Асиенда сеньора Мендозы > Неформат > НЕЗАМЕТНО ВЗРОСЛЕЮТ МАЛЬЧИШКИ

НЕЗАМЕТНО ВЗРОСЛЕЮТ МАЛЬЧИШКИ


22 сентября 2010. Разместил: Кэп
Мне было лет тринадцать, может быть четырнадцать. Пионерский лагерь в Абхазии, в Леселидзе. Я уезжал туда на протяжении нескольких лет. Смены были длинные, двойные, без пересменков, 52 дня. Я отдыхал, и родители отдыхали от меня большую часть лета. Отъезд в середине июня. Автобусы на центральной площади нашего подмосковного города, мама, которая почему-то вдруг начинает плакать. А ты весел, ты в предвкушении морских заплывов и футбольных баталий, ты встретил ребят, некоторых из них ты не видел с прошлого лета, краем глаза рассматриваешь девчонок которые поедут с тобой в одном автобусе, а значит, с большой степенью вероятности, попадут с тобой в один отряд. Ну что, вроде бы так ничего себе девчонки.
А почему мама плачет?
«Мам что ты плачешь то?». «Мам, ну как не обращай внимание? Перестань, люди же смотрят!»

Автобусы, Ту-154, что само по себе уже круто, Адлер, опять автобусы и вот мы уже на месте. В райском месте.
Море, пальмы, кипарисовая аллея, музыка в громкоговорителях, спартакиада, футбол, замечательные медали – «золотые», «серебряные» и «бронзовые», металлические, соответствующих цветов, которые тебе вручают на пионерском построении, если ты, конечно, сумел завоевать эти медали, в условиях жесткой конкуренции с другими загорелыми и спортивными мальчишками, не менее сильными и амбициозными чем ты. Да что там, одни жуки-пискуны чего стоят. Ну может они и не так называются, но мы из звали «пискунами» - огромные, когтистые и действительно пищат. Наши родные майские жуки будут раза в два поменьше. Летучие мыши, которые охотятся за этими жуками, отгрызают им пузы, а все остальное что оставалось от жуков, мы выметали по утрам когда наш отряд дежурил по уборке территории. А танцы под ВИА. Этот пассаж: « Слишком поздно мы с тобой поняли, что вдвоем вдвойне веселей. Даже проплывать по небу, а не то что жить на земле». Девочку так хочется прижать к себе, но … решались на это вроде только в 1-м, самом старшем отряде. А ты выдерживаешь дистанцию и завидуешь этим, из первого отряда. Почему же к ним их девочки так охотно прижимаются и обнимаются? А что же наши то? Вот незадача какая!

А когда не было танцев, показывали кино под открытым небом. А пока кино не началось, ты сидел и пялился в это самое небо. И это было незабываемо. Потому что в наших средних краях никогда не увидеть такого неба, такого скопления звезд, мириадов звезд, и яркую светящуюся дорогу – млечный путь.
Беспечно и весело проходили дни.

Там в Подмосковье оставались родители и маленькая сестренка. Ты скучал, писал письма раз в пять дней. Мама положила тебе в чемодан перед отъездом необходимое количество бумаги, ручки и сколько нужно почтовых конвертов. Обязательно «авиа». Они дороже, но доставлялись немного быстрее. Впрочем, отец наверное опять в командировке. Он в последнее время не вылезал из своих «экспедиций». Сидел на полигонах, то на Эмбе, то во Владимировке. Испытывали оружие. Я догадывался чем родители у меня занимаются, хотя они и говорили мне что разрабатывают утюги. Ха. С тех пор я называю ракеты утюгами. Хихикаем с мамой и папой когда по телевизору смотрим военный парад. «Смотрите» - говорю я подмигивая – «Ваши утюги поехали». Они улыбаются.

Так отец наверное опять в экспедиции. Мама одна с сестренкой. Мама работает, вечерами по магазинам. И если бы в магазинах как сейчас, фиг бы с ним, а тогда пока отстоишь очереди чтобы хапнуть сосисек, пока хлеба в другой очереди, пока молока. Благо мама еще молодая и город небольшой, можно пешком туда-сюда.

Все вокруг коллеги-друзья. Дружим семьями. Друзья родителей в шутку иногда называют меня «безотцовщиной». Я смеюсь. Потому что знаю, что отец у меня есть. А как иначе? Отличный отец. Сильный. Настоящий мужчина и занимается настоящим делом. Он старше мамы прилично. Но как же они любят друг-друга! Со мной правда он строговат, мне кажется. С сестренкой вот совсем не такой. И вроде я не очень такой уж хулиган, ну так иногда бывает. Учусь вроде хорошо. Ну не заладилось с классной, ну что делать?

Вернемся однако в лагерь.
Пришло время похода. На несколько дней всем отрядом уходим в горы. Не высоко конечно. Но все по-настоящему – с палатками, с котелками. Разбиваем лагерь на опушке возле леса в ущелье. Ставим палатки. Делаем все необходимое для защиты от змей, чтобы ночью они не заползли к нам в палатки.
Природа, нет слов. Горная холодная речка. В ней иногда можно увидеть гадюку!!! Но мы в ней купаемся!!! И ничего, все живы, даже здорово! А полазить по склонам! Тут никаких восклицательных знаков не хватит! А каша с костра со шпротами! Банка шпротов на двоих! А песни под баян! Кругом бегают местные смешные поросята с дырками в ушах. Просто так бегают себе, никто их не пасет. Чтобы поймать такого нужна сноровка. Слушайте, а в траве столько живности! Она вся кишит кузнечиками, богомолами и бог знает кем еще! Даже присесть на траву неуютно как-то. Сразу же кто-то на тебя заползает.

У нас в отряде была девочка. Светлая такая. Пусть будет Света, так то я не помню уже как ее звали. Она не была уж прям такой красавицей. Не была горделивой осанистой популярной пионеркой-командиршей. Но она мне очень нравилась. Мне нравились ее движения, ее манеры, ее голосок. Мне нравились ее бездонные голубые глазищи. Мне нравилось что я ей нравился. Да-да, я это чувствовал! Я бы даже ее обнял и поцеловал, почему то мне казалось что ей этого хотелось. Но … вдруг узнают друзья? У меня как-то не было на этот счет полного понимания, что это настоящему мальчишке не подпортит репутацию. А своей репутацией настоящих мальчишек-сорвиголов мы тогда очень дорожили.
И вот вечером, когда мы поужинали, когда разожгли костер, когда запели песни а над головой распахнулось невероятное звездное небо, я заметил отсутствие Светы. Сильно забеспокоился. Какая причина могла заставить девочку нашего поколения отсутствовать около пионерского костра да еще на опушке этого волшебного леса? Где Света?

Я собрался идти искать ее в лес. Почему-то мне казалось что именно туда ее утащил какой-нибудь зверь или злодей. Конечно никому ничего не сказал, сам справлюсь. Взял фонарь, взял нож. Сейчас достаточно положительно, с высоты своего опыта, оцениваю действия того маленького меня. Действовал несуетливо и спокойно. Ничего не боялся, нужно было спасти девочку и я принялся за дело.

Но на всякий случай, перед уходом в лес, решил проверить палатки. Маловероятно, конечно, но вдруг решили пошептаться с подружкой, девчонки странный же народ.
Нашел ее в одной из палаток рыдающей в темноте. Распласталась на полу и рыдает.
- Что с тобой? Кто обидел тебя?
После длительной паузы:
- Отец от матери ушел.
Наверное, получила письмо перед походом и долго держала это в себе.
- Как ушел? Почему?

Понятно что все дальнейшие слова мои были глупыми. Я даже как то сам это понял, поэтому просто сидел рядом с ней забыв о костре и веселье и думал.
Ничего не понимал. Как мог отец бросить такую дочку, мать этой дочки, как так можно, уйти к другой женщине. А Света как же? Как же она теперь будет без отца, кто же теперь будет ее защищать и любить?
Перед глазами стоял мой отец, моя сестренка которую он очень любил. Даже подумать было невозможно чтобы мой отец ушел от мамы и сестренки.

В тот момент я понял, что нет ничего хуже уйти и бросить того кто тебя любит. Что нет ничего хуже чем предать своего собственного ребенка, который любит тебя всей душой и которому будет без тебя очень плохо.
Я был потрясен.

Возможно, именно в тот момент я покинул свой детский инкубатор и начал понемногу узнавать и осваивать реальный, окружающий нас, полный темных колодцев, но, не смотря ни на что, такой замечательный Мир.
И было полное понимание того, что этот Мир тоже ждет когда я повзрослею, потому что для меня у Него было припасено немало серьезных дел.