Асиенда сеньора Мендозы > --- > Что было когда я спала?

Что было когда я спала?


29 октября 2013. Разместил: Malika
Что может быть лучше этого счастья в глазах и горячего чувства в груди?

Она в который раз самокритично взглянула на себя в большое, от пола до потолка, зеркало шкафа в коридоре. Не часто есть возможность рассмотреть себя с головы до ног целиком, но в этой квартире себя любят и больших зеркал много. «О, боже, ну и что я здесь делаю!» - с внутренним смехом то и дело приходит на ум. Не по поводу этого ли человека еще на той неделе она вызывала милицию!? Но все равно не смотря ни на что, она опять здесь, голая в его свитере, который ей чуть ли не по колена, и в его огромных тапках (из которых все равно пол стопы пальцами ходит по новому отполированному паркету).

«Какая же я смешная, но милая» - наверное, это неуверенность в себе заставляет снова и снова заглядывать в зеркала и рассматривать себя. Круглая голова, на тонкой шее, маленькие острые плечи, маленькие тонкие руки, маленькие тонкие ноги… В комнате она решила снять свитер, потому, что невозможно устоять – сразу же хочется или танцевать, или делать гимнастику у таких зеркал, и, разминаясь, стало необходимым видеть всё тело, правильно ли все гнется. Этот новый бюстгальтер идеально сидит. А такое бывает редко – на нее крохотную всегда ничего нет в магазинах. Но сейчас крохотные, но наполненные круглые грудки идеально поддержаны розовым с кружевами бюстом. Узкая грудь, тонкая талия и резко крутые бедра, тем не менее, узкий таз, красивые бедра. Ей нравится свой вид, любуется прессом, своими кубиками, которыми не всякий мужик может похвастаться, что ее всегда смешит. Удивительно, как же изменилось ее тело. Появились эти женские формы, а колготки, резинкой немного стягивая на талии, только подчеркивают эту интересную ее фигуру. Проводит рукой по талии, бедрам и сама себе удивляется, как это всё такое твердое, без тех мягкостей, как у других… Тренировки не делают ее мужеподобной, и она этому радуется.

- Ссука! Коза! – а потом поворачивается и с таким презрением, наглостью, нахальностью – Слушай, Малика, ИДИ В ЗАДНИЦУ!
Мгновением перед ее глазами проносятся все лица наблюдавших эту идиотскую сцену в супермаркете, долей секунды она ловит как антенна немое одобрение этих лиц. Малика взрывается долей секунды, просто не выдерживает больше этой хуйни и молниеносно поворачивается и заряжает ногой Владу… хотела сначала в голову (и могла), но передумала и просто хлестнула стопой его по плечу «фирменным» ударом, просто чтоб показать всю свою злость. Заранее знала, что поставит блок рукой, заранее была к этому готова, и привычно «обогнула» этот блок умело ложа ногу и перенося силу удара в носок. Все это очень быстро. Так же быстро нога «уходит» на место. Она выпрыгивает из боевой стойки, не может сдерживать презрительного ненавидящего взгляда, плюет ему в лицо, разворачивается и уходит злым шагом, матюкаясь и ненавидя это всё. Ненавидя одобряющих наблюдающих, которые никогда в жизни не заткнут рот этому накачанному уроду, а молча одобрят ее поступок, а потом еще неделю будут обсуждать случай у себя в коморке и на перекурах. Срань всё это. Всё. Это точка. Не нужно ей этой хуйни. Он делает из нее моральную уродину. По неизвестной ей причине, но явно целенаправленно и с полным осознанием последствий своих действий.

- Что ты делаешь у меня дома???!!!
- А что, не надо помогать делать ремонт?
- НЕ НАДО!
- Так, Малика, вот тут надо помочь, и тут тоже… давай не ругайся, давай за дело.
Некогда что-то выяснять, к тому же она от него уже устала, он надоел. Сам свалит. Но нет, вместо того, чтоб просто уйти, он неожиданно в ссоре выбегает из комнаты, прибегает уже с канцелярским ножом и нападает на нее, выламывая руки и размахивая оружием.
Милиция приехала очень быстро и, практически молча, просто выпроводили его вон из квартиры, без лишних разговоров. Но разве это поможет? Задала себе вопрос Малика чудом оставшаяся живой. Врет ли – правду ли рассказывает, но говорил, что был наемником и за деньги мучил и убивал людей в горячих точках… Весело… Вот счастье то! Ничего не скажешь. Руку ломит, но цела, ни царапины.

Смс:
- Люблю только тебя!
- Иди в задницу
- Я без тебя жить не могу! Давай приеду!
- Нахуй, сказала, пошел.
- Иди на мой… хочу… только тебя.. дай попку

Всю неделю с сотню подобных смс о любви, желании и т.п. которые значительно усилились под конец недели.

Работа-дом, дом-работа. Скучно как-то. «Душа жаждет крови». И тут у нее начинаются месячные, и она решает немножко поиздеваться. Поддается на уговоры Владика приехать к нему, заказывает себе самый лучший и самый красивый виноград и говорит ему сварить суп. Он знает, что ей нужно, и уже не впервые варит специально для нее такой суп который ей очень нравится. Даже пытался заманить этим супом к себе не раз.
Встречает ее жарким поцелуем, и жадными хватаниями за задницу горячими руками, будто она его собственность играя на публику, и даже приглашает ее в кафе. Но по своей сущности покупает еду только для себя, мотивируя тем, что девушкам вредно есть подобную пищу. Ну, он прав – ее не раз тошнило при нем от подобной еды, и он это ненавидит, теперь старается беречь ее желудок и варит ей прозрачный суп. Но со стороны всё выглядит очень нагло и по жлобски: сел, сам съел, девушка посмотрела. Какой-то парень так за этим наблюдал, что она присвоила себе колу, и начала тащить у него картошку, лишь бы не выглядеть голодной и скучающей рядом с мужиком-жадиной. А она была голодна после работы.

- Ах! Вот блин! Тебе придется кое-куда сходить – с сочувствием говорит, когда они уже приближались к его дому темной улицей.
- Куда!? Что случилось!? – и неожиданно для нее сам догадывается – У тебя месячные?
Облом, она хотела его удивить и расстроить, но он откуда-то уже знал. Дни считал что ли???
- Как же наш секс? – как будто лишь бы удовлетворить ее спокойно спрашивает
- Будем есть и смотреть мультики.

Он послушно идет в аптеку сразу же, удивляя ее снова заботливостью и отсутствием потребности просить и повторять. Она остается одна в квартире и погружается в размышления и в попытки ответить себе самой «ЧТО Я ЗДЕСЬ ДЕЛАЮ ПОСЛЕ ВСЕГО???». Всё это так не нормально. Он такой ровный, такой неожиданно спокойный и добрый… Может че задумал?

Смс:
- Почему ты напал на меня с ножом? Просто ответь: какая этому причина?
- Я не нападал
- А что тогда ты сделал?
- А почему ты зарядила в меня с ноги?
- Я не била, я лишь опозорила тебя, как и ты меня позорил.

Он приносит прокладки, она тем временем принимает душ-реллакс после сложного рабочего дня, и думает о том, что какой-то он слишком шелковый и улыбчивый, а это явно не к добру. Может на всякий случай домой свалить на ночь после ужина?
Мажется своим любимым фруктовым кремом, который носит всегда с собой для рук в сумочке.
- Красиво? – кокетливо демонстрирует ему своё новое белье розового цвета с кружевом. Он в курсе ее проблем, что ей тяжело найти что-то, что бы хорошо село.
Глазами он не понимает, и «смотрит» руками.
- Боже мой! Да ты истощала вся! Ты что-то ешь? Так, сейчас будешь кушать!
- Ничего не истощала! Я всегда такая, ты просто давно меня не видел!
Его горячие руки умело, по-мужски мощно, проходятся по всему телу, заставляя ее прикрывать глаза и вздыхать. Он улыбается, целует ее.

Отличная большая кровать с каким-то очень хорошим качественным матрасом всегда ее восхищала. Такой удобной кровати она еще никогда и нигде не испытывала. Он уже голый подходит к ней. Его «слоник» уже налит, но тяжело так висит вниз. Весь такой ровный, гладкий, мягкие рельефы, внушительные размеры мускулов, самые широкие плечи… самая красивая мужская грудь. Может, не так подсушен, может где-то жирок, но эта его рубенсовская статура, которая характерна тем, что эти люди если и заплывают жиром, то очень равномерно по всей поверхности тела, так, что почти не заметно, и всегда остаются гладкими и фигурными. Сводит сума всех. Когда он переехал с ее района, к ней начали подходить люди и спрашивать, куда поделся этот огромный качек который с нею ходил, интересоваться, как он поживает и почему такой огромный, чем занимался и т.п. Начинают рассказывать, что много повидали качков, но такого как Владик нигде не видели.
Да она и сама знает, что Владик какой-то особенный внешне, при всей его скромности и кажущейся невзрачности. Он и сам знает, что привлекает. И все те, на кого он работает и кому вынужден сосать по долгу своей проститутской службы знают. А эти расспросы только масла в огонь всегда подливали ее попыткам избавиться от Владика и забыть его.

Но как-то они уже надоели друг другу. Он ей так надоел! Всякое желание убивают эти ссоры. Но самым обидным является то, что после Владика ей не способен понравиться ни один обычный мужчина. Кто б ей не понравился – она все равно рано или поздно испытывает потребность именно в нем, именно во всем том, чего нет ни у кого из других.
Но сейчас, когда он вот так к ней подходит именно сегодня она почему-то не чувствует усталости от него, не чувствует того испорченного ссорами желания. Всё очень хлипко, очень хрупко. Одно неосторожное движение, не осторожное слово – и настроение рухнет карточным домиком. Он очень осторожно двигается. Осторожненько начинает ее целовать. В эти моменты ей хочется кричать, что она его любит, но сдерживает себя. Очень долго целует. Ей даже смешно, что он научился целоваться, и она всегда начинает хихикать по этому поводу во время поцелуя, ей смешно, что пидорасик научился целоваться специально для нее, и всегда возникает вопрос, почему он раньше не умел. Но она не спрашивает, просто начинает хихикать, смущая его, видно, что он начинает переживать и думать, что не так сделал и это еще больше ее смешит.
Его член в это время нежно так касается ее, и осторожно так. Конечно же, она берет его в руки, ласкает, ощущая эти сладкие его содрогания.

Дикий секс. И даже месячные не помешали. Но все равно все очень хрупко и с минуты на минуту готово рухнуть, вспомниться ссорам. На этот раз он не вынимает, чтоб пойти за презервативом, а всё происходит натуральным путем – ускоряется, сжимает ее ягодицы своими мощными руками и ревет как буйвол, в этот момент она чувствует такое, что сносит крышу по полной, пробирает насквозь миллионом трепещущих иголочек, и ей хочется кричать вместе с ним. И она кричит. Немножко. Наслаждаясь ощущениями когда он ее заливает теплой любящей и любимой спермой. Сложно сказать оргазм ли в эти минуты у нее, но что-то неописуемых ощущений. Клиторный оргазм она всегда получает еще до того, как он кончит, но у нее всегда остается потребность в ощущениях, когда после ее оргазма он хорошо ее оттрахает и вот так кончит – только тогда она чувствует полное удовлетворение, а когда сперма попадает именно в нее – удовлетворение еще удваивается.

- Сейчас придет Андрей. Ты ж не против групповушки? – ее глаза расширяются, он смеется – Не бойся, все будет гуд. Он тебя потрахает, ты только не переживай – ее глаза еще больше расширяются в ужасе. Они лежали в горячих объятиях друг друга, ощущая, какие-то переливы энергии друг в друга, тесно прижавшись, но теперь она отталкивает его. А он самодовольно смеется этим своим кровожадным оскалом белозубым широким. А она с ужасом обнаруживает, что у нее совершенно нет сил, даже подняться с кровати, не то, чтоб собраться и уехать домой. Да и глаза предательски начинают слипаться. – Не бойся – гладит ее по волосам, но она находит в себе силы и отталкивает его:
- Неееет!!!!!!! Я сказала, что я не буду! Даже не думай, слышишь??!! Не вздумай даже! Недайбог начнете что-то тут устраивать мне!
- Не боись, ну потрахает тебя и всё. Сегодня он будет тебя.
- Бля! Всё, я ухожу – она уверена, что поедет домой, но как-то так выжата… как давно уже не была выжатой от секса.
- Он просто придет и переночует в соседней комнате.

*** (Несколько месяцев назад)***

- Ну, давай, Я, Андрей и ты, и все будет гуд, хорошая групповушка. Ты же взрослая девочка, надо уже начинать
- Я НЕ БУДУ ЭТИМ ЗАНИМАТЬСЯ, Я СКАЗАЛА! И не дай бог тебе что-то устраивать со мной без моего ведома! Я сказала! Ты меня не знаешь! У меня брат маньяк, я могу перерезать вас всех нах и сесть в тюрьму потом!
- Оу, оу, успокойся! Да никто тебя не будет трогать без твоего согласия! Только по обоюдному согласию. ПО ОБОЮДНОМУ

*** еще какое-то время раньше***

Они все вместе встретились на площади у кинотеатра, потом посидели в кафешке. В компании помимо Малики и Влада был Андрей. Андрей начал разговаривать с Маликой якобы о каком-то заказе для нее по работе, они долго обсуждали дело, а потом оказалось, что чтоб прийти к общему решению - необходимо заехать к нему домой и именно там ключ к разгадке. Все разошлись, а Малика, Владик и Андрей сели в маршрутку и направились к Андрею. И тут опьяневший Владик начал шептать Малике на ухо как классно они сейчас все вместе поебутся, какая классная групповуха будет, что все уже договорено и подготовлено.
- О, как же голова разболелась! Лан, ребята, мне надо домой срочно, извини, Андрей, сегодня я не смогу, давай в другой раз. Вам выходить? А мне дальше, нет-нет, никуда я не пойду – и отбивается от заставляющего ее выходить Владика. Владик растерянно еще какое-то время силой пытается ее вытащить, но она мертвой хваткой уцепилась в переднее сидение, и начала на него кричать, он, испуганно делая вид, что все в порядке с очень странным видом вышел, и Андрей тоже приобрел испуганный вид начал вглядываться в лица посторонних, будто чего-то боится и они вышли. А она поехала домой.

*** еще какое-то время раньше***

- Все тебя хотят оттрахать
- Нахрена? Что больше некого оттрахать? У вас полно разных шлюх, их и трахайте.

*** еще какое-то время раньше***

Они компанией собрались на пикник в лес. Веселая компания шла по тропинке. Все говорят кто о чем, и тут краем уха она слышит диалог Владика и Андрея:
- Ну что, Малика уже готова к разврату?
- Уже готова
- Так что, сегодня оргия у нас?
- Можно попробовать.
Всю дорогу и до конца она была в напряжении, аж пока напившиеся мужики не поотводили друг друга по домам и пока сама благополучно не попала домой. Она знала, что им есть кого трахать, что полно разных подруг и друзей у них, и ей совершенно не нравился этот интерес к себе, это было похоже на навязчивую идею и принцип уже, а не на желание. И ее это пугало. Если это стало принципом то уже ничто не важно – ни ее внешний вид, ни какое-то отпугивающее поведение…

*** еще какое-то время раньше***

- А ты принимал когда-нибудь наркотики?
- Поперсы
- А что это такое?
- Нюхаешь и расслабляешься. В сексуальном плане.
- Виагра? Импотенция, что ли мучит? Хаха!


*** где-то месяц назад***

- Хочешь поперсы?
- Что это такое?
- Нюхаешь и расслабляешься.
- Зачем мне это?
- Если ты это понюхаешь, то дашь роте солдат, хахаха!
- Я не собираюсь роте давать. Тебя, да, хочу.
Она подозрительно окинула взглядом столик у кровати, на котором красовались все принадлежности для бурной сексуальной жизни: гель, фалоимитатор анальный, презервативы, салфетки и маленькая странная бутылочка железная, похожа на баллончик как раньше были для газированной воды в сифон.
- Но это не моё. Это я забрал у васи одного. Он страшненький, так своих девок этим расслабляет.

***
Неожиданно послышался звук открывающегося замка входной двери, и пришел Андрей. Малика как могла быстро схватила свои трусы, и натянула на себя Владины подштанники, которые он ей дал в качестве домашней одежды к своему же свитеру. Влад остался глым без стеснения перед другом. Странный Андрей пристроился с ними на кровати смотреть телевизор. Малика ушла в другую комнату, чтоб одеться и уйти, но почувствовала, что сил совсем не осталось, а при каждом движении начинается жжение в груди. Она хорошо помнит, что если это преодолеть и на втором дыхании бодрствовать дальше, то надолго можно впасть в хандру, хронический недосып, и хроническую усталость. А ей необходимо беречь силы, чтоб не потерять работу на истерике, как уже с ней случалось. Она решает спать в другой комнате лучше, чем наблюдать нежности этих мужчин, которые уже чуть ли не обнимаются на кровати там у телевизора. И громко спрашивает, почему в этой комнате значительно холоднее.
- Малика меня боится – обиженно говорит Андрей Владу
- Тебя б так запугивали, как меня Влад запугивает, и ты б боялся!
- Иди назад, я буду спать в той комнате.
- Малика, слышишь? – Вторит Влад.

В итоге они с Владом остались на той же кровати, а Андрей удалился в соседнюю комнату.
И это было как бальзам на раны для нее, ведь она почему-то чувствовала такую острую потребность обнять и прижаться к своему мужчине! Это как жажда, не утоливши которую можно умереть. Она плотно прижалась к горячему телу и чуть ли не мурлыча стала засыпать. Владик опять разогрелся, заставил ее сосать, притянув ее лицо к нужному месту, и они снова занялись сексом стараясь делать это тихо. Очень горячо и страстно, будто насквозь прожигая друг друга. Он с таким наслаждением ее ласкал, ему так нравится сжимать ее ягодицы и талию, вдавливать свои пальцы ей в анус вызывая стоны страсти. Хлопки тел от страстной скачки не могло быть не слышно.
Владик умоляюще зашептал, прижавшись к ней телом и засунув ей пальцы в рот, лаская губы и язык:
- Ну, давай сейчас Андрей зайдет, сделаешь ему сначала минет, а потом он тебя потрахает, я буду смотреть, и дам тебе в ротик, а потом мы будем меняться. Ну, давай, не бойся.
- Нет. – притормаживает она, будто трезвея – Если что-то начнешь делать – я ухожу.
- Без твоего согласия никто ничего не будет делать.
- Даже не вздумайте.
- Успокойся.

Они заснули. Ночью она неожиданно поняла, что Влад с одной стороны, а ее сзади трахает Андрей. Только она почему-то не может двигаться, и даже шевелиться. Но отчетливо всё чувствует. Отвращения нет, и в принципе неплохо, горячо так, но такая большая обида и несогласие! И почему это Влад спокойно так лежит, будто телек смотрит, будто просто неподвижно ждет, молча, когда всё доделается. Но всё как-то будто через пелену она видит. Потом у нее появилось желание покончить жизнь самоубийством, и было очень много разных мыслей, решений, эмоций, злости…
Утром она проснулась в ужасе, рассказала всё Владу, и ей пришло понимание, что это был сон. Они снова занялись сексом с Владом, потом еще раз…

- Привет – Встретила она Андрея в коридоре с кофем в трусах. Но эти трусы ей показались знакомыми, она вроде бы видела их ночью в своем сне. Какие-то странные ощущения на нее нашли, смутные подозрения, и ужас кошмарного сна еще присутствовал. Она была так ослаблена, что не помнит уже, когда в жизни ее так ослаблял секс.
Андрей быстро утром ушел.
- А чего он приходил? – спросила она у Влада, но тот внятно не ответил.

Завтрак. Она сидит как всегда в позе лотоса на табуретке с разбавленным молочным кофе, а он хозяйственно вычищает мочалочкой мойку, потом шкафчики, просит ее помочь, пролезть в узкую щель, и достать помыть в самом углу, и она легко пролазит и моет. Потом опять пьет кофе, наблюдая, как играют мышцы под его футболкой. Неожиданно его домашние шорты почему-то сползли и оголили два маленьких и таких симпатичных идеально округлых полушария его попки! Мужские кудряшки на кобчике только еще больше умиляют картину. Она не удерживается, подходит, сначала касается их пальчиками, гладит, наблюдая за его «мурашками» потом целует их, покусывает… ощущая, как тепло разливается по ее телу, забирая столько сил, что она может умереть просто сейчас. И понимает, что надо уходить, а то она ему надоедает, скоро он начнет нервничать от усталости, проявлять агрессию, и будут истощающие ссоры и всякий бред. Не раз она уже прошла это по накатанной.
- Нет, ты мне не мешаешь! – утверждает, стараясь скрыть раздражение от усталости и делая голос очень нежным. Он знает, что у нее выходной. Но она уходит. Ее не покидает шок от пережитой ночи. Всё указывает на то, что она дура и тот чувак Андрей все-таки добился, чего хотел. И Влад специально это подстроил, ради мести. И ради своего долга – он ведь давно уже прорабатывал эту тему, чтоб «одалживать» Малику своим дружкам, даже за деньги, были времена, пытался заставлять «работать».
Как жить с мыслью, что ее трахнул какой-то ублюдок да еще и во сне, практически бездыханную, как некрофил какой-то! А с другой стороны все было очень даже ничего, отвращения она не испытывала, хотя обида и оскорбление были большими. К тому же что можно предъявить? Тут ничего не предъявишь.
Кажется, Владик, что-то подобное тоже пережил. Он не раз рассказывал о какой-то ситуации, когда не можешь шевелиться, но все осознаешь, а через тебя проходят член за членом целая толпа. Какое-то групповое изнасилование с применением какой-то химии психотропной. Если так, то он мог специально подстроить мне что-то подобное, только ради того, чтоб и я узнала как это обидно. А он может! Еще тот пакостник!

Она достала его смсками с допросами о той ночи.
- Кыця, ничего не было! Успокойся! Только я был, и больше никого не было! Верь моему верному слову!

Верному слову? Не у этого ли «верного слова» как раз недавно наткнулась случайно на переписку, в которой он приглашал другого мужика к себе на секс, как раз в то же время, когда мы были с ним вместе в этой квартире. Она отлично знает, что Владик большой лжец, фантазер и вообще человек без чувства совести и стыда, к тому же сам часто повторяет «просто я извращенец».

Так что же произошло и как реагировать?