Асиенда сеньора Мендозы > --- > Проселочная дорога

Проселочная дорога


4 декабря 2017. Разместил: Милена
Лето. Сколько приятных воспоминаний связано с этим временем года. Отпуска, каникулы, солнце и природа, к которой мы стремимся из душных каменных джунглей. Время, когда можно вырваться не только в отпуск от работы, но и из семьи, провести время с любовником, наверстывая все упущенное, недотраханное, невыпитое, неизведанное за год.

Со Стасом мы знакомы давно. Тема знакомства с ним - повод для отдельной истории. А здесь лишь попытаюсь описать его. Впервые увидев его, я была приятно шокирована - его рост превышал мой на 40 с лишним сантиметров и я рядом с ним чувствовала себя такой маленькой и легкой. У Стаса большие руки, которыми он обычно сгребает меня в охапку и силой насаживает на свой член во время наших встреч или придерживает голову во время минета, чтобы войти как можно глубже. Тело худое, но жилистое, поджарое, в меру гибкое, что в сексе дает много преимуществ. А еще Стас умеет целоваться - долго и со вкусом, так как я люблю, властно и исследовательски. Особенно мне нравится целоваться с ним стоя, так, что ему приходится сильно наклонится ко мне, а мне задрать голову вверх. Ощущения от такого поцелуя невероятные, хоть потом и ломит затылок от напряжения.

То лето не было исключением. У Стаса отпуск был в начале июня, и он попросил меня подкорректировать свои планы, чтобы мы могли провести почти две недели вместе, в лесном домике у реки. И я в срочном порядке стала искать возможность перенести свой отпуск на это же время. Казалось бы, все уже было улажено, как в последний день перед отъездом мне сообщили, что мой отпуск переносится на неделю позже. Я была расстроена. Нет, неправильно – я была убита этим сообщением. Со слезами в голосе я звонила Стасу, чтобы сообщить ему эту новость. Он уже ничего не мог отменить. Существовала договоренность о времени приезда, был внесен задаток, поэтому Стасу пришлось ехать одному. Всю неделю я провела как на иголках, скучала по Стасу, думала о потерянных совместных днях отдыха и ругала свое безумное начальство, в последний момент подкинувшее мне кучу неотложных дел. Сотовый телефон в той «дыре», в которой мы собирались отдыхать, не работал. В пятницу я с утра не находила себе места, ожидая звонка. Добравшись до какого-то местного телефона, Стас позвонил ближе к обеду. Голос его шелестел издалека, будто прикрытый слоями тумана и расстояний, струился по проводам и вливался в меня ободряющим бальзамом. Едва разбирая слова, я слушала инструкции, как и куда мне предстояло ехать.




На следующий день я вышла из кряхтящего автобуса, чуть не развалившегося по дороге, на пыльную площадь автовокзала какого-то маленького городка, повернулась и вдалеке увидела машину Стаса. Подхватив сумку, я бросилась со всех ног ему навстречу. Он стоял, облокотившись о капот машины, и смеялся, наблюдая, как я бегу с визгом. Я бросилась ему на шею, как девчонка-шалунья, едва не задушив в объятиях. Он смеялся еще больше… «Ну хорошо, хорошо, я тоже по тебе скучал».


Усевшись на пассажирское сиденье, я принялась его разглядывать. В последнее время перед отъездом, мы встречались очень часто, иногда по два-три раза в неделю. Я уже досконально изучила детали его внешности и сейчас легко замечала произошедшие изменения. Он выглядел отдохнувшим, немного загорел и явно соскучился. Я сразу увидела лукавые искры в его глазах, рассказывающие о затаенном желании. Как мне хотелось прямо сейчас оказаться в его объятиях, целовать и ласкать его, возмещая потерянное время. Но он вел машину по трассе, с большой скоростью и я довольствовалась только тем, что могла положить ладонь ему на бедро, сжать его слегка или погладить, или двинуться чуть ближе к внушительному бугру в его джинсах, замечая его вдруг возникающее напряжение от ожидания того, что может произойти. Мои руки шалили, а глаза неотрывно следили за выражением его лица, пальцы забирались под ремень, а глаза замечали, как он закусывал губу и почти переставал дышать. Руки уходили, а глаза замечали, как расслаблялись мышцы лица, и губы выпускали выдох облегчения.


Проехав половину пути, Стас оказался с полурасстегнутыми джинсами, доведенный моими ласками почти до исступления. Заметив проселочную дорогу, ведущую к лесу, он свернул на нее. Машина двигалась с черепашьей скоростью и я, не в силах больше сдерживать кипящую страсть, до конца расстегнула джинсы Стаса и буквально накинулась ртом на его член. Я вложила в эту ласку всю нежность, что копилась во мне неделю разлуки, безумное желание, терзавшее меня ночами, мучительную тоску одиночества, не отпускавшую меня днем, и палящий огонь, рвущийся изнутри. Снова знакомый запах щекотал мои ноздри, пробуждая чувственные воспоминания.


Я сосала его член с фанатичной настойчивостью, словно опасаясь, что кто-то может отнять у меня это удовольствие. Будто издалека, я слышала стон Стаса, его тихие соблазнительные ругательства сквозь зубы и отчаянные мольбы о продолжении. И я продолжала, упиваясь ощущением обладания. Мой язык выписывал змейки по стволу члена, пробегал по основанию головки, гулял по вершинке, надавливая, а потом на вдохе давал возможность члену полностью погрузиться в мой рот. Очень скоро я услышала, как тяжелеет дыхание Стаса, его рука прижала мою голову сильнее, машина дернулась, резко остановившись, член напрягся и пролился мне в рот терпкой влагой.
Я подняла голову, вытерла губы и шутливо спросила Стаса: «Хорошо»? Он поцеловал меня и выдал: «Хулиганка, вот доберемся до дома, получишь у меня сполна!»

Вечерний секс был просто сумасшедшим...