Асиенда сеньора Мендозы > --- > Учитель

Учитель


7 сентября 2017. Разместил: geteraXXL
Встречаться с мальчиком я стала рано, в 14 лет. Он почему-то предпочитал общаться не тет-а-тет, а приводить меня в свою компанию. Там были и парни и девчонки, я привела туда еще своих знакомых. Так сформировалась наша компания.

Мы тусили вечерами на территории детского садика, под крытыми верандами для прогулок.

Пары в компании соединялись, распадались, были и трагедии и счастье, любовь и слезы, совместные дни рождения в гостях друг у друга, и гуляния под луной. Но время шло, мы взрослели. Мальчишки закончили школу и уехали учиться в большие города, кто-то из них ушел в армию. Девчонки тоже время не теряли, и со временем нашли других.

Я после школы перешла в училище, и так усердно взялась за гранит науки, что незаметно осталась одна.

Иногда летом во время каникул мы встречались снова, в неполном составе.
Среди парней нашей компании очень выделялся Андрей. Карие глаза, темные волосы, приятное «ррр» в речи, общительный, веселый и легкий, таким он был тогда. Он носил очки и комплексовал по этому поводу. Я удивлялась этому, очки ему очень шли. Помню, что я сама тогда мечтала носить очки для солидности что ли, просила примерять его очки, говорила, что завидую.

Мы с ним никогда не были официальной парой, то я любила кого-то, то он обнимался с другой, но мы всегда могли запросто болтать. Иногда на личные темы, иногда обсуждая кого-то. Он запросто мог спросить меня как бы подкатить к девчонке, или рассказать что-то прочитанное в СПИД-инфо.
Как-то смеясь, он поведал, что у него была девочка в гостях, они целовались в комнате, и туда заглянул его отец. Увидев, что происходит, родитель тактично дверь закрыл, но потом пришлось выслушать лекцию о предохранении.

Однажды он написал мне записку о том, что любит. Но я, хорошо зная его, не поверила. Мне нравилась его легкая циничность, но быть близким человеком ему я не захотела. Общаться совсем другое дело, ничего личного. Помню его огорчение, обиду, непонимание. Но как я могла тогда ему объяснить, почему дружески общаясь, резко отказываюсь быть его девушкой?

Ну, а когда он, закончив первый курс института и приехав в наш город, первым делом зашел ко мне в гости, я задумалась.
Он умный, приятный, я его хорошо знаю. Почему бы и не попробовать чего-то большего?

Мне было 18 лет, и я еще ни разу не целовалась. А он приходил, был внимателен, и я растаяла.
Первый поцелуй был прекрасен! У меня закружилась голова, я чуть не упала. Как смешно было ему смотреть на меня! Он удивлялся моей наивности и невинности. Дальше-больше, мы гуляли, ходили друг к другу в гости и начинали целоваться и обниматься как только оставались одни. Постепенно он стал забираться ко мне в трусики и в бюстгальтер.

Однажды мы смотрели какое-то кино у него дома. Он был в махровом халате, и я стала шалить. Сначала я руками нашарила его член. Андрей не возражал, но и не поощрял. Я не знала что делать, по инерции продолжила. Конечно, я была в курсе, что член можно не только трогать, но и брать в рот. Он пах очень приятно, мне хотелось удивить своего парня, и я попыталась пососать.

Андрей ничего не сказал, лишь спустил трусы, чтобы мне и ему было удобно. Я продолжила. Постепенно он полностью расслабился, закрыл глаза и ждал пика. Не знаю как я догадалась, но стала двигаться быстрее, плотнее зажав губами новую игрушку. Он кончил в мой рот, а я проглотила. Это все произошло само собой, ни о чем мы не договаривались, не спрашивали. Я просто отсосала ему и все.

Андрею понравилось, и я стала делать это почти каждую нашу встречу.
А потом лето закончилось. Он дал мне свой адрес для писем. Кажется, я в день расставания сразу написала письмо и отправила его на следующее утро.

В ответ писем не было очень долго. Я не знала что думать. Написала еще. Ответа не было. Вскоре мне предложили писать солдату, и я согласилась. Весной письмо от Андрея все-таки пришло. В нем он предположил, что я забыла о нем из-за молчания, и еще какую-то ерунду про то, что все хорошо, и он скоро приедет.

С солдатом ничего не вышло, да и Андрея я уже не ждала.
Как обычно летом он появился в городе, зашел ко мне, мы поговорили. Он был все такой же веселый и милый. Такой близкий и родной! Но все равно что-то было не так. Встречи были короткими и не частыми, а еще он приехал ненадолго в то лето, скоро собирался уехать.

Смешно, но я тогда попросила подруг погадать мне на картах. Выпало странная вещь, что ему пришло важное письмо и из-за него у парня неприятности. Я спросила Андрея в разговоре, не было ли ему неприятного письма. Он очень удивился и рассказал, что действительно письмо было… от его девушки из другого города. Она сообщала ему, что кажется беременна.
Я очень спокойно все восприняла. Конечно, разве может человек измениться? Тем более с такой энергией и силой?

Встреч я не прекратила, все осталось как прежде. Мы встречались, целовались, я отсасывала, я как будто смирилась со своей ролью. Даже Андрей был удивлен моей покорности и беспомощности, моей странной привязанности к нему.

Он уехал, а из меня ушла радость жизни. Я схватилась за учебу с особенным усердием, и стала абсолютной домоседкой.
Подруги навещали меня, делились своими личными делами, а я слушала их , немного грустила, но все равно сидела дома. Выйти из дома я себе разрешила только в конце третьего курса, когда диплом был уже написан, а тетради с конспектами для гос.экзамена лежали стопочкой на моем столе. Близились каникулы. Я знала, что Андрей скоро приедет, и мне не хотелось чтобы он застал меня одинокой.