Асиенда сеньора Мендозы > --- > Укрощение строптивой, или Как я стал мужчиной

Укрощение строптивой, или Как я стал мужчиной


6 апреля 2015. Разместил: Скром
… Писанины получилось много. Но начать нужно все-таки с танцев.

«Раз-два-и-три, раз-два-и-три, – отсчитывает преподаватель, – четче, четче движения!». Чувствую себя бревном, несмотря на почти два месяца занятий. Пришел туда в поисках кайфов из серии «спроси у себя про давние скрытые желалки и осуществи их». Танцы? – ок, давай, а почему бы и нет? Ну и что, что в юности по окончании пробных пары месяцев преподы-бальники намекнули на медведя – похер на йуность, я уже большой!

Большой-то большой, да как был бревном, так и остался. А тут еще молодая партнерша, которая и движения быстрее схватывает, хоть и пришла на месяц позже, и активничает. Я пытаюсь одновременно со своими движениями подстроиться под нее – начинается полный разлад. То с ритма вылетаю, то поворот недокручиваю, то торможу – в какую же фигуру дальше партнершу повести. Злюсь – двигайся, двигайся, ты можешь! Отбрось медведя из башки, отбрось рабочие дела, которые в голове даже во сне, просто повтори, что было показано раньше.

Про поиск кайфа: хотел ведь, вертелась мыслишка, когда записывался - совместить приятное с приятным.)) На танцах всегда женщин перевес. Но уже через несколько занятий понял, что лучше не смешивать – возьмешь «на поипацца» кого-нибудь, так тут же узнает вся группа; а замутишь с партнершей – так она западет еще вдруг, девочка ведь молодая. Поэтому нафиг-нафиг, для личной жизни – встречи пару раз в месяц со «шкатулочными» и Мамба, на которую с работой и танцами времени почти нет.

Списался с такой же занятой мадам. Фот нет, но общность интересов и культурповидла важнее. . Наталья, 29 лет; дочь; недавно закончившийся длительный «с мясом» развод. После него так выдохнула резко, что дела тут же пошли в гору. В переписке проскакивают достигалки – хвастается слегка: повысили недавно, теперь коммерческий дирехтур, хучь и небольшого подразделения, но все равно – с десяток оболтусов под ней. Наработала на трешку в центре, да вот, пока без ремонта. За кадром чувствуется, что устала, но в переписке никаких жалоб. На встречи, как и у меня, времени нет – энергия сначала на достижение поставленных целей.

Очередная перекидка сообщениями. У меня в следующую пятницу от бывшей возвращается с каникул сын. У нее во вторник – командировка на неделю куда-то в Сибирь, то ли семинар, то ли конгресс. Ок, пишу, но завтра – только ведь пятница, давай пересечемся, поужинаем вечером? Хорошо,- отвечает,- только надо договориться с мамой по дочке, отпишу завтра.

Пятница. От Наташи вестей нет, у меня – очередное занятие. Запоминающееся. Никогда не знаешь, в какой момент к тебе прилетит та или иная мудрость. Я просто знаю -до того дня во мне не было четкого осознания того, о чем говорил нам преподаватель:
«Ребят, мы много внимания уделяли технике, но в танце главное не отточенность элементов, а взаимодействие. И тут все очень просто, как и в самой жизни. Мужчина ведет женщину, а она следует за ним. Полная – повторюсь, полная! – ответственность за успех пары лежит на партнере. Он принимает решения, выбирает фигуры и строит рисунок танца. А партнерша украшает его. Я уважаю сторонниц феминизма и равенства полов. Но природа не зря наделила нас разными гендерными ролями. И именно танец дает вам возможность почувствовать это.
Поэтому – девочки, сегодня мы будем учиться доверять мужчине. Сейчас даете свои руки партнеру и … закрываете глаза. Никаких подглядываний. Вы делаете только то, что показал вам партнер своими движениями».

По своей девочке, да и по реакции женщин в других парах понимаю – не так это просто для них. Сложно переделывать себя, когда даже в ментальности народа остановка коней на скаку и вход в горящие избы – это женская норма. Но именно в этот момент в меня откуда-то сверху входит то самое ощущение мачистости. Я, и только я, веду партнершу, я отвечаю за пару, и поэтому – движения четче, руки жестче, чтобы девочка слышала меня через руки. У нас обоих еще одно открытие – когда девочка не пытается подгонять ритм и сама дорисовывать движения, а просто слушает мои, то танец идет гораздо спокойнее и изящнее. И тогда у моей танцфантазии открывается второе дыхание: «О, ты спокойно позволяешь мне эту фигуру? А давай тогда и эту попробуем? О, пошлО! А если еще и вот так…».

После занятий девочки в легком шоке, партнеры, думаю, тоже. Предложение посиделок в кафешке всеми принимается на ура, просто как продолжение общения. Из алкоголя – только немого пива. Договариваемся о завтрашних шашлыках – лето, суббота!
В этот момент телефон вибрирует. «Привет, прости, только что получилось уговорить маму забрать дочу. Очень хочу увидеться, но на сборы для кафе времени уже нет. Может, ты приедешь ко мне? ))» Я слегка офигеваю такому ускорению общения – ведь я ее даже на фото не видел, а адрес узнал 5 минут назад - но канеш согласен, я за любой экспириенс. Успеваю до 11 забежать в магазин за вином, потом заезжаю домой в душ и переодеться. Дождаться вечером в пятницу такси – нереально, но идти всего пару остановок. Домофон. Лифт.

Она встречает меня у дверей. Среднего роста, внешность очень напомнила телеведущую-критика Светлану Конеген. Схожая фигура, та же светлая короткая стрижка, тот же взгляд, вполне соответствующий дирехтурской должности. Только улыбка более мягкая.
- Ты ТААК долго ко мне добирался… А я уже начала готовиться к встрече - сам виноват, что щас нарвешься на пьяную женщину! – и указывает на полупустую бутылку красного вина.
Виноват? Ничессе наезды, неплохое начало. Сразу понимаю - надо ставить корпус в ответку. Что ж, не я начал этот слом шаблонов интеллигентного общения в Мамбе.

- Так, значит, ты встречаешь мужчину, который летел тебе на всех крыльях? Тебе время показать, когда ты соизволила смс написать? Как же твой тайм-менеджмент и вааще управление персоналом, а? – говорю хоть и жестко, но с улыбкой, по ее слегка удивленному взгляду в ответ вижу, что обратная связь дошла.
- Ну что ты ругаться с порога? – смягчает она тон. – Лучше проходи.

В зале выпиваем – она немного, я чуть больше. Шоколад, конфеты, что-то еще… Она показывает квартиру, потом фотки с морей-окиянов и дальних странствий. Беседа окончательно убирает пелену привыкания, и вот уже я рядом с ней. Мы целуемся. Удивительно отзывчивые губы, не подумал бы, когда увидел ее в момент знакомства. И взгляд расслаблен. Но по ее телу чувствую, что она до сих пор еще в напрягах прошедшего дня.

- Давай, я помассирую тебе шею.
Она оттаивает под моими руками, точки напряжений на шее и плечах потихоньку отступают. Кладу ее на диван и перехожу к спине – поглаживания и нажатия под лопатками, у позвоночника, волшебные точки на попе чуть ниже поясницы.
Через пальцы как бы говорю ей: «Расслабься… Успокойся… Все хорошо».
И вот уже дыхание ее спокойное и даже слегка возбужденное. Наташа разворачивается ко мне, и мы продолжаем целоваться. Дохожу до ее довольно крупной груди. Соски, хоть и не стоят вишенками, но оказываются очень чувствительными – девочка прямо млеет от моего языка. Я продолжаю ее ласкать, спускаясь ниже, к ее девочке, и .. На каком-то моменте я слышу легкое, но нарастающее сопротивление:
- Нет, дай я. Хочу сама.

Она целует меня в губы, в шею, расстегивает на мне рубашку, поцелуями покрывает мне грудь, приятно играясь с сосками. В какой-то момент я болезненно вздрагиваю и отвожу ее голову от себя, показывая на шрам справа: «Лучше не сюда».
Наташа понимающе кивает, спускается ниже, начинает облизывать мой член. Я недолго позволяю ей это делать, к бодрячку после занятия добавился адреналин от болезненной ласки груди, и я начинаю рукой придавливать голову девочки – сначала слегка, а потом, войдя в раж, начинаю трахать ее в рот, прихватив ее за затылок.

- Ну ты опять свое гнешь, да? – высвобождаясь от моей руки, говорит она, надув губки, но с молниями в глазах. – Солнышко, потерпи чуть. Будь со мной мягче…нежнее…

- Тогда иди ко мне и не сопротивляйся – отвечаю ей с улыбкой.

Я перехватываю инициативу и возобновляю ласки. Вскоре я чувствую, что девочка созрела, и вхожу в Наташу, слегка придавив ее к дивану. Ее стон служит ответом, что все идет, как надо, потом к стонам добавляются ее руки, все сильнее обнимающие меня, но когда я спиной чувствую, что в ход пошли ее коготки, то перехватываю ее запястья и прижимаю их к дивану у Наташи за головой.

Не прошло и нескольких минут, как Наташа опять начинает перетягивать канат на себя:
-Нет, ну ты не дашь мне самой делать ничего! Так…так нечестно! – слышу в голосе ее легкое хмельное возмущение. Я тоже злюсь-завожусь, но сдерживаю себя. Слегка сжав губы, хоть и в улыбке, позволяю ей побыть сверху.

Она вновь начинает путь от моей шеи вниз, но, дойдя до груди, опять прикусывает ее в районе шрама – теперь уже сознательно. Я сжимаю зубы от боли и оттягиваю за мягкий ежик на макушке голову Наташи от себя.



Бывают моменты в жизни, когда время замедляется, как в «Матрице», и несколько мгновений растягиваются в долгие секунды и минуты, во время которых можно выхватить крупным планом лица, мысли, нагромождение вопросов, ответы на которые нужно найти именно сейчас.
Я понимал, что мое решение может быть неверным. Понимал, что оно может стать не только окончанием свидания, но и принести кучу других неприятных последствий. Но - у каждой игры свои правила. Наташа обозначила, что решила эти правила нарушить Теперь был мой черед.



Я сжал зубы от боли и оттянул за мягкий ежик на макушке голову Наташи от себя. Моя ладонь поднялась и со шлепком опустилась на ее щеку.

- Это, по-твоему, «мягче и нежнее»? Ну что же - сама напросилась.
Я ожидаю любой реакции – от возмущения вплоть до пощечины в ответ или – а кто его знает? - ухода в другую комнату для вызова ментов. Но вместо этого ее глаза наполняются слезами, и я вижу ее взгляд, полный обиды.

- Ну…ну почему ты такой… Почему вы … все такие? Ты в переписке был такой…романтичный, такой… нежный…а сейчас… - едва слышу я ее сквозь всхлыпывания.

И опять я как будто иду по тонкому льду, опять нужно принять решение за пару мгновений. ВнутреннийСкром всю жизнь знал, что если девочка плачет, значит, я перешел какую-то грань, и надо начать извиняться, попытаться обнять и успокоить. Но что-то иное во мне – тот мистер Хайд, который проявился во время танцзанятия, но уверен, был во мне задолго до этого открытия, наверное, с самого рождения - ведет меня по другому пути. И я просто знаю, что именно так и надо действовать. Знаю, что сейчас передо мной из-за суперуспешной Натальи показалась маленькая девочка Наташа. И если я сбавлю обороты, то она опять уйдет за свою броню, за своих тараканов, которые есть у каждой женщины. Нужно просто не дать ей спрятаться, а взять и повести за собой. Все просто – прямо как в том танце.

- Я говорил тебе этого не делать. Нравится, когда тебя наказывают? – спрашиваю, не сбавляя жесткости в тоне.

- Нет…

- А я вижу, что нравится! Ложись – прижимаю ее одной рукой к дивану, вторую запускаю между ног, - Раздвинь ноги, - и, в ответ на ее попытку сжать их,- Я тебе сказал «Раздвинь!». Или ты добавки хочешь??

- Нееет…ну пожалуйста...

- Тогда не вздумай рыпаться. О, какая ты мокрая там! – и с этими словами вставляю в ее девочку два средних пальца и начинаю трахать ее ими. Нащупываю бугорок внутри, и начинаю двигать рукой вверх-вниз, равномерно, наращивая темп.

Слышу уже вместо всхлипываний частое возбужденное дыхание в одном ритме со своими движениями. Высвобождаю из-под Наташи – она уже не сопротивляется – вторую руку и кладу ее девушке на живот, чуть повыше лобка, так, чтобы чувствовать «бугорок» уже с другой стороны.

- О, нет, нет, не надо, - шепчет Наташа, но тело ее своими подмахиваниями говорит совсем другое.

Я знаю, что это. Страхи, комплексы, боязнь несоответствия стандарту «хорошей девочки», вдалбливаемым с детства. И нужно просто успокоить ее.

- Наташенька, все хорошо. Я рядом, не бойся. Все хорошо – шепчу я ей. И тут же, почувствовав ее расслабление, усиливаю натиск, ускоряя движения. И опять мистер Хайд: - Не сжимай ноги! Не останавливайся! Не вздумай соскакивать! Дыши, дыши, выдыхай это из себя!

На этих словах Наташа начинает выгибаться, низ живота сжимается, и струйки ее жидкости выплескиваются ко мне на ладонь. Я не убираю руку, и немного погодя, когда девушка прекращает содрогаться, сжимаю ее пухлые губы снизу в горсть, чтобы услышать финальный аккорд нашей симфонии.

Я посмотрел на нее. Натальи, той начальницы, строящей своих подчиненных, не было. Вместо нее лежала маленькая девочка Наташа. Я обнял ее и нежно прижал к себе…

Конечно, после и я получил свою дольку наслаждения. Но гораздо большим кайфом для меня был ее вопрос, пришедший в смс и продублированный в мамбе днем в субботу, когда я уже шашлычил вовсю с ребятами-танцорами:

«Бля… Что.ЭТО.Было ??? Объясни.))) О_о ТАКОЕ у меня впервые!».



Больше мы не встречались.