Асиенда сеньора Мендозы > Неформат > Мои безумные фантазии

Мои безумные фантазии


8 сентября 2010. Разместил: Кайя
Говорю сразу, история эта – чистой воды фантазия, сродни той, что сочинила и выложила на сайт леди Марика. Так что можете загнать моё сочинение даже и в неформат. Хотя секс в истории присутствует, сама удивляюсь, как я могла себе такое навоображать.

Наверное я всё таки немного Лолитка, недаром Анджей меня так время от времени называет, хоть я и делаю вид, что меня это прозвище не сильно радует. Лукавлю конечно, мне нравятся все прозвища, придуманные им для меня. Просто это немного напоминает про то… Впрочем, неважно, про что.

Дело всё в том, что мне подчас нравится задавать Анджею всякие каверзные, а иногда и не совсем приличные вопросики, например какая эротическая фантазия заводит его более всего . На этот вопрос он мне всякий раз отвечает какую-то белиберду. Один раз сказал, что хотел бы увидеть, как я с другой девушкой любовью занимаюсь, именно увидеть, а не принять участие в этом действе. В другой раз – что мечтает заснять наши занятия любовью на камеру и потом это посмотреть. И если в сюжет с лесби-любовью я ещё как-то поверила минут на пять, то в * любовь под сенью веб-камеры* - ни на мгновение. Почему? Ну, во-первых, отлично знаю, что Анджей не слишком жалует всякие интернетовские порнооткровения, называя их *анатомический атлас в движении*, а во-вторых, потому, что… А вот этого вам знать не надо.

Однако есть вопрос, ответ на который я не получила, когда его задавала, да и не получу никогда скорее всего. Всякий раз, когда я пытаюсь узнать у Анджея про то, как у него было с его прежними девушками в плане секса, то в ответ слышу, что * это прошлое и тут уже ничего нет и никогда не будет* и вообще *закрыли тему*, а когда мой любимый говорит : * Закрыли тему*, значит всё, спрашивать бесполезно.

Жаль, а мне порою так хочется узнать, как мой Анджей занимался любовью с какой-нибудь из моих предшественниц, ибо тема эта меня почему то реально заводит иногда. Было время, когда я воображала себе всё это и испытывала при этом какое-то мазохистское удовольствие.

В моих фантазиях партнёрша Анджея всегда похожа на Ермакову (есть одна такая особа медийная, формат Д2 ), которую я, надо сказать, терпеть не могу (она крашенная кукла, да ещё и истеричка) и вижу я всё это словно бы в магическом зеркале. (Про эту штуку мне рассказал один мой друг по имени Владислав. Мы с ним именно друзья, между нами никогда не было и никогда не будет ничего чувственного. Анджей в шутку называет наши с Владом отношения *чёрно-белый ковен*)

Итак, я смотрю в магическое зеркало и вижу Анджея и эту куклу. Они оба находятся в какой-то комнате, где из мебели лишь черный кожаный диван и больше ничего.

Анджей сидит на этом самом диване, а *Ермакова* перед ним исполняет что-то типа эротического танца и у неё это, надо сказать, весьма неплохо получается. Она вышагивает на своих высоченных каблуках, чувственно покачивая бедрами, наклоняется и снова выпрямляется с изящно-томной грацией и даже изображает, будто ласкает себя. Словом старается вовсю, но вот только на Анджея эти её старания не производят никакого особенного впечатления, во взгляде его нет ни тени восхищения или вожделения, лишь вежливый интерес и всё. *Ермакова*, прервав на мгновенье свой танец, смотрит на моего любимого и кокетливый призыв в её глазах сменяется недоумением и непониманием, но она не оставляет своих попыток хоть как-то заинтересовать его и вновь принимается танцевать, но теперь её танец уже напоминает стриптиз, ибо она медленно стягивает с плеч бретельки своего короткого розового сарафана, а затем и вовсе избавляется от него. И в тот самый момент, когда сарафан оказывается на полу у её ног, Анджей жестом подзывает эту куклу к себе и она идёт к нему, преодолевает эти несколько шагов, всё так же старательно виляя бёдрами.

Дойдя до дивана *Ермакова* с самой очаровательной улыбкой, на которую похоже способна, наклоняется к Анджею и делает попытку его поцеловать, однако он отстраняется и не позволяет ей это сделать, а затем, указав на ещё оставшиеся на ней детали одежды, делает жест, долженствующий означать * избавься от этого всего и быстро*. Девица как можно эротичнее стягивает с себя бюстгалтер и трусики (всё это разумеется того же розового цвета), бросает их в дальний угол дивана и, наклонившись, вновь делает попытку поцеловать объект своего вожделения, такую же безуспешную, как и первая. Анджей уклоняется от её поцелуя и указывает ей на диван рядом с собою. *Ермакова* садится, вся в предвкушении феерических ласк, и мой возлюбленный, повернувшись к ней, действительно прикасается к её телу, проводит руками по её плечам, груди, животу, бёдрам, но это мало похоже на ласки, скорее на какое-то ощупывание. Так ощупывает невольницу смотритель гарема, прикидывая, а стоит ли или нет покупать её для хозяина. Не знаю, испытывает ли *невольница* удовольствие от этих *ласк*, но глазки она жмурит весьма томно.

Потом Анджей жестами велит девице встать с дивана, повернуться спиной и наклониться, затем поднимается сам, расстёгивает брюки и, нет, не снимает совсем, а лишь приспускает их вместе с плавками.

Мой возлюбленный вполне возбуждён и готов к близости, но ему похоже совершенно наплевать, что чувствует его партнёрша и он, даже не удостоверившись, что и она в достаточной мере возбуждена и готова, резко вгоняет в неё свой член и начинает её трахать. Именно трахать, а не заниматься любовью, жестко и методично. Руками Анджей сжимает ей бедра, но в этих прикосновения нет никакой нежности и они причиняют этой кукле даже неудобство, равно как и всё остальное, что он с нею проделывает и она даже делает похоже попытку освободиться, но Анджей в ответ на это шлёпнул её ладонью по заду и сделано это было отнюдь не в шутку, а со всей силы, так что * Ермакова* даже вскрикнула, но не от удовольствия, а от боли. Да и вообще удовольствия она никакого от этой близости не испытывает, ибо личико её сейчас утратило всю свою томность и в глазах застыло выражение даже некоторого страха, а вовсе не страсти. Потом Анджей заставляет её выпрямиться и, переместив одну руку ей на грудь, стискивает её с такой силой, что несчастная девица аж перекосилась вся от боли и вновь согнулась. А на лице моего возлюбленного появляется выражение жестокого какого-то торжества, он прикусил губу, явно сдерживая стон, а затем, напоследок вновь шлёпнув эту куклу по заду, извлёк член свой из её лона, а её саму просто оттолкнул прочь от себя и она, не устояв на каблуках, упала на пол, туда, где валялось её сброшенный розовый сарафанчик.

Бедная *Ермакова* так и осталась сидеть на полу и рыдать от унижения, Анджею же не было никакого дела ни до неё самой, ни до её обиды на него. Он просто взял с дивана оставленные там трусики своей недавней партнёрши, вытер ими свой член, оделся, а затем бросил их ей вместе с бюстгалтером. И ушёл прочь, даже не взглянув напоследок на свою *даму*.

На этом моя фантазия заканчивалась. И, знаете, когда я себе всё это воображала, то реально возбуждалась от мысли о том, что мой любимый получил удовольствие, а моя гипотетическая предшественница испытала лишь страх, боль и унижение.

Я однажды даже попыталась немного ласкать себя, когда представляла себе все эти жестокости. Но вся штука то в том, что проделать я это пыталась, лёжа в постели рядом с Анджеем и уверенная, что он спит. Как же, размечталась. Так что тогдашний мой *сеанс самоудовлетворения* плавно перетёк в занятие любовью с моим ненаглядным. С очередным обоюдным *улетанием* от наслаждения.

Не знаю, был ли Анджей на самом деле так жесток с какой-либо из своих бывших любовниц, может да, а может и нет, этого я никогда не узнаю. Со мною же весь сеанс *жестокого* секса сводился лишь к … Впрочем, об этом в другой раз.

А трах Анджея и этой *Ермаковой* я с некоторых пор перестала воображать. Почему? Сама не знаю.
Всё, как говорится, *закрыли тему*.