Асиенда сеньора Мендозы > --- > ОРФЕЙ СПУСКАЕТСЯ В АД. театральная история. (Полуформат))))

ОРФЕЙ СПУСКАЕТСЯ В АД. театральная история. (Полуформат))))


15 октября 2018. Разместил: Anat
Посвящается РЕАЛИСТУ
который всегда просил меня писать о театре

На сцене нашего театра готовится к постановке пьеса Теннеси Уильямса «Орфей спускается в ад»
Уже вывешен приказ по театру, распределение ролей
В главной женской роли – Нина Алексеевна К. Народная артистка РСФСР, ведущая актриса театра.
49 лет. Она была настолько предана театру, что ещё смолоду решила не рожать, жить только для сцены. Перевязала трубы (что то в этом роде). Детей не имела. Ела в основном салатики из свеклы, блюла фигуру и в этом преуспела. Под её амплуа подбирались пьесы, Она играла романтических героинь, но и характерные роли тоже играла.
Надо отдать должное – Нина Алексеевна была талантливой актрисой. На неё ходили. Её любили.
В городе она пользовалась звслуженной славой.
Муж её, тоже Народный, старше её больше чем на двадцать лет. Коренной сибиряк. Директор театра. Седовласый , похожий на градоначальника или царского генерала. Убеленный сединами статный красавец. При мне уже не играл, а в своё время играл много. В том числе в кино – царских генералов в Угрюм реке и прочих.
Лет в 50 стал директором театра, играл мало, но руководил твердой рукой.
Про себя молодого рассказывал басом: «Когда я на сцену выходил, то у девок до 16 ряда целки лопались!» Почему до 16-го – не знаю, но так говорил.
Жену , Нину, выпускницу московского театрального ВУЗа, выписал из Москвы! Так что Нина Алексеевна при муже-директоре была как за каменной стеной. Все распределения ролей и другие вопросы решались в её пользу.
Поскольку речь пойдет обо мне и Н.А , то сразу скажу:
Я по сравнению с «генералом» выигрывал разве что в возрасте.
Ни фактурой подобной, ни ростом я и рядом не стоял. Так же не обладал театральным опытом – это был мой первый театр. Но, тем не менее...как то сразу был Ниной Алексеевной отмечен. Она относилась ко мне с самого начала дружелюбно , с интересом.
Вскоре по приезде в этот театр мне поручили оформление спектакля «Без вины виновытые» Островского. Нина Алексеевна играла Кручинину, актрису и мать пропавшего и вдруг нашедшегося через много лет сына. Я делал эскизы декораций и костюмов.
- Это ведь ваш первый классический спектакль , Анатолий ? И какие замечательные эскизы !
Она очень любила классику. Ещё и потому что там можно было одевать платья с кринолинами, турнюрами . В моём спектакле платья были с кринолинами. Нина Алексеевна, стройная , с прекрасной фигурой, талия осиная, грудь высокая но не тяжелая. Волосы уложены вверх по моде времён Островского. Надев костюм и глядясь в напольное зеркало ( в позе известного портрета Ермоловой работы Серова) Нина Алексеевна говорила мне ( и чтобы швеи слышали):
-Такой высокий ворот с оборкой и кружевами! Голова словно в вазе!...
***
С того спектакля наши отношения стали тёплыми, дружескими, хотя ни с кем в театре Н.А. не сближалась, держалась особняком, с достоинством, но и демократически.
Она попросила написать её портрет. И эти сеансы тоже сблизили нас.
***
Вскоре стало понятно, что Нина Алексеевна дышит неровно в мою сторону, что ставило меня в довольно затруднительное положение. Мне 26-ленему, как то даже не приходило в голову видеть в ней женщину с которой захотелось бы закрутить романчик. Но надо было как то реагировать на её знаки внимания,частые разговоры тет а тет, понимающе улыыбаться и, в свою очередь, проявлять знаки внимания, что бы не дай б-г она не почувствовала безразличия к ней как к женщине.
Было это непросто, потому что на дурачка её не возьмёшь – сразу почует. А это стоило бы мне нелегкой жизни в театре. Женщина она мстительная. Никто не хотел впасть к ней в немилость. Могла движением брови лишить актрису роли, режиссера –постановки, художника – спектакля.
А у меня шло всё как по маслу. Через год поступления в театр я получил прекрасную квартиру в каменном доме (Реалист,сибиряк, возможно знает что значит «в каменном». Не в бараке, а в настоящем кирпичном доме для номенклатуры)
На худсоветах мои эскизы проходили под аплодисменты.
Нина Алексеевна всегда находила какие то особые слова, что бы подчеркнуть оригинальность декораций, мастерство и современность решений молодого художника, приехавшего из ленинградского ВУЗа. Во многом эти выступления и похвалы шли от её особого ко мне отношения.
При этом никаких сплетен по театру про нас не ходило. Хотя всяких сплетен было бессчетно, обо всех. Но не о ней. Она стояла как бы вышего всего этого и никто не смел.
***
Понятно было, что за это «расположение» надо будет когда то платить.
И вот - «Орфей спускается в ад» Т. Уильямса, американского драматурга.
Действие происходит в одном из южных штатов, в тридцаттые годы. В центре интриги отношения приблудшего молодого барда Вэла (Орфей) и средних лет хозяйки универмага, Лэйди, притесняемой больным злым стариком мужем, которого она ненавидит.
Лейди влюбилась в «Орфея» без памяти и готова на всё, что бы быть с ним.
Там всё кончается трагически. Пьесу пересказывать не буду.
А театральная интрига в том, что на роль Вэла был назначен некий молодой (что хорошо) актер , приятного внешнего вида, но малоодаренный и, как бы это сказать, без яиц. Нине Алексеевне он не ннравился ни по каким данным, не зажигал её для тех чувств, которые она должна была играть по роли.
И тут она задумала что бы я играл этого Орфея..........
В приватных разговорах со мной она стала настаивать, уговаривать, убеждать... типа что я справлюсь, что она меня научит актерской игре и получится замечательный спектакль. Что её отношение ко мне поможет ей справиться с этой ролью. Приступ был нешуточный, неоднократный.
- Ты сможешь, ты сможешь, ты увидишь как это будет прекрасно!, говорила она. Мы будем любить друг друга на сцене, смотреть друг другу в глаза и говорить..Говорить слова которые мы не можем сказать друг другу в жизни.
Здесь уже все завуалированные намеки и привязанность приобрели реальную откровенность.
Я, разумеется, отказывался. И отказался. Так как, кроме всего прочего, я не обладаю (и не обладал) никакими способностями к лицедейству. Никогда не чувствовал и не готовил себя к актерству. Я просто не мог пойти на заведомый провал, потакая капризной примаданне. Хоть она, влекомая чувством ,была уверенна что всё получится
***
Нина Алексеевна ,конечно, обиделась. Но не настолько что бы всё ломать. Она была увлечена ролью и смирилась, что Орфей будет «не тот». Спектакль вышел и имел большой успех. Шёл несколько сезонов.
***
На этом история не кончается. Любимица всего города и республики, у которой было масса поклонников, воздыхателей, которая была всегда в центре внимания , решила всё таки довести дело до постели.
***
Её муж, не случайно выше упомянутый , частенько отлучался на охоту. Отсутсвовал по два три дня, с ночевкой. И вот, в очередную его отлучку, Н.А стала настойчиво приглашать меня к себе домой. Якобы посмотреть как она живёт, выпить шампанского, поужинать вместе.
Я, понимая, что шампанским визит не ограничится, под всякими предлогами увиливал, делая вид, что да, конечно, с удовольствием, но в этот раз никак не могу. Отговаривался срочной работой, поездками и прочее.
Мне трудно было себе представить что придется её целовать, обнимать. Но и это ещё ничего. Просто я чувствовал что не смогу её трахнуть, так как , несмотря на её неординарность,элегантность, она была не мой тип женщины, не возбуждала никаких желаний.
И всё же однажды мне не удалось отговориться от приглашения. Муж её в очередной раз уехал на охоту с ночёвкой. Она не занята в этот день в спектакле. Пригласила на обед -ужин...
Прихожу по указанному адресу. Квартира на каком то этаже (не помню) в 5-ти этажном «каменном» доме... Трехкомнатная. Во всём чувствуется вкус хозяйки. Несколько картин в рамах. Десятки, если не сотни, фотографий: Н.А. в ролях, её мужа в ролях, награды, дипломы...Всё это на стенах, на полке буфета, на комоде, на столиках, Всё в рамочках. Красивые занавеси, хрусталь, дорогие вина в витрине. В гостинной у дивана журнальный столик, на котором накрыт наш ужин.
Конечно же вино, , какие то закуски... Мягкий электрический свет, так как окна почти зашторены и пропускают лишь немного уличного света.
По домашнему нарядная Нина Алексеевна, тоже не помню в чем....Пусть будет в элегантном шелковом длинном халате. Легкий аромат её духов.
Хозяйка в приподнятом настроении, приятно возбуждена, говорлива. Мы по дружески поцеловались, Всё происходящее ещё не похоже на приём любовника. Ведь заранее ничего не было сказано, договоренно, кроме совместного ужина с вином. Предполагается что этим визит и закончится.
***
Я с интересом рассматриваю фотографии. Задаю вопросы. Она отвечает,рассказывает про фотографии, роли. На снимках она молода, красива...Она и сейчас красива, но красотой женщины в 50. По моим тогдашним понятиям столько не живут...и уж , во всяком случае, не занимаются сексом. Эх молодость – ты жестока.
Нина Алексеевна приглашает к столу, выпить и закусить в неформальной обстановке. Мы оба садимся на диван. Пьём вино. Н.А гостеприимно угощает, расхваливает закуски. Из магнитофона звучит приятная музыка.
Она предлагает потанцевать и мы движемся в медленном танце,тесно,руки на талии,её нога как бы стремится протиснуться между моими. Приятная мягкость бедра.
Нина Алесеевна (уже, помнится, просто Нина) глубоко дышит и прижимает свои губы к моим.
И мы сливаемся в поцелуе, продолжая танцевать. Я глажу через халат её попу, но,чувствую, что во мне ничего не происходит...И только страх опозориться владеет мной.... Не делаю никаких особо страстных движений, не пытаюсь снять с неё халат, хотя понимаю что она хочет именно этого: что бы стастно обнимал , целовал везде, не только в губы. Понимаю что веду себя не так, как она могла ожидать от молодого парня, желающего женской плоти. Её плоти- богини публики , обожаемой и желанной многими. Понимаю, что ей обидно видеть меня таким, не соответствующим её представлениям о нашей ,такой желанной ,встрече.
Мне и тогда было стыдно за свою несостоятельность ,за равнодушие моего мужского иго. Как и теперь, как великое множество раз, когда вспоминаю это.
***
Нина , уж не помню какими словами, предлагает переместиться в спальню, которая совсем рядом, за приоткрытой дверью. Я не поддаюсь и предлагаю выпить ещё вина.
Мы снова садимся на диван, пьём. Нина уже не просто милая хозяйка: возбуждена, глаза горят, смотрят с желанием. Её актерский талант не покидает её и дома. Халат распахнулся и я вижу её груди в кружевном бюстгалтере.
- Пойдем, говорит она, привставая с дивана и тянет меня за руку, в спальню.
- А представляешь если Костя вдруг вернётся, говорю я. Он может вернуться в любую минуту.
- Нет, он не вернётся, он уехал на два дня. Самое раннее – может вернуться завтра..
Она смотрит на меня безумными глазами, тянет меня, обнимает,целует
- Мы же ничего не знаем. Телефонной связи с ним нет. Может у них машина сломалась, да мало ли что может произойти. Представляешь что будет если он вдруг явится, напираю я, уцепившись за этот единственный, более менее приличный предлог, который спасёт меня от позора.
Какое то время мы так и препирались.
- Ну ладно, говорит она, убедившись в моей твердолобой непреклонности. Тогда.... целуй мою грудь!
И она одним движением высвобождает свои груди из бюстгальтера.
И я их целую. Целую соски, лобызаю везде. Груди, вполне неплохие , немного обвисли без лифчика. Я вижу синие жилки под кожей и это меня не вдохновляет. Я вижу её шею...
Но стараюсь, продолжаю целовать. И шею, и губы. Нет, ничего не получается. Чувствую в штанах полный покой. В голову лезет Лера, тоже актриса, но молодая, налитая красавица, с которой мы в это время были в отношениях, и на которую стоял от отдой мысли.( о ней есть рассказ)
Всё, надо это дело закруглять, решил я для себя.
Мы всё ещё целуемся, но уже не с таким напором как в начале процесса. Она тоже устала и , видать, потеряла надежду. Опять вино, разговоры о нашем театре... но уже вялые. Я типа напряжён и нервничаю, что муж может нагрянуть и я не хотел бы встречи с ним в этой обстановке. Говорю, что мне пора...
***
Так и закончилась эта бесславная история. Мы продолжали работать вместе .
С Ниной Алексеевной мы продолжали дружить, вежливо здороваться и спрашивать «как дела»
Но больше не было приглашений на ужин. Тема личных чувств постепенно ушла.
А потом...я уехал в Ленинград. Надо было думать о будущей карьере, пробиваться на какой то уровень в Питере , где теснота художественной интеллигенции намного плотнее...
Послесловие
Написал я это в общем то не про синие прожилки на грудях Н,А, а, таким, возможно сомнительным способом , воздать должное памяти этой большой актрисе, с которой мне довелось служить в одном театре.. Её таланту, беспредельной преданности театру, интересному и самобытному человеку.
Но жизнь её , довольно долгая, закончилась плачевно.
Я долгие годы после отъезда переписывался и общался с людьми из театра. Хотел знать как идут дела, какие пьесы в репертуаре, как там без меня, как Нина Алексеевна? А также читал новости в театральной прессе.
Лет через 8-10 после описываемых событий умер её муж. Нина Алексеевна осталась одна, совершенно беспомощная в делах бытовых. Она понятия не имела как заплатить за свет и телефон. Никогда не ходила в магазины за продуктами. Всё делал муж. И всё свалилось на её голову в одночасье. Она , становясь старше, не могла претендовать на роли молодых героинь. Решила переехать в Москву. Работала в одном из театров, играя эпизодические харАктерные роли.
В Мосвве её вычислили плохие люди. Один из них, молодой повеса, как бы влюбился в неё и даже женился. Но когда она стала болеть, то он сдал её в дом престарелых . Завладел квартирой и имуществом.
Так Нина Алексеевна и закончила свои годы, свою жизнь актрисы.