Асиенда сеньора Мендозы > --- > Моё первое порно, или Как я полюбила ми...(нет)

Моё первое порно, или Как я полюбила ми...(нет)


14 августа 2018. Разместил: Айрини
Дело было после очередного летнего примирения с Лёшей, когда казалось, что будущее у отношений вроде бы есть, но практические аспекты были совершенно непонятны. Именно поэтому о них не думали, а наслаждались моментом. У нас уже была календарная осень, у астрономов и американцев - ещё лето, мне вот-вот должно было пробить двадцать три, и по этому поводу статный лейтенант приехал в отпуск из своего родного Приморска в мой город.

Как обычно, привёз традиционные дары приморских краёв: фирменные бутылки "Чёрный доктор" и "Мускат белый красного камня" были сразу спрятаны в бар под замок "на праздники", помидорчики с дачи и сладкий красный лук порезаны, а домашнее вино, косившее под фирменное, разлито по бокалам. Папа к приезду гостя приготовил фирменные котлетки, я - популярный тогда кошмарно-майонезный салат "мимоза" и что-то еще, а если бы мама не была в командировке - стол вообще ломился бы, но было не суждено. Собачка Долли обрадовалась знакомому, но котлеткам - гораздо больше.

Поужинав, мы с Лёшей вежливо отбыли необходимое по этикету время светских разговоров с папой за бокалом фирменного домашнего и: "Папа, Лёша новые фильмы привёз, мы пойдём посмотрим видео" (видеомагнитофон был в гостиной, по совместительству - моей комнате). Лёша к тому времени то был моим "серьёзным парнем", то им не был на протяжении около четырех лет, семье был очень симпатичен, поэтому намёк "Папа, нас не беспокоить" звучал вполне приемлемо.
Оказалось, что кроме какой-то фигни вроде "Назад в будущее" (или чего-то подобного, не помню), среди кассет было - О, Боги! - порно! Откуда в то время у военного могла появиться видеокассета с порно - вопрос не ко мне.

Закрыли двери в комнату (ключей не было), зашторили окна, устроились в интимной темноте в большом уютном кресле, включили порно - без звука, конечно. Услышав звук закрывающихся дверей, почти сразу прибежала Долли: не переносила, когда закрываются в комнатах, тщательно следила за вопросом и воспитывала "закрывателей" тем, что царапалась, пытаясь открыть двери, а если ей не открывали - поскуливала, а затем истерично выкрикивала: "Гав, откройте!" Поскольку двери были старые и щеколды изношенные - при желании и в прыжке у нее даже получалось их открывать верхними лапами, поэтому все давно смирились и двери просто прикрывали. Папа, услышав характерное царапанье по дверям и поскуливание, отозвал собачку на кухню - доедать котлетки, курить, читать газеты и слушать "бу-бу-бу" из телевизора.

Саму порнуху я помню довольно отрывочно, поскольку почти сразу мы начали обниматься, целоваться, шарить друг по дружке руками в поисках счастья и делать всё в рамках дозволенного в ситуации "Не одни дома". То есть чтобы в любой момент можно было сделать вид, что просто сидим в обнимку (хотя я точно знала, что папа к нам не зайдет). Из просмотренных порно-моментов я запомнила, как девушка стоит на балконе, пытаясь что-то фотографировать, облокотившись о парапет: стоит, красиво прогнувшись и оттопырив попку, поставив при этом ногу в просвет парапета; сзади к ней подходит мужчина и сначала трахает её пальцами, а потом разворачивает, опускает на колени, и она начинает с огромным удовольствием, неземным восторгом, громкими причмокиваниями, ахами и охами удовольствия сосать его член.

***
Лирическое отступление об опыте оральных ласк, предшествующем эпизоду. "Раскрутил" меня на "взять в ротик" вовсе не этот Лёша - мой первый парень, с которым были "серьёзные отношения", но тогда еще не было полноценного секса. "Бонус" моего первого неумелого минета достался другому - Валере - хитроумному манипулятору и моему "первому мужчине", влюбившись в которого по уши, я коварно изменила хорошему и положительному во всех отношениях Лёше. Валера был поклонником теории "социоников", утверждающей, что в отношениях, в том числе сексуальных, нужно "зеркалить" - то есть отдавать то, что дают тебе. И, сделав неплохой куннилингус, пригласил "позеркалить". Как с Валерой, так позднее и с Лёшей, были взаимные ласки в позах "69" - сверху, снизу, на боку, - но они всегда были только прелюдией к основному действу, и никогда не представлялись мне чем-то ценным самим по себе. Куннилингус я воспринимала как вид возбуждающих ласк, предшествующих победному входу основного "Главнокомандующего" (а не какого-то там Адъютанта по имени Язык) в окончательно павшую и подтопленную крепость. С минетом было примерно так же - это были, как правило, недолгие посасывания и полизывания в качестве увертюры к основному акту. Исключение составляли критические дни, но тогда я просто предпочитала избегать встреч. Никогда не видела ничего для себя интересного в том, чтобы "взять Его в ротик" - делала это исключительно для парня и ради его удовольствия. Неприятно не было, но и большой радости и удовольствия - тоже. Особенно удовольствия психологического, поскольку мы тогда уже начитались мнений психологов относительно того, что мужчины предпочитают женщин, легко соглашающихся на минет, поскольку это является гарантией покладистости и безотказности последних. А еще из юности осталось в подсознании распространенное в моём кругу мнение, что минет делают исключительно девушки с низкой самооценкой, поскольку других способов привязать парня или мужчину к себе у них нет. Да и само слово "минет" считалось у нас грубым, "из подворотни" - под стать таким же девушкам. Но, уже "пав настолько низко", назад дороги у меня не было, так что опыт минета к моменту просмотра порно у меня был - как с Валерой, так и с Лёшей.
***

Поцелуи и всё остальное постепенно отвлекли меня от просмотра порно, где к тому времени девушка крутила головой влево-вправо, по очереди посасывая члены уже двух мужчин, потом она сосала в коленно-локтевой позиции, а её тем временем аккуратно потрахивали горлышком бутылки шампанского (зачем?!), но факт оставался фактом: девушке очень нравилось сосать и она очевидно получала от этого неземное наслаждение. Лёшины ласки возбуждали меня гораздо больше порно-перипетий, его рука уже давно была в трусиках под длинным сарафаном, а пальцы то осторожно, то нетерпеливо-грубовато хозяйничали в давно знакомых горячих влажных местечках. Поскольку Лёша сидел в кресле лицом к телевизору, а я у него на коленях полубоком-полуспиной к беснующимся порноактерам, он был в гораздо более выгодном положении для просмотра. Вероятно, это производило дополнительный эффект, плюс мы давно не виделись, но по очень твердым намерениям в его штанах я поняла, что нужны какие-то срочные кардинальные меры.

Думаю, просмотренные недавно порноэпизоды повлияли на мои действия, и я как-то очень быстро и решительно сама расстегнула штаны, отползла на соседнее кресло и... очевидно решила стать той порноактрисой. Расстраивало только то, что нельзя было издавать громких звуков. Но иначе - я так втянулась в роль, что мне действительно начало это нравиться. Правда, Лёшиной руке стало сложнее доставать нужные места, а мне как раз очень этого хотелось, поэтому мы спозли на пол у кресла и продолжили уже на ковре. Впервые мне действительно это нравилось! Я всегда любила Лёшин член как сам по себе, так и во мне - красивый, статный, сильный, правильный, искренний и доброжелательный, как и сам Лёша, очень немаленький, но всегда осторожный. А теперь оказалось, что и... по-своему вкусный. Почему-то раньше никогда не воспринимала, что он - "вкусный": как вообще он может быть "вкусным"? *(так вроде писали в каких-то эротических романах, то ли еще где-то, но не в интернете, его тогда не было). Но в тот волшебный вечер звёзды выстроились каким-то загадочным образом, и нечто изменилось в моём восприятии. И я продолжала уже не изображать или играть, как та порноактриса, а по-настоящему получать удовольствие. Всё длилось совсем недолго, очень скоро Лёша по привычке попытался отстранить мою голову, но тогда мне показалось наиболее естественным, чтобы он кончил мне в рот, а я проглотила - хотя раньше я этого избегала и никогда намеренно не глотала. И не просто проглотила, а потом еще и добросовестно языком всё прибрала - частично из эстетических соображений, поскольку не хотела, чтобы испачкались Лёшины черные брюки.

Нежно обнявшись, некоторое время приходили в себя от лёгкого шока, - думаю, оба, - ибо мне показалось, что Лёша тоже удивился моему порыву и проявленной инициативе. Подсматривала порно - там девушку то ли по очереди, то ли одновременно имели двое или трое - уже не помню, но ей это снова очень нравилось (или это уже была другая девушка? Не знаю). Не возбуждало вообще. Услышала звук открывающейся двери - из кухни или из комнаты. "Марина, я пошёл гулять с собакой". Цок-цок-цок коготков счастливой Долли, входные двери закрылись.

"Лёша, у нас есть минут двадцать или даже полчаса" (папа любил долго гулять с собакой).
Уже можно было не стесняться - можно стонать и шуметь, и почему-то вовсе не широкий в сложенном виде диван, а толстый ковёр на полу оказался оптимальным вариантом для продолжения банкета. Раздеться всё же не решились - мало ли. До сих пор отчётливо помню, КАК Лёша в тот вечер делал мне куни: как-то особенно старательно и очень по-разному: "Тебе так нравится? Говори, как лучше..." Иногда так старался, что приходилось просить: "Не так сильно". Но он и так постоянно внимательно следил за моими реакциями. По крайней мере, каждый раз, пытаясь исподтишка подсмотреть, что там происходит, видела его глаза - какие-то особенные, горящие, светящиеся в темноте, о, КАК он смотрел на меня!... Возможно, видя, как я изгибаюсь и выгинаюсь в экстазе от его интенсивных и разнообразных ласк, он с ужасом думал, что действо постепенно превращается в сеанс экзорцизма, и из меня вот-вот будет изгнана дьяволица? А мне было и очень сладко, и ещё слаще, и я постоянно чувствовала, что вот-вот.... Но "вот-вот" предательски не наступало, хотя, наверное, неудивительно: куни до этого тоже всегда был вступлением, а не основной частью, и скорее всего тело подсознательно ожидало большего. "Большее" было неожиданным: продолжая довольно сильно, на грани, лизать языком... ну-у... "фасолинку", Лёша как-то очень-очень аккуратно ввёл внутрь палец и стал надавливать вверх, и в то же время водить им вверх-вниз. Так раньше не делал ни Валера, ни Лёша, у меня даже на секунду мысленно возник проблеск ревности: "На ком же ты так натренировался, на Татьяне небось?!" Но ревность отступила под натиском "О, Боже! Как же хорошо!", и почему-то в тот момент я вспомнила, как когда-то мальчик впервые осторожно вошёл в меня пальцем - в девятом классе, ночью, сидя на моей кровати, рука под одеялом, при трёх спящих или притворяющихся соседках по палате, - потому что тогда было так же божественно "хорошо"...

Я уже начала потихоньку улетать в параллельные миры с падающими звездами и многослойно раскрывающимися цветами, и уже частично отлетела, но меня вернули на землю. "Кап-кап-кап! Сейчас папа вернется!" - неожиданно забарабанил в окно дождь. "Лёша, так! Да, не останавливайся!" - очень хотелось возвратиться в миры, откуда выдернули, но почему-то уже не получалось. Поняв, что двери в волшебный мир захлопнулись, и рассчитывая, что у нас есть по крайней мере минут пять: "Лёша, хочешь войти?" Кто-то не захотел бы?? Но только Лёша расстегнул штаны и вытащил очень желающего "войти" друга, раздался звук открывающейся внешней двери. Или я услышала дождь слишком поздно, или они были рядом... Мы в панике, но пока папа возился с ключами и открывал вторую дверь - почти успели натянуть штаны, опустить сарафан и принять сидячее положение - все там же, на полу, опираясь спиной о кресла. Вроде всё прилично, кроме продолжающегося порно на экране, а он обращен к дверям. Подрываюсь, ищу пульты, слышу, как собака галопом скачет по направлению к гостиной и наверняка в прыжке откроет двери, представляю картинку, но папа корректирует её курс: "Долли, лапы мыть!" - и слышу, как Долли послушно процокивает мимо наших дверей и запрыгивает в ванну...

У меня была мысль повторить "порнографический" минет, но флёр тех волшебных моментов уже почему-то развеялся, порно было вообще не к месту... Включили какой-то из принесенных фильмов, но всё уже было не то...

В тот вечер что-то изменилось - вряд ли из-за порно, хотя игра той актрисы и могла стать дополнительным триггером. Когда в следующий раз я занималась оральным сексом с Лёшей, да и не только с ним, я воспринимала это уже совсем по-другому: я не только "отдавала", но и получала удовольствие от процесса. Оральные ласки приобрели отдельную, собственную ценность. А когда вскоре экспериментальным путём выяснилось, что одновременно можно запросто достигать оргазмов не только в позах "69", но и путём трения... эм-м-м... области клитора о коленку или бедро партнёра - ну, тут всё вообще вышло на ещё более привлекательный уровень.
И тем не менее, минет так никогда и не стал "рутинной" частью секса для каждого мужчины. Я могла заниматься сексом в первую ночь знакомства, но очень редко дарила оральные ласки, - только в исключительных случаях, с исключительными мужчинами и только когда самой этого очень хотелось. Было, правда, на грани "по принуждению", но это "совсем другая история"(с).