуда. И тут Талым, глядя на меня (я избегаю смотреть на него) тихо произносит «I’m sorry» . Я молчу. Теперь мое лицо каменеет. «I’m sorry,Mylene», он целует мои руки и повторяет вновь и вновь. Я улыбаюсь: «Ты говорил – нет проблем, и я, теперь говорю – нет проблем» - «I love you, Mylene». Да-да, это я уже слышала. Хочу в безопасный номер. Это я уже про себя. Возле отеля я говорю, что fly tomorrow. Твои друзья все на меня злые? – Ага, - смеется он.

Мы скомкано прощаемся. Он совсем по-европейски целует меня в обе щеки. Опять повторяет про любовь. Но я уже мысленно в самолете, машу ему рукой good night, мы улыбаемся, и я изящно впархиваю в неоновый отельный лобби-бар. Медленно попивая колу, я раздумываю – не жалею ли я об упущенных возможностях? ММЖ я могу и дома организовать. Есть у меня в Ростове некто красавчик Стас с открытым бессрочным предложением.

Так что, если мне надо будет…