Асиенда сеньора Мендозы > --- > Она не любит меня (Кандидат Фокин)

Она не любит меня (Кандидат Фокин)


7 ноября 2012. Разместил: Золотой фонд
Мы сидим на заднем сидении машины. За черным стеклом вьюжная зимняя ночь, а внутри тепло, в приемнике тихонько поет ретро-FM… Принц, кажется…

Она почти совсем обнажена, шубка расстегнута, тонкая кофточка задрана, открывая чудесные загорелые грудки с острыми сосками, джинсы вместе с трусиками спущены до колен… она вся доступная, рядом… и вместе с тем бесконечно далеко… Я одет полностью. Чувствую себя идиотом. Она не делает ни малейшей попытки меня обнять или раздеть. Никак не реагирует на мои жадно ласкающие ее руки… Она не любит меня. Пытаюсь свыкнуться, срастись с этой мыслью.

Она. Не любит. Меня.

Конечно, так было не всегда. Еще совсем недавно, она бы не усидела так спокойно, каждое мое прикосновение отзывалось в ней напряженным звоном, стоном, она была моим музыкальным инструментом, из которого я извлекал чудесные симфонии. Без единой нотки фальши… мне казалось (а может оно так и было) что и музыкант ей небезразличен… иначе бы все равно вкралась фальшь. Ее не было. Где бы это ни просходило… в машине ли, в дорогом мотеле, на лестничной клетке ее подъезда, а уж как это происходило… с ней я испытал все, о чем только задумывался в самых смелых мечтах. Но я и мечтать не мог, что все это я сделаю с такой красивой. И такой любимой девушкой. Любое мое желание принималось с благодарностью, а иногда я делал робкий шажок, а она мне навстречу – два… Я не ограничивал себя в чувствах, растворился в них… и как результат – втюрился как школьник. А она… она сразу поставила себе барьер внутри «у него семья и дети… продолжения не будет, значит влюбляться нельзя». Самолюбие часто шепчет мне, что если бы не этот её барьер…

Она все время старалась как могла, устроить свою судьбу. И вот… Все случилось просто и банально. Она поехала в отпуск, впервые одна – без всех этих спонсоров. И там у нее приключился, казалось банальный курортный роман… вернее не совсем там приключился... Перед поездкой она по Интернету списалась с несколькими мальчиками, теми, кто показал бы ей достопримечательности. Я даже помогал ей… конечно я не сомневался что она свои «достопримечательности» покажет тоже. Но я нисколько не волновался… мало ли кому она пишет. Я все равно лучше всех… и вот… ошибся. Курортный роман не кончился на курорте. Дело идет к свадьбе… осталось только уладить формальности и … выбрать город. Он совершенно обычный… «мальчик», как она говорит. Некрасив, неумён, не богат. Как потом выяснилось – в Интернете изначально за него общался брат… и лишь позже, он понял что ему выпало каре… Разумеется он ее боготворит. Девушку такого уровня он разве что мог увидеть только по телевизору (вообще, если откровенно, то и я тоже… когда то). Надолго ли… не знаю… но сейчас она не любит меня.

Может быть у них это началось как игра. Или точный её расчет. Или в ней всегда жило это желание… найти простого хорошего парня, устроить с ним свою судьбу, нормальную семью… в родном городе это для нее было исключено. Разве что удалось бы найти парня, никогда не смотревшего телевизор, не читавшего глянцевых журналов, и не имеющего друзей в местном бомонде, никого, кто мог бы под хмельком проговориться «повезло тебе с невестой, братан, мы все ее проверили – высший класс!».

Она модель. Не супер. И это не эпитет. Это просто её работа. Я знаю что сейчас вы иронично ухмыльнетесь… я знаю что такое «чиста модельный бизнес» в России. Разумеется у нее была скучная бумажная работа в каком то «главбытснабполитпросвете»… это днем. А вечером… показы, дефиле, платья, прически, модные фотографы. Разумеется не каждый день, может раз в неделю… а потом она спускалась со сцены и… начиналось то, для чего у нас на самом деле сущесвьуют все эти «модельные агенства». Сауны, загородные «дома отдыха», отели… и вместо именитых фотографов, снимавшие ее дефиле на сцене, снимали её уже на мобилу, на бильярдных столах саун, на диванах в «комнатах отдыха»…

Как-то один ресторанный король, эдакий Гаргантюа местного розлива, показывал мне фотки своих побед, сделанные камерой его мобилы… едва попадая в кнопки толстыми пальцами... на одной из фоток промелькнула и её точеная загорелая фигурка, зажатая между двумя мерзкими белесыми брюхами. Добрейшей души человек рассказал мне все подробности той оргии, а я, с каким то болезненным интересом слушал с вежливым видом. Я не ревновал… ее нельзя ревновать.

Я не спрашивал зачем она это делает… может быть она думала что я не знаю ничего о ней. А может ей было все равно. Я точно знаю, что ее не привлекала развеселая звездная жизнь. Никаких оттягов в клубах, никакого кокса… да что там. Она вообще не употребляла алкоголь ни разу в жизни. И всегда возвращалась в крошечную квартирку где жила вдвоем с мамой… Лишь однажды я услышал намек на то, зачем ей все это… буквально одно слово. Слово это было «протест». Против… чего? Или кого?

Все это я знал. Но это не мешало мне ее любить.

Ее глаза, темно-синие, скорее даже фиолетовые… ее голос… манеру говорить, негромко, и всегда как будто чего-то стесняясь… а уж её тело…

Ее тело казалось было отлито из драгоценного металла за раз… на коже цвета гречишного мёда я ни разу не видел ни царапинок, ни прыщиков, ни единого волоска нигде, ни даже следов от них… ни пирсингов, ни татушек, ни даже сережек в ушках… наверное она была откуда то из другого мира. Где все девушки вот такие, чудесной внешности, с телами, лишенными всех маленьких человеческих недостаточков, которые кажется питаются цветочной пыльцой. Там, в их мире, на них всегда легкий макияж, но их помада не оставляет следов, а ресницы не текут… а еще у них особенный запах.

У каждой девушки свой особый аромат. Не хочу писать пошлостей на эту тему… так вот у нее – никакого аромата нет. То есть вообще нет. Это меня удивляло, поражало… Только горьковатый запах «Диора». Она кажется вся пропитана им… как то она подарила мне компакт-диск. Диск, пластик - до сих пор хранит этот ее запах. Раньше. А сейчас она пахнет какими то дешевыми сладкими духами. Это «он подарил»…наверное ей они дороже всякого «Диора».

Я все откровеннее глажу ее. Но она далеко… не замечает меня. Как будто в полусне рассказывает о «нем». Какой он замечательный, и как она к нему поедет и какие у них планы… нет, не спешите кричать что она издевается, зная что ее слова больно ранят… все не так просто. У нас нет секретов, и я очень часто снимаю с нее розовые очки, рассеиваю по ветру ее фантазии, мы часто спорим, ругаемся, в ее авантюрных поступках она всегда просит моего "благословения". А я охотно выступаю в роли строгого папы, которого у нее никогда не было…

Прошу ее повернуться. Она слабо протестует, но все таки подчиняется… передо мной ее самые интимные местечки, они когда то дарили мне столько наслаждения. Не могу удержаться и сейчас, осторожно поглаживаю, потом постепенно погружаюсь глубже. К ней совершенно не применимы слова «мокрая» или «скользкая»… там, внутри, она всегда слегка влажная и какая-то… шелковистая, очень нежная, но эта нежность легко позволяет самые изощренные грубости, и в то же время отзывается на самые легкие касания. Она не протестует… кажется вот-вот и ее тело начнет отвечать мне… как когда-то. Но нет… Она поворачивается ко мне, глядит своими глазами, в которых ни капли возбуждения. И снова спрашивает что-то, касающееся ее переезда туда. К нему. И я вспоминаю, что она не любит меня.

Да, я знаю что ее надо послать. Попрощаться. Забыть. Знаю. Я делал это два раза. Писал прощай… и мир вокруг заполнялся густой серой водой. Которая скрадывает звуки и цвета предметов. Нестрашно… мне в конце-концов не семнадцать лет, я знаю что время все излечит… надо лишь вытерпеть первые дни. Можно жить и под водой. Но зачем-то я был нужен ей… проходили порой месяцы, но она находила меня. Причем находила, прилагая усилия, которые однозначно говорили – «Да, ты нужен мне. Мне плохо без тебя». Нужен. Возможно. Но она не любит меня.

Было бы, наверное, проще, если бы она как-то использовала мои чувства. Или сказала «мы только друзья». Тогда я бы с легкой душой попрощался бы… пользования я не терплю.И с девушками не дружу принципиально. Но она ни разу не воспользовалась моей страшной зависимостью от нее. И ни разу не отказала в сексе. Причем и безотказной настолько, чтобы стать неинтересной – не была тоже… ее всегда приходилось добиваться. И тогда, и сейчас. Вот только тогда я получал в постель укрощенную тигрицу. А сейчас – надувную куклу очень красивую, конечно. Но – куклу.

Все напрасно.

И я пересаживаюсь снова за руль, она одевается, мы сухо прощаемся. «До свидания». Я нужен ей. Во всяком случае – пока. Когда-нибудь все разрешится…

Пустынное ночное шоссе кольцевой не отвлекает от невеселых мыслей. Делаю приемник погромче…

«Твое имя давно
Стало другим
Глаза навсегда
Потеряли свой цвет
Пьяный врач мне сказал
Что ты умерла
Пожарный выдал мне справку
Что дом твой сгорел…

Но я …
хочу быть с тобой…»