Асиенда сеньора Мендозы > Неформат > Художественное чтение вслух

Художественное чтение вслух


23 ноября 2011. Разместил: Кайя
Художественное чтение вслух.
(написано вдогонку Жилю)
«…и я вообще-то имела ввиду, что ЧТЕНИЕ стори заводит (помните, "дрочибельно"?)) а не какой-то там первый встречный…»
Леди Джейн
«…когда читаю такие стори, то возбуждаюсь…»
Лаки из страны ветряных мельниц


Да уж, замёрзли мы сегодня по образному выражению моего мужа «до синих ушей». Где и как, особого значения для моей истории не имеет, важно что замёрзли. У меня вообще было такое чувство, что изнутри льдом покрываюсь и хотелось лишь одного, чаю с мёдом напиться и под одеяло залечь, а там хоть трава не расти.

Чаем меня действительно напоили, а сверх того ненаглядный друг моего сердца чуть ли не насильно в меня влил рюмку коньяка, а на мои вялые протесты не терпящим возражения тоном заявил: «Это для твоей же пользы, чтоб не расхворалась тут ещё». Ну надо, так надо, выпила, хоть и скорчила при этом недовольную рожицу. Не сильно, знаете ли, обожаю коньяк.

Однако ж «лекарство» сделало своё дело, льды в моём организме растаяли и появился интерес к происходящему в мире. А так как ещё утром мельком узрела, что на «просторах острова Мендоза» сегодня «дают» одного из моих любимых авторов (привет, Жиль), решила почитать, что он там пишет такого «садистского» и не только почитать, но и высказать, что я на тему его «садизма» думаю.

«…Просто местечко такое было…..глуховатое. Вокруг НИИ, темная аллея и ни души. Если в таком месте в такое время подойти к женщине, то вполне возможно вместо легкой беседы начать делать ей искусственное дыхание, непрямой массаж сердца и вызывать скорую…» Попыталась вообразить, а что бы я делала в данной ситуации… да уж, тут бы точно не обошлось без всех вышеперечисленных процедур…для набивающегося в собеседники гомо сапиенс… если будет приставать конечно.

Читаю дальше. Ого, а вот это уже начинает нравится: «…Я не стану передавать содержание нашего трепа, хорошо? Моя задача - заставить её говорить. О том, что ей интересно. О её проблемах. О ней самой.

Мне же надо слушать, спрашивать и быть внимательным, понимающим и сочувствующим. (Эмпатия включилась автоматически, с места, с пробуксовкой.)
Отвечая и задавая вопросы быть эрудированным и с чувством юмора. Обязательно рассмешить.

И найти слабое место. Надавить на него, едва заметно и нежно…» А дальше ещё круче: «…Бля буду, если через полчаса она не считала меня очень близким человеком. И, девочки – предвижу ваши обвинения в лицемерии – я им был на самом деле.
В тот момент…» Да уж, с таким бы я потрепалась даже и в аллее тёмной, но только это и ничего более, такой человек не станет настаивать и принуждать, если дама скажет «нет».

И сразу воображение рисует «картинку маслом». Меня и Жиля, идущих через парк в свете тускло горящих редких фонарей и оживлённо беседующих…о чём?…да о чём угодно. О футбольном матче Россия-Андорра, о поэзии Мицкевича, о нравах современных дам наконец. Он хочет меня, я это чувствую, но так же чувствую, что ничего такого, насильственного в отношении меня он не позволит себе…ему нужно не только испытать удовольствие, но и дать его той, что будет с ним, тоже нужно. И мне немного досадно, что не могу ответить на его желание своим, но что уж сделаешь, такова реальность. Жиль мне нравится, вот только… мы расстаёмся и я лишь целую его в щеку на прощание. (Жилечка, прости, что опять мучаю тебя)

-- Ну что, опять эти твои… персонажи. Кто на этот раз? – звучит над моим ухом притворно-сердитый голос Анджея.— Женщина-кошка или этот…как его…Свинтус что-ли?
-- Нет, это Жиль. Барон который. Помнишь историю, под которую мы с тобою…
При воспоминании о том, что мы однажды творили под «аккомпанемент» Жилевской истории про даму в электричке, я начинаю тихонько краснеть от смущения.
-- Ну, ясно… очередной разврат. Про что хоть пишет то? Мне хоть дашь почитать или опять «это не для тебя, Энжел»?
-- Сама ещё не всё прочла, но начало многообещающее. Давай я сама…а ты слушай.

«…Достаточно поговорили? Иди ко мне.
Поворачиваю к себе за плечи. Кладу руку на затылок, наклоняюсь и целую, удерживая и прижимая к себе. Долго целую.
Сначала – замирает. Не пытается отстраниться, но и не отвечает. Через время – едва заметное движение языка. Губы расслабляются, отдаются…»

Читаю… получается довольно гнусаво (всё же простыла таки), Анджей тут же заявляет мне, что « поучись ка ты, Сашиндель, у знающих людей» и принимается читать сам. Вслух… с очень вкратчивывыми интонациями, как он обычно читает подобного рода творчество. А я уже представляю себе всю ситуацию, но с нами в главных ролях. Это мы в моих фантазиях стоим сейчас там… у забора… это меня сейчас ласкает и целует… нет, не Жиль (прости, Жилюш, что даже в этом тебе отказываю), а мой муж, мой Ангел.

«…Задрал юбку, запустив руку в трусики.
Аккуратно, коротко стриженый лобок. Пальцем раздвигаю губки, массирую клитор и ввожу его внутрь.
Совсем мокренькая.
Стонет.
- даааааа……..(что-то новенькое)………..что ты со мной делаешь………ещё…………ааааааааа
Снова затряслась…»

Да… и это тоже в моих фантазиях есть…как хочется, что и в реальности меня потрогал…кое-кто.
-- Сашкин, что ты сопишь тут?—прервав чтение интересуется Анджей и голос его звучит уже не вкрадчиво, а чуть хрипловато.—Сбила меня, придётся сначала начинать.
Но, прежде, чем начать читать историю заново, он сажает меня себе на колени и… читая, дотрагивается до меня… сперва сквозь одежду… затем расстёгивает пуговки на моём платье…касается груди… голос моего милого становится глуше… паузы между словами увеличиваются… он хочет того же, что и я сейчас… любви…близости…секса.
«…Опустившись на колени, стягиваю колготки с трусиками до колен. Раздвигаю пальцами пизденку, легко касаюсь языком клитора.
- (обреченно) Господи………ну что ты делаешь……………
Ножки, однако, раздвинуть не забыла.
И снова застонала…»

Всё, о чтении можно позабыть.
-- Потом… всё потом,--шепчет мне на ухо мой ненаглядный Ангел.—Иди ко мне, mój mały ... przychodzą do mnie…
Подол платья задираю сама. Рука любимого пробирается ко мне в трусики, пальцы ласкают клитор…проникают, сколь это возможно, внутрь. Другой рукой Анджей продолжает ласкать мою грудь… Закрываю глаза, запрокинув голову всем телом прижимаюсь к моему любимому… двигаю бедрами, сидя у него на коленях… над самым ухом его дыхание…хриплое, сквозь стиснутые зубы… сдерживаемый с трудом стон наслаждения.

Нам наплевать сейчас, что оба наших пса дрыхнут недалеко от дивана…впрочем после того, что мы творили летом, нас сей факт уже не сильно смущает.
Хочу…хочу…хочу, чтоб меня взяли сейчас, как Жиль в своем рассказе взял ту, высокомерную с другими и такую покорную с ним… Секса…секса…хочу секса с тобою, мой ненаглядный. Я тоже буду покорной …мой милый… Andrzej moja… moja miłość.
Занимаемся сексом…любим друг друга толком и не раздевшись (как те…из истории)… не мешает нисколько… нам хорошо… безумно хорошо… как в сказке.

Член моего милого движется в моём лоне и каждое его движение сладкой судорогой отдаётся во всём теле… ласкаю клитор и рука Анджея касается моей руки, его пальцы переплетаются с моими и получается что и он и я…вместе касаемся … там… это так… необычно каждый раз бывает…так сладко.
И мой Ангел целует моё ушко, чуть прикусывает его… м-м-м, как хорошо, люблю, когда он так делает…люблю всё, что он делает со мною… люблю его…ЛЮБЛЮ.
А потом… сердце замирает и весь мир перестаёт быть, рассыпается на миллионы искр и ты словно бы паришь, вознесённая ввысь свершившимся оргазмом. Именно так со мною и бывает и на этот раз тоже так было… душа летала, тело дрожало в экстазе… повторяла лишь раз за разом «Анджей… милый мой…милый…»

Последнее особенно глубокое и резкое движение члена в моём лоне… Анджей крепко прижимает меня к себе… и стон, больше схожий с рычанием над моим ухом… и хриплое « о-о-о холер-р-а… Sasha ... Sasha drogi ...» (интересно, а кто собственно «холера»…я или он?)
Историю дочитываем уже минут через пятнадцать после того, как… ну, вы понимаете, после чего.
-- Интересно, а за каким чёртом эта особа по ночам в таком виде расхаживала? Мазохистка что-ли… или в себе уверена по самую маковку?—лениво интересуется мой супруг.—Хотя…какая разница…своё она получила. Кстати, Сашкин, понятно, почему тебе этот Жиль нравится. Ты же любишь… эдаких Лектеров с причудами. А этот твой новый любимец skunk nerdinarny.
В переводе на русский то, как определил сущность Жиля мой благоверный, звучит как «гад неординарный».

PS. Надеюсь ты не в обиде, Жилечка, за такое определение… и за то, что я твой рассказ на цитатки раздёргала. Прости уж, так вышло.