Асиенда сеньора Мендозы > --- > Ну здравствуй, Питер

Ну здравствуй, Питер


12 сентября 2017. Разместил: mylene
НУ, ЗДРАВСТВУЙ, ПИТЕР!..

Я вернулась в мой город
Знакомый до слез...

Я иду по Невскому. Нетипичная для моего города прохлада меня удивляет и ласкает мою загорелую кожу. Мне нравится всё. И все. Юные девушки с фенечками, патлатые юнцы с гитарами, чувствующие себя как дома, на своей кухне. Милые интеллигентные старички в шляпах и старушки с лаковыми ридикюлями. Это немного старомодно и как-то странно знакомо и уютно. Захожу в ближайшую кофейню – здесь многолюдно, но на удивление приглушенно. «Ты где?» - это мой старинный виртуальный приятель Бронь, компутерщик, потомственный питерец, ушедший в дауншифтинг, бросивший дауншифтинг, женившийся и снова разведенный. Тонкий милый, ненапрягающий мальчик, с которым можно и проболтать всю ночь, и молчать годами. «Я в «Атриуме»,- «Буду!»

Я не тороплюсь. Вдыхаю запах своего латте, смотрю в окно. Утром, прям с самолета, вручив саквояж встречающей меня подруге, окончательно перебравшейся в Питер, я уже побывала на руффинге, повторила часть маршрута «Прогулки» Учителя, ноги гудят. Благо я в джинсах, без каблуков ботинках, зато в белоснежной рубашке. Мне кажется, что Питер обязывает…
Я наслаждаюсь равнодушием окружающей меня толпы, жадно вглядываюсь в улочки за окном, в унисон неспешно текущим мыслям в динамиках кафе ненавязчивый амбиент.

Броню я сразу узнаю, он по-европейски целует в обе щеки: «А ты чего сюда? Здесь одни туристы...» Он галантно отодвигает мой стул, крепко берет за руку, влечет в закоулки. Полумрак, почти пустой зальчик. С Броней постоянно здороваются – кто за руку, кто виснет на шее (хе-хе, питерские скромницы!), бросая на меня ревнующий/лукавый/заинтересованный взгляд. Он жестикулирует, прямо смотрит в мои глаза, несет что-то бесконечное и умиротворяющее. Я отключаюсь – Атмосфера. АтмосфЭра.

Везде сизый дым, и, кажется, это не всегда табак, но это никого не волнует.
«Пошли?» - он снова берет меня за руки. Слов не нужно. «Я тут недалеко», - и мы действительно через несколько минут входим в типичное питерское парадное. Обшарпанное. Попахивающее. Бронь ведет меня торжественно, как бы делясь – вот оно, мой Город. Мой Дом. Впрочем, коммуналка как из фильмов, я с интересом смотрю на непривычную мне обстановку – штампы штампы…Нереальный день.

Я прохожу в «удобства», попудрить носик, а на самом деле с наслаждением подставляю под струйку воды ноющие от усталости ноги.. плечи.. все, что дотягивается до крана в малюсенькой мойке. Тихий стук в дверь – я открываю, Бронь держит малюсенькую фарфоровую чашечку с умопомрачительным запахом. Специи, какой-то алкоголь, арабика. Иду за ним в его комнату, он приглашающее обводит рукой комнату – «Где удобно!..», я снова улыбаюсь, штампы штампы...

Захламленная холостяцкая берлога, с подушками на ковре. Тахте. Креслах. Стульчике. Бронь вкладывает мне в ладонь прикуренную папиросу: «Устала..?» - «Расслабилась.. наконец то..»,- протестующее машу головой. Сажусь с ногами в кресло, запивая непривычный вкус нетабака волшебным кофе.

Бронь для фона врубает плазму О.. это мультики. Хе-хе. Да, именно те, что подумали. «Помнится мне, наша эволюция в предпочтениях клубнички шла в одном направлении. Когда-то... а сейчас?» - он улыбается, заглядываю снизу вверх в мои глаза, пристроившись прям на полу, у моего кресла. «Хёнтай прошедшее время. Сейчас RAPE – японцы в транспорте», - я еле ворочаю от усталости языком. Он хмыкает – «И снова совпали.. где то я..как раз..» - бормочет, переключая кнопочки и ставит именно ТО.

Милая блондинка в белоснежной рубашке с твердой четверочкой и в юбке карандаш ниже колен в окружении коротких япошек.

Бронь отпивает из своего бокала, он прислоняется головой к моим ступням , попеременно передаем друг другу папироску.

На экране один не выдерживает и пытается незаметно огладить бедра девушки. Со страдальческим выражением на лице, блонда отпихивает нахала. Пытаясь это сделать незаметно для остальных – трое сидят прямо перед ней, скучающе глядя в стороны, она висит на поручне, сбоку и сзади по японцу. Но тут инициативный азиат сзади активизируется и его пальцы уже под юбкой, и мы видим телесные колготки, белоснежные целомудренные слипы, девушка продолжает отпихивать руку, но рук уже две – сбоку японец с места в карьер массирует ее спереди, под юбкой.

Разговор с Бронем затих сам собой, мы впились в экран. Он рассеяно гладит мои бедные ступни – «Иди ко мне», - я скольжу вниз, к нему на пол и на подушки, кладу свою голову ему на плечо, он обвивает мою талию, поднимая край рубашки, лаская голую полоску тела.

«Совсем устала, может, спать? – он испытывающее смотрит в мои глаза – «Ну нет, на самом интересном месте?», - я протестую, но глаза слипаются. Бронь стягивает с меня джинсы, я расстегиваю верхнюю пуговку рубашки. Не отрывая глаз от экрана, Бронь массирует мои икры.. колени, поднимаясь все выше. Сквозь прикрытые глаза я наблюдаю за наблюдающим.
Внезапно, не отрываясь от экрана, он стучит в стену. Я усмехаюсь, не понимая, что это за ритуал.

Впрочем, через пару минут все становится ясно: в дверь проскользнул брюнет. Если Бронь изящный блондин, с запахом моря и гор, лет на 7 меня младше, то брюнет высокий атлетического сложения, младше своего приятеля еще лет на 5-7. От него веет сандалом и мощью.

На экране уже вовсю ласкают блондинку, с задранной юбкой, разорванными колготками, и торчащими из выреза рубашки бледно-розовыми сосками. Обе ее ладони ритмично наглаживают миниатюрные японские хуи. Которые, кстати, стыдливо размыты на экране. Толстощекий японец сосет ее сосок, сжимая другой. Сзади ее трахает пальцами инициатор, она беззвучно насаживается, прикрыв глаза.

Сосед брюнет опускается к нам, отодвинув мои волосы с лица, осторожно целует в щеку, в другую, медленннооо расстегивая дальше мою рубашку. В моей голове пульсирует Есенин:
«Подсмотрел я ребяческим оком
..истекающую суку соком
Лижут в очередь кобели».

Мальчики не спешат, вдыхают меня, целуют, ласкают – руки, плечо, ключицу. Бронь оглаживает мои трусики под рубашкой, не торопясь все ближе двигая ладонью к тому самому месту.
Брюнет в это время сжимает мои соски прям через рубашку. Прикусывает, играет языком, сдавливает ладонями. Я чуть повожу плечами, и он правильно расшифровывает мой жест, расстегивая лифчик, чуть сдвигая чашечки вверх. Находит губами напряженные соски…

Все происходит в почти темноте, только за окном белая ночь, и в беззвучном крике заходится блондинка на экране, принимая в горло миниатюрный японский член, подрачивая до фонтана еще два, и насаживаясь по-прежнему в целомудренных трусиках на четвертый.
Я незаметно оказываюсь на тахте. Видимо, все-таки вслух цитируя Есенина. Лифчик снимаю через рукава, остаюсь в одной рубашке. Мальчики по очереди целуют мой 33 размер ножек. Брюнет более агрессивен, покусывая пальцы на ногах, прижимая ступню к своей ширинке. Бронь нежно, дует и гладит своими тонкими пальцами скрипача, вдыхая загорелую на море кожу…

Финишировали мы с блондой одновременно. Есенина втроем протестировали. Бронь только целовал, брюнет жестко ипал куда хотел.. так и не спросила его имени. Перед рассветом, я, лежа на мощном торсе брюнета, и принимая его с «черного» входа, наслаждалась языком Броня на своем клиторе. Пальцы Броня, зарывшись в мои волосы, нащупали покрытый пушком шрам.. Он обеспокоенно, глядя в глаза – «Все хорошо?» - «Все уже хорошо..»..

Белые ночи непонятно когда оканчиваются, Я дождалась равномерного дыхания мальчиков, и тихо закрыла за собой дверь.
Выбросив в воду симку, и направляясь к подруге домой, я вздохнула. Как же хорошо жить!


подпись mylene