Асиенда сеньора Мендозы > --- > Бред

Бред


16 января 2012. Разместил: Просто Вася
Сидя здесь, в одном из высокогорных аулов Кавказа, осознаю что все рассказы, написанные и опубликованные на этом сайте рождаются у меня именно здесь. В моем родном, душном городе перо не ложится на бумагу, муза не приходит по ночам, и вообще все мои таланты пропадают почем зря.

Сегодня я бы хотел поведать историю об одной прекрасной девушке, судьба которой занимательна не меньше, чем история становления ее как женщины и любовницы.

Это знакомство произошло 4 года назад, когда я еще совсем молодой и непомерно уверенный в себе только начал водить машину. Кто помнит – тот поймет. Когда только садишься за руль, то желание покататься присутствует всегда. Ты ишещь любой возможности кого-нибудь подвезти, покатать, проехать из точки А в точку Б и так далее. Потом уже, по жизни, это все приедается и как только заходит разговор о том, что какого-то родственника надо отвезти туда или сюда, ты уже потихоньку ретируешься, чтобы тебя ненароком не запрягли. Ну да я ухожу от темы.

В соседнем городе жила и училась моя двоюродная сестра. А жила она не одна, а с хорошенькой и статной девушкой – Риммой, такой же студенткой как и она сама. Римма происходила из ненавистной мне породы ереванских армян. Тех самых, которые любят прежде всего погнуть понты и, как правило, на деле ни на что не способных.

Эта девочка нравилась мне всегда. Нравилась тем, что была очень горда и непоколебима, но при встрече со мной эта гордость становилась слишком уж нарочитой. Я ей определенно нравился. Ее тянуло ко мне потому, что воспитанная в строгих понятиях и устоях, не допускающих и простого общения с посторонним парнем, ей приходилось видеться и общаться со мной. А я в свою очередь пел как соловей, отпускал непристойные шуточки в ее адрес и вообще, всячески старался ее задеть.

Римма была хорошей дочерью. Училась и пахала как лошадь на двух работах, прилично зарабатывала и помогала своей семье в Ереване. Она всегда была уставшей, это было видно по ее глазам, словам и общему виду. Но это нисколько не портило ее красоты, а наоборот, придавало какой-то шарм…
В отчем доме она не знала ни одного слова ласки, не знала что такое похвала или любовь родного отца и брата. К ней относились небрежно, тянули с нее деньги и были очень недовольны, когда эти переводы задерживались.

Одним прекрасным днем судьба свела нас возле Сбербанка в их городе. Я привез маму по каким-то ее делам, а Римма стояла возле банкомата и ревела как потерпевшая. Выснилось, что задержали зарплату.
- Ну задержали и задержали, подождут твои мама с папой, перебьются на хлебе и воде пару дней, в конце концов у них еще и сын есть, пусть пашет.
В ответ получаю четкое обоснование того, что я не человек и у меня нет родственных чувств по отношению к своим близким и что мне не понять того, как тяжело сидеть и переживать за родителей, которые остались без копейки денег. Короче обосрала с ног до головы, и снова засунула карточку в банкомат, в надежде, что пока она определяла меня по жизни, деньги на счет таки упали. Опять слезы градом.

Мне стало ее жалко и я достал все, что было в карманах. На 2 недели в тех краях хватило бы вполне.

И правда, чего не сделаешь ради родителей. В другой ситуации она эти деньги засунула бы мне в одно место, но тогда она просто их взяла и сказала короткое - спасибо. Через пару дней приехала и все вернула, ну да не суть…

С того дня она как-то ко мне потеплела. Мне было неудобно. Получалось так, что презрение-то у человека осталось, но факт финансовой помощи уже не позволял это презрение показывать. Ну типа я себе эту теплоту купил.
Короче говоря, я перестал там появляться.
Неделя, вторая, месяц. И мне и ей понятно, почему я не приезжаю. Потом судьба все же завела. Я должен был забрать свою сестренку, которой не оказалось дома и я решил зайти внутрь.
Римма встретила меня сонной, с распущенными, великолепными волосами и в коротком халатике, через который становилось совершенно понятно – лифчика на ней нет. Спокойно открыла дверь, спокойно пустила и предложила разуться.

Такое отношение убивает. Если девушка не накрашена, не причесана и так спокойно светит торчащими сосками при постороннем парне… короче я потерял надежду ее трахнуть.

Разулся и прошел на кухню, она налила мне чай, поставила какие-то плюшки и уперевшись задницей об печку, стала задавать вопросы. Вопросы ни о чем. Но делалось это с какой-то стервозной уверенностью, такой, как будто она обо мне что-то знала такого, чего я должен был стыдиться. С прищуром, с легкой ухмылкой.

А чего мне, собственно, терять? Ебать надо, Василий, ебать.
Сейчас, думаю, пристану. Оттолкнет – спишем на шутку, не оттолкнет – хорошо.
Я встал и взяв свою чашку понес ее к раковине, возле которой располагалась та самая печка с Риммой. Чашку положил, на нее посмотрел…ну да и долбанул ее в десна.
Она легонько стукнула меня по щеке и ушла.

Стою посередине кухни как лошара. В голове ни одной мысли, прострация. В спальне скрипнула кровать, улеглась значит…
Вася я, в конце концов, или не Вася. Будь что будет. Снимаю с себя сорочку, кидаю ее на стул и прохожу в спальню, где она в том самом халатике, лежа на животе, листает журнал.

Судьба, жизнь, женщина – все это дает нам определенные знаки. Главное – научиться их читать. Моих шагов нельзя было не услышать, пол скрипучий, она не шелохнулась. Я стою сзади нее, очарованный ее ногами и ляшками, она – листает журнал. Моя уверенность окрепла, в глазах зажглась искра, все мои мускулы напряглись так, что если бы в тот момент меня видел Чак Норрис, то он, скорее всего, помер бы от зависти…

Ближе, ближе, ближе, веду рукой от задней стороны коленки до ягодицы, она замирает и я, задирая полы халата ложусь сверху, придавливая своим телом ее к кровати.

Вооо, началось. Брыкание, стенания, слезь, уйди, отьебись, но меня уже понесло. Скинуть 90 килограмм хрупкой девушке – нереально, левой рукой беру ее за челюсть и разворачиваю к себе. Впиваюсь в губы и держу так очень долго…Губ не размыкает, мычит, а я насколько это возможно, нагло и дерзко пробираюсь правой рукой к ее киске. Она мокрая…мокрая, как выяснилось потом, она была еще ДО моего прихода. Мастурбировала.

Римма еще немного поборолась для приличия и ослабла. Сначала зло пыхтела, все также сжимая зубы, а спустя пару минут уже легонько отвечала на поцелуй. Победа, ептить.

Звук поворачивающегося ключа, заходит сестра. Мне к сорочке ну никак не успеть и я просто встаю с постели и не встречаясь глазами со своей родственницей, прохожу на кухню. Молчание. Все молчат.

Пролетали дни, недели, месяцы и жаркое лето сменилось прохладной осенью. А я отчетливо ее помню, потому что не люблю этот переход из лета в зиму. В душу вкрадывается какое-то сомнение, похожее на страх. Может быть это инстинкт предков?
Понятное дело, мои воспоминания о погоде не раскрывают ни тему сисек, ни самой ебли, так что буду конкретнее.

После того случая в их квартире мы стали встречаться. Я приезжал в ее город, забирал ее с работы и мы ехали в лес.
Сегодня я задаюсь вопросом, какова была конечная цель? Вот не знаю.
Мы целовались, я гладил ее хорошенькую грудь. Она гладила меня по спине и елозила язычком в моем ухе. Романтика, еби ее все.

Я помню день, когда впервые стащил с нее бюсгальтер и поцеловал в темный сосочек. Как она вздохнула и откинула голову, как схватила меня за затылок и крепко прижала к себе, прошептав: Вася, Вася, Ооо Вася…)

Помню тот день, когда впервые моя ладонь все-таки проскользнула между ее животиком и узкими джинсами, как проникла под трусики и средний палец лег туда, где еще никто никогда не был. К тому моменту я примерно знал где у женщины находится клитор и… нашел его, сначала тихонько поглаживая, а потом неистово теребя. Что может быть слаще момента, когда ты наблюдаешь как женщина, ласкаемая тобой, сходит с ума от желания. Как она отзывается на твои губы и руки…как рояль. Вот тут тронул – она вздохнула так. Погладил там – вздохнула эдак. С тех времен она стала зависима от меня, от моей ласки и мне это нравилось. Молодость на то и существует, чтобы совершать ошибки. Я не понимал, что несу ответственность за ту, которую приручил.

Это был 2008 год.

Встреч было очень много и все они заканчивались одинаково. Она кончала от моих пальцев, я – ей в ротик. Приучивая ее к минету, я был очень последователен. Первую неделю просто доставал своего карателя и давал ей в ручки, которые она с визгом отдергивала, но в дальнейшем привыкла – поглаживала, сжимала и теребила. Ну а дальше сама…не маленькая ведь и понимает что надо делать, тем более что уровень доверия между нами к тому времени стал очень высок. Она очень стеснялась, и пара дней у нас прошла в расцеловывании головки, пока я не поправ все правила своей методики не надавил ей на затылок. Нууу, я так и думал. Голова опустилась ниже и вернулась обратно. И снова. Это уже был минет. Она не хотела быть инициатором. Я ее как бы заставлял. Позже она призналась, что в тот момент ей хотелось тупо отсосать, так как делают в порнофильмах, так как это делают снятые на улице или в сауне шлюхи. И она ждала этой легкой грубости, мол, я не хотела, а ты заставил.

Это чувство вины, постоянное желание оправдать себя и свою слабость – с ней по жизни до сих пор. Не только в отношениях с мужчинами, но и с родителями, знакомыми, друзьями. Она как будто в чем-то виновата.
Скорее всего это чувство ей привили родители. Очень конкретный и действенный способ заставить своего ребенка быть марионеткой в твоих руках.

Анальный секс с ней у нас случился лишь раз, все в том же лесу, в той же машине. Не знаю что я делал не так, видимо просто не сошлись размерами. Была долгая прелюдия – она очень мокрая, я очень возбужден. Смазал член, ее анус и немного разработал пальцем. Ну и вошел. Ну и пошла кровь. Так в протоколе и написали.
Вроде бы не спешил, прислушивался к ней, разговаривал, спрашивал больно или нет, а все равно – кончилось плохо. Ну да вылечилась, и так как меня ее задница каждый раз не манила – я не посягал.

Я играл в мачо – да. Мне льстило что я приезжал, она любыми правдами и неправдами отпрашивалась с работы и уезжала со мной. Но я ее уважал, хранил и берег, очень трепетно заботясь о сохранении ее девственности. Тема же уже раскрывалась? Ну вот.

И тут начинается самое интересное, откуда я, собственно, становлюсь лошарой. Вот сколько не ебись и с бабами не водись, а если не суждено, то ума не прибавится.

Началось это в стоматологическом кабинете, где она трудилась медсестрой. Она оставалась со своей коллегой прибраться и тут, предварительно получив разрешение появиться, захожу я. Познакомились, сели пить чай. Коллега – Аня, красивая статная девушка, с обалденными голубыми глазами и ровной осанкой… я залюбовался и заговорился и, конечно же, забыл про свою пассию. Без ложной скромности – это было взаимно, потому что и Аня забыла про свою подругу, которая стояла, сжимая в руках увесистую бутылочку с каким-то раствором. Ей-Б-гу, забила бы до смерти. Аня вскоре ретировалась. А Римма кинулась в бой.
Жаркие поцелуи и петинг в том самом кресле, после чего кабинет зубного техника. Это такое место, где очень пыльно, валяется керамика, золото, зубы, челюсти, молотки, дрели и прочая дребедень.
Она легла животом на все это добро и спустила джинсы. Потом завела руки назад и развела в стороны свои ягодицы. Этой картины я не забуду никогда. Трусики порвал, член достал. И что дальше? Стой и дрочи, Василий.
Но у моей милой идея получше. Вставляй, мол, только неглубоко. Слушаюсь и осторожно ввожу член во влагалище…хорошо, очень хорошо. Но дальше нельзя.
Я не хочу лишать ее девственности, но ее уже понесло. Просит войти до конца, порвать ей там все, оттрахать как последнюю провинившуюся дрянь…я не хочу. И точка.

Рассудок мутный, но я держусь, вводя только головку, а она плачет. Причем плачет так красиво, что невольно любуешься. Лицо не выражает ничего, а слезы текут градом. Что это – непонятно и я отстраняюсь. А она все лежит…

Я знаю что если лишу ее девственности, то взвалю на свои плечи кучу говна. Это так. Порода у неЙ такая. Сейчас просит, завтра обвинит. Ненавязчиво так, тонко намекнув. И это будет, в дальнейшем, ее весомой причиной меня доставать.

Таких случаев была тьма. Она просила и умоляла, стоя на коленях, я был непреклонен. Не кичусь я, просто знаю чем потом все кончится. Однажды, даже, вызвали скорую…настоявшись на коленях пошла в душ и вскрыла себе вены.

Кто мудак, я? Ну да. Когда возбуждение спадало, она бросалась мне на шею и говорила спасибо за то, что я ее не тронул. Разум возвращался и она понимала какая глупость могла с ней произойти.

Не оправдываюсь. Просто пытаюсь донести полную картинку.

Для всех она – пример для подражания. Хорошая дочь, работящая, умная, порядочная. Такой бы надо очень хорошего мужа, который бы любил ее и уважал. Она всем своим существом пыталась вжиться в эту роль, ей соответствовать, но был такой Просто Вася, который временами портил все ее старания.
Я осознаю что должен был просто уйти и не портить никому жизнь. Но опять же – ума нет, да и занять не у кого. Меня тянуло к ней, к телу и душе. Мы помногу разговаривали, что-то обсуждали, спорили, в целом это были хорошие, теплые отношения, которые с моей свадьбой все же прекратились. На время.

Нет ничего хуже старой любовницы. Это, наверное, прописная истина. Так и я, решил с ней завязать, тем более сестра как-то обронила, мол кто-то ее засватал. Ну и дай Бог счастья.

Расстроилось. Не поженились и она снова одна. Пишет, звонит, донимает. Жалко. А жалость плохое чувство и я стараюсь быть прямолинейным. Не помогает.

Примерно через год после моей свадьбы мы увидились. Ну, она расцвела, стала более женственной что-ли. Воротила от меня нос, была заносчивой как в те, первые встречи. Будто между нами ничего и не было… я немного растерян. Везу ее на работу, она рассказывает о своих успехах, о поклонниках...
Потом прощается, выходит. Возвращается, садится, обнимает меня и крепко, крепко целует.

Мы стали дружить. Никакого секса, легкий петинг, макси-дружба. Она тянулась, а я держался. Не хотел ее заводить, опять начинать все это несмешное кино. Мы действительно дружили и изредка проводили время в различных заведениях нашего города.
А потом стало неприятно, я стал чувствовать, что с меня тянут деньги. Раз, два, три и мегаберсерк в кол-ве 2000$ на операцию по удалению каких-то спаек, возникших вследствие того, что, мол, не живет половой жизнью…… блин, такая хуйня…..
Я до сих пор не могу поверить в то, что повелся на это, даже не проверив возможные причины возникновения этих спаек. Какая там нахуй девственность. Воспаления в органах малого таза, частая смена партнеров и, внимание, частые аборты.
На тот момент у меня все было более чем замечательно, поэтому я не отказал. Не отказал именно поэтому, а не потому что чувствовал вину за отсутствие у нее половой жизни. Просто отдал. Хотя, как выяснилось совсем недавно, подобная операция стоит порядка 500-700$ потолок.

2011 год. Сентябрь.
Моя сестра переехала в наш город, живет с другой девочкой, работает, учится на курсах – все замечательно. Супруга уехала к маме на пару дней и я, ничего не придумав лучше, взял пару бутылок коньяка, отправился к ней. К сестре то бишь.
На часах далеко заполночь, вторая бутылка подходит к концу и у кого-то ой как невовремя развязывается язык.
Кратко:
Сестра – Кто девственница, Римма? Ха….
Когда? Ну ей тогда было 21-22, точно не помню.

ДА НУ НАХУЙ - больше мыслей у меня в голове не было. Только эти три слова. Когда ей было 21-22 я ее даже не знал.

Приехали.
Я долго смеялся, держа в одной руке стаканчик, в другой сигарету. Я хотел их куда-то положить, чтобы схватиться за голову и этим самым собрать все мысли в кучу, но класть было некуда…
Рассказ наверное надо закончить, а то затянулся, хотя остался эпизод с выведением на чистую воду.

А стоит ли? Ведь были какие-то чувства, была страсть, уважение, терпение.
Она призналась. И про первого, и про второго, и про третьего. Про всех них. До меня, во время меня и после. Пальцев на руках не хватило. Бить, ругать, зачем? Но расплачиваться за свою ложь ей придется всю оставшуюся жизнь.

Бред. Все бред.

Новый 2012 год я встречал в кругу своей семьи, куда пришла, конечно же, и моя сестра со своей подругой Риммой, бросавшей свои кокетливые взгляды в мою сторону и косые в сторону моей жены. Я не пил, потому что был за столом самым младшим, которому прилетело счастье побыть в Новый Год извозчиком и доставить пьяных гостей по домам. Римму вез последней, наслаждаясь утренним первоянварьским минетом в ее исполнении. За окном была сухая теплая погода, бортовой компьютер показывал +3 и лишь мотыляющая вверх-вниз такая родная, кучерявая голова напоминала о суровой правде этой жизни.

С Новым Годом, друзья.