Асиенда сеньора Мендозы > --- > Утомленный желаниями

Утомленный желаниями


30 августа 2019. Разместил: Кандидат Фокин
Часть силы той, что без числа
Творит добро, всему желая зла.
И. Гёте «Фауст»

Кабинет мелкого начальника в засраном офис-центре
г. Мухосранск
20:43

В тот вечер (как и в предыдущие несколько месяцев) я сидел на работе, и так как уже сложил пару пасьянсов, тупил в интернете. Совершенно бездумно тыкал на всякие ссылки, хоть чем-то привлекшие мое внимание. Мозгового ресурса это совершенно не занимало.

Домой не хотелось. Да и домой ли? Там никого… старший уже взрослый, учится в другом городе, младшая, скорее всего, у бабушки – там ей хорошо, супруга… может и дома, а может и нет. Разницы немного. А та, с кем когда-то БЫЛО, было по-настоящему- уехала в столицу, и после моих неловких попыток отношений на расстоянии – молча меня внесла в черные списки. Да и к лучшему, быть может. Туплю. Кликаю. Щелк-щелк.

Очередная картинка для привлечения внимания. «Исполню любое твое желание. Жми сюда!» и фото, кажется, Элизабет Хёрли в костюмчике медсестры из секс-шопа. «Что за чушь? Сейчас что, 2003-й? А чо не PAMELA ANDERSON PUSSY CLICK HERE? Мысль проносится в голове, а палец на автомате кликает…

Элизабет Хёрли во плоти появляется внезапно, на диванчике «для посетителей». Без звуков оргАна, адского хохота, спецэффектов в виде серного дыма и лазеров. Просто раз – и она есть. Да и не совсем Элизабет Хёрли, просто похожа. Красивая. Костюмчик медсестры из сексшопа в наличии. Туфли на шпильке. Странно, но я не пугаюсь, и даже почти не удивляюсь.

- Это потому, что я тебе добавила немного серотонина и норадреналина в спинномозговую жидкость – мило поясняет она, - Так будет лучше для всех, и ресурсы не тратятся понапрасну, да и мне работать проще.
- Э, что значит «ресурсы»? – я пропускаю мимо ушей все эти «-нины» и реагирую только на знакомое и обидное. – Ты вообще кто?
- Спокойнее… еще добавить серотонинчику? Ты ведь уже понял, кто. Я твой, так скажем, персональный менеджер по исполнению желаний…
- Понял, не дурак. Убери свои… серанины – я достаю из нижнего ящика бутылку 12-летнего Макаллайна, кем-то подаренного, и два стакана.

- О, это другое дело! – гостья плотоядно улыбается, и томно тянет – угостите даму?
Разливаю, цокаем стаканами. После доброго глотка огненной жидкости ко мне возвращаются ощущения. И доходит весь идиотизм ситуации.

- Тише, тише – гостья делает руками успокаивающий жест – не трать время на вопросы, они все банальны и не стоят нашего с тобой времени. Его, кстати, не так много. Спроси то, что на самом деле важно. Я отвечу.

Я не задумываюсь ни на секунду, не мальчик уже.
- Сколько?

Гостья морщится, словно вместо доброго виски в ее стакане оказался разбавленный «Рояль». Отвечает, растягивая слова.

- Цена вполне… эммм… разумна. Просто… некоторое время назад две…ммм… интеллигентные дамы, заключили некое… ммм… пари, впрочем, это тебя не касается. Пока что… эммм.. душу оставь себе… Пока что. Да и… (тут она мерзко улыбается) – ценность твоей души меньше стоимости билета … сюда.

Теперь и мой виски стал отчетливо горчить. Я поморщился. Но спросил все-таки о другом.
- Как ты сказала? Интеллигентные дамы?
Гостья тонко улыбается – Полов в вашем смысле у нас нет, но женское начало больше подходит по смыслу…
Я пытаюсь переварить вводные… второй логичный вопрос.
- А почему я?

Гостья откуда-то извлекает очки в тонкой оправе, в которых становится похожа уже не на медсестру, а не менее сексуальную училку. Я обращаю внимание на бэйджик на высокой груди (кажется, его раньше не было) «Старший научный сотрудник Асмодеева К.В.». Она перехватывает мой взгляд.
- Карина Вельзиевна. Видишь ли... В математической статистике есть такое понятие, медианное распределение…
Я перебиваю её в возмущении.
– Э!!! Это что же получается… А? Карина Велюровна… блять… Я вам что – самый средненький человек на Земле??? А??? Из семи миллиардов???
- (делает успокаивающие жесты) Из семисот миллиардов, примерно… в расчет бралась не только Земля… и не совсем уж средний, там еще был генератор случайных чисел… квантовые флуктуации… И я – Вельзиевна, вообще то.

Я унижен. Раздавлен. Отпиваю виски. Мерзкий привкус.
- Сволочи вы там. Все.
- Совершенно согласна – старший научный сотрудник одаряет меня ослепительной улыбкой – там все сволочи – а теперь к делу? И на моем столе материализуется скоросшиватель толщиной с «Войну и мир»…
- А без бюрократии нельзя? – я недовольно пролистываю документ – там еще и шрифт восемь пунктов да?
- Если вкратце – речь пойдет о женщинах в твоей жизни… - и протягивает мне пустой стакан. Я лью ей, себе, выпиваю залпом. Она тоже. Улыбается.

- А если чуть подробнее – твоя роль в данном пари, хоть и важная, но не очень сложная. Ты должен будешь купить любовь за эрго.
- За… что?
- Ну… эрго, юани, что у вас сейчас?… Обменный эквивалент энергии и усилий разума. Цветные ракушки, золото, осмий, деревянные таблички?
- Деревянные таблички… практически… - угрюмо отвечаю, и оживившись – А что, подкинешь золота? На любовь?
- Нет, на это ты заработаешь сам, - извиняющимся тоном – такие правила… - а я, как бы это сказать… Я воплощу во плотИ твои желания плотИ. Вот.

Пораженный изяществом её фразы, я добавляю – «только знай себе плотИ». Разливаю еще. Пьем.

- Ты выберешь свой идеал, заплатишь золотом, а потом влюбишься, а мы подсчитаем количество эрг, и… - тут она ойкает, и словно школьница, закрывает рот ладошкой… выглядит так, словно она ненароком проболталась, но я давно не верю в эти спектакли…

- Что происходит с душой того, кто покупает любовь за эквивалент энергии и … как там… усилий разума? – я стараюсь максимально четко формулировать фразы, словно на допросе у хитрого следователя.
- Ну… - она мнется – да ничего плохого, в общем… даже близко не то, что происходит с продающей любовь… не бойся…
- Неубедительно.
- (неожиданно жестко) Я. Компенсирую. Твои. Возможные. Потери. В конце найдешь то, что искал – так пойдет?
И тут я понимаю, что она имеет в виду…
- Бл…. Ты? Сможешь вернуть ЕЁ? Сможешь?
- (морщится) Нет… да и зачем? Она уже не та… Тебе нужна не она, а те чувства, что она дарила. Это ты найдешь… в конце пути…
- Сработаемся – говорю – только…
- ?
- Может все таки подкинешь… ну, злата?
- Хуята
- Карина Велюровна???
- Сам напросился…

***

Спустя полчаса и пол-литра, мы уже рядом на диванчике. Я уже не скрываясь, пялюсь на ее бёдра в белом нейлоне.

- Не на меня пялься, а желай. Какую ты хочешь?
- Тебя!
- Меня нельзя – терпеливо объясняет в третий раз – я не женщина, не человек, не живое существо, и даже состою не из атомов, и не фантазируй на мой счёт. Выбери земную девушку, расскажи мне какую именно хочешь – блондинку, брюнетку, взрослую, юную…

- Хочуууу…юную. Да, юную! До двадцати. Нет, только восемнадцать! Нет, шес… (тут она строго качает головой, ай-яй-яй), ладно-ладно, восемнадцать. Красивую. Сексуальную. Раскованную в постели – мы уже прикончили Маккалайн, теперь я пьян и смел.

- Уточни, что значит «раскованную»? –бейджик как-то незаметно для меня сменился, теперь там написано «Ведущий сексопатолог Асмодеева К.В.», да и ЛОР-зеркала у нее на лбу я раньше не замечал…
- Ну… (краснею) … чтобы минет там… анал… эээ…
- Да-да это все понятно, это сейчас на ваших сайтах знакомств так и пишут, «классический секс, оральный секс…», банальности. Ты ведь не об этом подумал на самом деле?
- (краснею еще больше) ну… и это тоже…
- Твоё разум для меня открытая книга, - внимательно смотрит в глаза, - ах тыыыы!

Дьяволица-сексопатологша отодвигается и смотрит на меня с плохо скрываемым презрением. Хотя пили наравне, на нее виски не подействовал, она красива, трезва и я ей противен.

- Я правильно поняла? Чтобы красивая сексуальная 18-летняя девушка, залезала язычком в задницу тебе? 45-летнему женатому мужчине? С которым она только что познакомилась и отнюдь не влюблена в него? За небольшую сумму? – Она облизывает губки - Своим чистеньким розовым язычком в твою грязную зад…

- Моя задница чище твоей совести, - грубо парирую я. Нельзя так нагло читать чужие мысли! И, набравшись смелости, продолжаю – Да хоть бы и в задницу! Ну а что? Желать так по-полной! Вот ты и воплощай давай… найди мне!

- (кривится) Найти… дело нехитрое… Но. Я попытаюсь объяснить, чтобы даже тебе, тупице, стало понятно. Это как в твоих любимых компьютерных играх – представь, что ты создаешь себе эльфа-лучника, и у тебя есть десять баллов к распределению. Можешь вложить их все в силу – у тебя будет очень сильный герой, но тупой и неловкий. Можешь вложить в интеллект – получишь умного задохлика…

- Я понял-понял. И сколько у меня… эээ… баллов?
- У тебя… (опять кривится) 45 лет… 20 лет в браке… годовой доход…так-с… лишний вес… Повышенное давление… Длина члена… хи-хи…. Киа Рио 2014 года… мне продолжать?
- Не надо… - бурчу я… - и так всё понятно…
- (ненатурально улыбаясь) Ну, на самом деле не всё так плохо… Просто, при таких запросах, кое-чем придется поступиться.
- Чем? – я начинаю подозревать какой-то подвох…

Вместо ответа К.В.Асмодеева берет со стола свой золотой айфон, что-то там быстро печатает, одаривает меня еще более презрительной ухмылкой, и исчезает в клубах серного дыма.

А на мой телефон падают несколько фото – молодая Наталья Варлей в красном минимальном платье, призывно улыбается мне. Пролистываю фото… Она же в синем… Она же в свадебном, в нашем мухосранском ЗАГС-е. О-о-о!!! Ниже ссылка на анкету на популярном сайте знакомств... Вероника, 18 лет. О боже, я уже готов вступить в Вашу секту, Карина Вельзевуловна! Где расписаться кровью?

Дрожащим пальцем тыкаю в ссылку, и печатаю тупое и банальное (да сойдет, там же Асмодеевна уже договорилась) - «Привет!» … Откуда-то с небес раздается ехидный смешок…

***

Прошел месяц.

***

Снова тот же кабинет
г. Мухосранск
20:21
На столе пустая бутылка из-под виски «Баллантайнс» и два стакана.

- Ну что не так? – Дьяволица по-прежнему прекрасна в своём костюмчике медсестры, и бейджик в наличии - «младший интерн Асмодеева К.В», но сегодня она значительно моложе, и вообще внешне больше похожа на выпускницу медучилища, выпуска года так 1960-го.

Я пьян, зол, разгорячён, галстук развязан.

- Да все не так! Она красивая, ладно, но это ровно до того момента, пока рот не раскроет. И я во всех смыслах! Она матерится через слово! И у неё плохие зубки. Я даже минет без презерватива побоялся с ней!

Дьяволица издевательски улыбается, - М.Б.Р. у нас за доплату…
- Что? Какой БТР? Ты отвечай за свой «идеал». А мама? Эта её «мама» в кавычках?

- Ко мне какие претензии? Всё, как договорились – протягивает мне какой-то мятый листок серой бумаги.

Я ошалело читаю отпечатанный типографским способом «Бланк заказа». В графе «возраст» выведено «18», ниже такие квадратики – «красивая», «умная», «ухоженная», «ласковая» … и еще с два десятка соблазнительных пунктов.

Все пусты. Галочкой отмечен только один – «V - Красивая».

Зато ниже, в разделе «Сексуальные предпочтения», теми же грубыми галочками честно отмечены «классика», «минет», «анал», а в самом низу, где уже всякие непонятные термины и сокращения, и даже какие-то японские иероглифы, отмечено - «V - римминг».

А под всем этим – «Заказчик» и моя кривая подпись. Брезгливо отбрасываю листок.

- Я не это имел в виду!
- А что ты имел в виду, дорогой? Была даже видеосъемка всего этого вашего похабства. Как бонус, то есть бесплатно.

Тут, как бы сама собой на экране моего рабочего компьютера открывается папка с фото, озаглавленная «Вероника 18 (+ мама)», и сами собой начинают листаться в множестве наделанные мной неприличные фотоснимки Вероники.

- Эй, - волнуюсь я – как ты забралась в мой шифрованный контейнер? А другие так смогут?
- Не ссы в трусы, - по-свойски подмигивает мне интернша – квантовый процессор ваша цивилизация освоит только через шестьдесят лет, вернее не совсем ваша цивилизация, а…
- Ну-ка, с этого места подробнее…?
Но младший интерн Асмодеева, притворно пугаясь, прижимает палец к губам и показывает в потолок. Понимаю…
- В общем, считай что эти фото на следующие шестьдесят лет только у тебя. А потом всем уже будет пофиг… - тут она неприлично хихикает – Слушай, какая у тебя коллекция! А раньше ты был стройнее…

- Так, не подсматривать в моем компе! Согласен, ценный бонус. Девушки сейчас неохотно позируют голыми в наш век доступного Интернета. А Вероника позволила… на втором свидании третьим в постели был фотоаппарат. А на четвертом свидании… - мама?!!!

- Вот, еще и мама. Две по цене одной. Другие бы мечтали… маму с дочкой сразу. И ты хотел, шалун! А? Признайся, хотел! – снова заговорщицки подмигивает.
- Не по цене одной, а по цене четырех, если уж честно. И не такую же «маму»!!!
- А какую? Ты думал, существуют нормальные мамы и дочки, которые…
- Существуют. Да она и не мама была, как оказалось! Тётя, и то под вопросом…
- Тётя она, двоюродная сестра её мамы. Да ты же видишь, они и похожи даже.

Похожи. Вероятно, тётя даже была весьма хороша собой, в возрасте Вероники. Но… ныне ей далеко за сорок, алкоголь, сигареты, нездоровый в целом образ жизни…

- Зато какой контраст, а? Любишь контрасты? – дьяволица издевательски ухмыляется.

Контраст… особенно когда они обе голые вышли из ванной, и не прими я заблаговременно таблеточку виагры – окончилась бы встреча с «мамой и дочкой» полным фиаско. Да и так… с «мамой» я не имел никаких дел, только пофоткал, да робко погладил ее по толстой дряблой попе.

- Зато она тебя… погладила.

Да, «мама» шлепала меня по заду в процессе, задавая ритм ебли её «дочурки», чем очень сильно отвлекала, еще и приговаривала – «Нежнее, молодой человек, моя девочка-то не резиновая!» … от этого воспоминания член привстает. Сексопатологша тут же игриво смотрит на меня.
- Ага! Ну понравилось же?
Краснею.

- Всё! Не хочу даже вспоминать об этом! – закрываю папку с фото, - сегодня я буду умнее! Десять баллов к распределению, помню. Итак, требований минимум. 18 лет и красивая!
- Красивое лицо или фигура? – протокольным голосом уточняет интернша.
- И то и другое!
- Так не получится. Что важнее?
- Лицо, конечно. Глаза! Да, красивые глаза! А фигура… да в 18 некрасивых фигур не бывает!
- Ню-ню… - лукаво усмехается интерн Асмодеева, - Еще пожелания?
- Да! Обязательно! Чтоб высшее образование!
- В восемнадцать лет? – крутит пальцем у виска, - у тебя, похоже, вся кровь из мозга отхлынула в пещеристые тела. Боже, с кем приходится работать…
- А… -соображаю, что перебрал, - ну тогда студентка!
- В восемнадцать это будет только колледж.
- Ну да… но пусть престижный колледж! Никаких там кулинарных ПТУ!
- Механико-технологический подойдет? – таким голосом операторы «скорой» спрашивают адрес больного.
- Да! Да! – радуюсь, - То, что нужно!
- Минет? Анал? Римминг? БДСМ? ЗД? Копро? (звучит как «температура есть?»)
- Нет, нет, я уже понял! Стандартный набор! Классика, минет…
- Ждите, машина будет. Туууу- тууу- тууу… – под телефонные гудки интерн Асмодеева исчезает, а в моем телефоне новое сообщение. Фото юной красотки с большими наивными глазами, блузка со строгим воротничком. Кристина П., 18 лет. Кажется, в этот раз, не промахнулся!


***

Прошла неделя

***

Снова тот же кабинет
г. Мухосранск
20:51
На столе пустая бутылка из-под виски «Белая лошадь»,
один стеклянный стакан, и пластиковый несвежий стаканчик


- Что на это раз? – К.В.Асмодеева сегодня изрядно прибавила в весе, щеки, три подбородка, арбузные груди вот-вот прорвут белый халат. Кроме того, у ней огромные накладные ресницы, как крылья королевского махаона.

Мне жарко, рубашка расстегнута на три пуговицы

- Да не то опять!!! Ну что это такое??? Рожавшая в 16 лет! У нее сыну два года! И фингал этот! Ты видела? Она заходит, снимает темные очки и у неё фингал! На пол-лица, и глаз красный!

- Ну… упала, очнулась, фингал? – «там» определенно любят советские комедии.
- Если бы! Это её предыдущий… «покупатель любви» отпиздил. Да-да, она так и сказала – отпиздил! И голос… у неё голос пьющей и курящей пятидесятилетней женщины! И ты мне говоришь – что не так???

Вместо ответа располневшая дьяволица пускает в меня бумажный самолетик, который больно клюет меня в нос и, падая, разворачивается в уже виденный казенный бланк заказа. Почти всё, как тогда – 18 лет, красивая (в скобках приписано «литсо»), в разделе «Секс. предпочтения» две закорючки «классика» и «минет». Почему-то это «литсо» меня окончательно выводит из себя.

- Да что у тебя вечно какая-то фигня??? Ты фигуру её видела? Ей 18, а тело как у 50-летней бабы, жир, бока, растяжки, притом что при такой жопе, грудь маленькая, – я уже кричу.

Дьяволица отгораживается ладошкой, – И не надо так орать. Тебе всё было разъяснено в самом начале. – Ты платишь и покупаешь любовь. Я воплощаю. Что не так? Чего опять плачешь в жилетку?

- (ворчу) Да всё не так… Плачу… Ебу и плачу…
- (хихикает) не плАчу, а плачУ?
- Ну и плачу. Мало что ли?
- Нет, нет, что ты… - в руках у нее возникает блокнотик, а на голове кружевная наколка как у официантки, - мужчина, заказывать будете?
- Да! Только… возраст не главное, никаких 18!
- Верхний предел отсутствует? (заговорщицки шепчет) Пссс, парень! Есть у меня… ммм… клиентка, огонь! Ей пятьдесят два, но…
- Э-э-э, нет-нет, верхний предел…скажем, тридцать. Да, тридцать!
- (карябает в блокноте) – Тридцать… еще?
-Ну красивая, конечно же. Лицо!!! Пишется через «цэ»! Хм…и под 30, наверное уже фигура важна. И фигура, вот! Фигурка чтобы на отлично! Стройная и все такое! Ну, ты понимаешь…
- (залихватски подмигивает) – Это уж точно! Понимаю!
- Вот… ну и… минет там, анал… Да, анал! В 30 ведь уже задница разработана? Да?
- Фу (морщится) – разработана… термины-то какие… словно амнистированный зэк вокзальной проституточке.
- Извини… ну ты поняла.
- Лизание задницы заказывать будем?
- Фу! (мстительно ухмыляюсь) – термины то какие… словно проституточка 50-летнему таксисту.
- Ты недалеко и ушел. Забыл, как таксистом подрабатывал в 2009-м?
- Не забыл… (мрачнею) – допиши там, и чтобы поговорить было о чем! Поговорить, ясно?
- Ясно… Ждите, заказ скоро будет. Серный дым в этот раз был особенно удушлив, а на мой телефон пришло сразу несколько фоток – девушка стоит на набережной… туфли на платформе, обтягивающие леггинсы, словно латекс, черные волосы до самой задницы… небольшой круглой и подкачанной задницы. Подпись гласила – «Марина, 29».

- Черт побери, все-таки проституточка – только успел подумать я, как откуда-то сверху донесся самодовольный дьявольский смех…


***

Прошло два месяца.

***

Кабинет
Мухосранск
20:31 местного времени
На столе пустая бутылка виски «Баллантайнс»
Стаканов нет



Врач-сексопатолог Асмодеева К.В. сегодня имела весьма опосредованное отношение к медицине. То есть, докторская шапочка с красным крестом имелась, да и ЛОР-зеркало было на месте. Но белый халатик сменился белым латексным костюмом, туго обтягивавшим стройную фигуру. В руке была устрашающих размеров клизма.

- Так-с так-с, что тут у нас? Где больной? - Медовым голоском пропела дьяволица
- Э… я нет! Я здоров! – поспешил сообщить я, с опаской глядя на клизму – но у меня есть ряд вопросов.
- Извольте – она подозрительно мила. И клизма эта…
- Ей же не 29! Там 35 точно…
- Ну, я не паспортный стол, проверять. Она говорила, что ей 29…
- Так, ладно. А почему так много… эээ… золота?
- (с южным акцентом) Дорохо что ли? Ой, люди, глядитя! У нашего кавалера закончились деньхи!
- Тфу на тебя!!! Я, может, и влюбился бы, но во-первых (загибаю безымянный палец) – она дороже всех предыдущих вместе взятых! Во-вторых (загибаю указательный), она… навязчива. От нее все смски только – «Привет когда встретимся?». Она хотела каждый день! Но у меня было четкое понимание, что хотела она не меня, а цветных ракушек. Каждый день много цветных ракушек (задумчиво смотрю на оставшийся средний палец).

- Но и давала много, ведь так? – К.В. Асмодеева непривычно серьезна, - много у тебя было таких затейниц в постели? Минет, анал, минет после анала и анал после минета, и тебя в анал, и себя в анал, спорю ты таких еще не знал!
- Поэтесса, блин… (ворчу) – Цветаева…
- Ты сам просил анал, анал, анал! (К.В.Асмодеева не на шутку разошлась) - Что за радость вообще? Это отверстие биологией предназначено для другого! – на ней снова учительские очки, а клизма сменилась указкой, - Но ты просил, ты просил, и получил столько, что сам не смог унести. Ты просил поговорить – она с тобой говорила, интересовалась твоей работой, проблемами, успокаивала.
Ты просил фигуру – была тебе фигура, Марина, кстати, в миру, так сказать - инструктор по фитнессу. А золото ей нужно, потому что у неё двое детей, и она хочет уехать в большой город. Вполне естественное желание для одинокой самки вашего вида… Почему не влюбился?
- Не знаю… какая-то она… без души!
- Да, она почти всю истратила, слишком часто продавала любовь, ничего не осталось… Но дети у нее чудесные, ты бы видел!
- Не хочу (мрачно)… я не благотворительный детский фонд… давай следующую!

Строгий взгляд поверх очков.
- Вот это деловой разговор! Какие пожелания на этот раз?
- Никаких брюнеток! (вспоминаю сияющие черные длиной до жопы волосы Марины, и вдруг понимаю что они были нарощенные) Блондинку! Натуральную! Длинные волосы! Свои!

- Записала, - (подмигивает) – Джентльмены предпочитают блондинок, а?
- Джентльмены предпочитают настоящих – мрачно парирую – пусть будут деньги не главное…
- Э, стопэ! Пацанчик! Мы вообще то покупаем любовь, ты не забыл?
- Да помню… но можно хотя бы не так… явно?
- Можно, - дьяволица снова серьезна, - не так явно – можно
- Сколько у меня осталось распределить баллов, из 10?
- А нисколько… (морщится) – за деньги, но чтобы выглядело как не за деньги, это очень дорогое удовольствие, очень… очень…… и она исчезает, как и раньше, в клубах розового вонючего дыма, позерша… А мой телефон трынькает – на фото стройная миниатюрная блондиночка, большие серые глаза смотрят строго и внимательно, Яна, 20 лет. О… ну, вроде, на этот раз то, что нужно!







***

Прошел месяц.

***

Кабинет
Неприбрано
20:49 местного времени
На столе пустая бутылка виски «Белая лошадь»

- Опять не то???? – сегодня голосок К.В. Асмодеевой забавно тоненький и писклявый. И сама она – миниатюрная, тоненькая, белый халат явно с чужого плеча, сидит на ней, как балахон, шапочка врача напоминает колпак ку-клукс-клановца.

- Ну что это за фигня? Ты почему не сказала, что она такая… маленькая! Не в смысле возраста, а в смысле размеров… роста, да что там – она весит тридцать девять килограмм!!! Да я в первом классе был больше её!

- А что? Не понравилось? Такая дюймовочка… мечтал выебать дюймовочку, а? Старый крот-извращенец! Ух! – пищит Асмодеева

- Да нет, секс-то был ничего, кстати. Хотя скромная она…

- (ехидно) анала не было?
- Не было. Да это не главное…
- Не главное? А что главное? Попу не лизала?
- Меня начинает пугать твоя зацикленность на анальной теме…
- А меня твоя, старый извращенец!
- Вот не надо сейчас про возраст! И лизала, кстати. Но я сейчас не об этом. Да, она как бы не за деньги. То есть деньги конечно были, но не главное. Тут ты не соврала… отец… или, вернее мать лжи?
- (кокетливо) Не мать, и вообще я еще девушка…
- (с интересом сморю на неё) ты ведь знаешь, что у неё, был «любимый», который сидел в тюрьме. Не знаю за что, ему оставалось лет пять еще, и она обещала ждать. А со мной была – «для здоровья», как говорила. Типа, гинеколог посоветовал регулярную половую жизнь, она и выбрала – мужчину постарше, чтобы не влюбиться, да и финансовое положение подправить… не соврала ты, тут все было как бы за деньги, и в то же время не за деньги.
- (притворно обижаясь) Я никогда не вру!
- А? что? Я ослышался?
- Человек сначала слышит то, что ему удобнее слышать, потом говорит это сам, почему-то полагая, что это было моё мнение, а затем уверует в то, что он сказал. И они называют это ложью?
- Софистика всего была твоей сильной стороной… за две тысячи лет-то… А, кстати сколько тебе лет на самом деле?
- (кокетничая опять) – девушек о таком не спрашивают!
- Зато их спрашивают, сколько парней было до меня?
- Ты у неё четвертый. И кстати, уже встречаясь с тобой «для здоровья», она ездила к своему ЗК на долгую свиданку, где всласть потрахалась в специально предназначенной для этого комнатке, (подмигивает) - Скинуть видео с камеры наблюдения?
- Вот уж избавь меня от этого! – даже представлять не хочу, - А почему только четвертый?
- Ой, там столько всего намешано. Росла с одним папой, без мамы. Дворовая компания, где или ты «свой парень» или давалка. Она, если ты заметил, «свой парень», даже больше чем, так сказать, биологические парни… Потом, восприятие секса как чего-то грязного, да в её случае так и было. Ты, кстати, молодец – сам того не ожидая, вылечил несколько её застарелых комплексов.
- Плюс балл, к моим десяти?
- Свой балл ты уже получил, думаешь тебе лизали попу просто так что ли? Это она решила тебя, как смогла, отблагодарить за то, что ты ей подарил ощущение бабочек в животе… (вздыхает) – так почему не то?
Я собираюсь с мыслями.
Потому что она – девушка-косяк. Потому что сорвала четыре встречи по каким-то ебнутым поводам! Потому что так и не смогла раскрепоститься в постели до конца, срывая на мне свои комплексы! –(я почти кричу) - Потому что меня заебало ебать «своего парня»!!!

Внезапно дверь кабинета открывается, и заглядывает охранник. По его лицу видно, что он слышал только последнюю мою фразу. К.В.Асмодеева исчезает мгновенно, словно её и не было тут. А может и не было?
- Ой – говорит охранник, - а я думал тут никого
Я делаю свирепый вид, - А если никого, можно вламываться? Да? – Охранник ретируется. Тут же на диване возникает интернша-дюймовочка.
- Ты подумал? Будем заказывать дальше? Блондинка, брюнетка, кручу-верчу-обмануть хочу…
- Будем! – кажется до меня начинает доходить, - Записывай, - Одно требование. Единственное. Та, с которой мне будет хорошо! – дьяволица с серьезным видом царапает в блокнотике с логотипом «эспумизан и ты как партизан!»
- Это все?
- Всё!
- Хм-хм… - она качает головой, - там всё остальное будет эммм… отличаться от того, к чему ты привык…
- И пусть! – храбрюсь я, - контрасты, помнишь?
- Помню. У тебя еще один призовой балл, одиннадцатый… я от себя вписала «анал», - она подмигивает, я пытаюсь возразить, но она уже исчезла, с негромким хлопком. А на мой телефон пришло фото… ох ёёёёпт… «Кира, 25» значилось под фоткой. А на фотках…

***

Прошло два года

***

Тот же кабинет
Но шкафы распахнуты, стоят картонные коробки,
словно подготовка к переезду
на стенах полуоторванные узоры из мишуры
на столе открытая бутылка игристого «Левъ Голицынъ»
22:50

- С наступающим? – К.В.Асмодеева проходит в кабинет, осторожно обходя коробки и горы бумаг на полу. Одета она сегодня в костюм снегурочки, из тех что «Дед мороз и снегурочка – 500 р, снегурочка без деда – 3000 в час»
- (зло смотрю на нее) – издеваешься?
- Отнюдь… - она действительно сегодня скромна и серьезна, - я хочу понять…
- Что тут понимать? – закипаю – Видишь, бля, сократили меня! Реорганизация! Ты хотела понять? Вот тебе понятия! Я не могу оплачивать дорогую содержанку, живя последние полгода на один оклад! У меня кончились деньги и она меня бросила! Деньги, понимаешь? Эрги твои ебаные, ойро, ракушки, таблички из дерева! Понимаешь? – я швыряю в дьяволицу пустым кошельком. Время замирает, и она осторожно берет кошелек возле своего лица. Кладет на стол. Достает из кармана своей шубки бутылку «гленфиддича». Подбирает с пола пластиковые стаканчики, разливает.
- Выпей, - ласково говорит, - Новый год всё-таки…

Через полчаса меня отпускает. Мы сидим на диванчике, я уже успел поплакать в её бюст, а она меня похлопать варежками по спине.
- Понимаешь, Каринка, - пьяно жалуюсь я – она была – другая… Во всем! Никогда не любил короткие женские прически – у неё короткая. Считал инстаграммных моделей дурами и пустышками – а она там и у неё сто тыщ подписчиков. Я всегда любил мягких женщин – а эта профессиональная спортсменка, и разряд по кик-боксингу! А фигура! Попа как баскетбольный мячик и такая же твердая! А груди нет, а я всегда любил сииииии… - я поперхнувшись, кашляю, и она снова хлопает меня по спине.

- А потом, эти татуировки, о боже, - (Карина кривится, словно от зубной боли), - ой, прости, я хотел сказать, эти чертовы татуировки! – (улыбка) – я никогда не любил татуировки на женщинах, ассоциации с тюрьмой, или дешевыми проститутками…
- Не такие же, - возражает дьяволица
- Не такие… у неё, как картины, и каждая деталь что-то значит… но она вся! ВСЯ! В наколках… и при мне еще добила рукав, и бедро, из-за чего её нельзя было ебать в позе рака… - на меня накатывают воспоминания и мне становится совсем тоскливо. Я продолжаю.
- Понимаешь, у нас что-то начало… зарождаться. Понимаешь, она другая… и в то же время очень классная. Она красива. Она очень ухожена. Она всегда стильно одета и в макияже.
Первые свидания три-четыре я с ней был как с обычной девушкой, которой я нравлюсь, и которая нравится мне. И у нас было всё, и даже не надо было слов, она угадывала чего я хочу в каждый момент. А еще – она стройная, но когда скачет на мне всадницей – она по женски восхитительно тяжелая и горячая. И когда ложится на меня своей отсутствующей грудью, я забываю обо всем, и только хочу, чтобы это не кончалось…

А потом… что-то как отрезало! Она перестала со мной разговаривать совсем. Только слушала мои истории, а потом мы шли ебаться. Кстати, спасибо за анал, - улыбаюсь
- Всегда пожалуйста. Кстати, ты там только отметился один раз, а дальше традиционно, пенисновагинально…
- Уж очень хороша она… вагинально. А ты ведь знаешь, как мы познакомились?
- Знаю. Она написала тебе и предложила секс в обмен на цветные ракушки.
- А вот и нет! Про это вообще не было сказано – раз! И потом, с такой внешностью и фигурой она могла бы выбрать посимпатичнее, помоложе, побогаче, с волосами… Я считаю, это чисто моя заслуга!
- О? – она вопросительно смотрит на меня
- Я сначала решил, что у нее чужие фото. Слишком она…. Необычная для нашего мухосранска. Красивая, очень стильная, фигурка точёная,
- …25 лет, разведена, маленький сын…
- Не перебивай! – я сам перебиваю её, - Я пробил фото в файндфейс и получил ссылку на её страничку в одной соцсети, а там было еще видео, где несколько девушек читают поздравления с новым годом, и я понял что это видео – из одного закрытого паблика, называется «Секс и виски» и она в том паблике занимала когда-то высокий пост, и была там самой красивой, стильной, сексуальной, и писала статьи, например «пособие молодым девушкам как правильно сосать хуй»
- И ты, конечно, ей написал «прочел твое пособие отсоси ка мой хуй», да?
Настала моя очередь покрутить пальцем у виска.
- Конечно нет! Я осторожно поинтересовался, не она ли та самая Изольда Снежинская, основательница паблика, и автор статьи для молодых девушек? – понятно, что она даже просто из любопытства со мной встретилась, а потом… понеслось… и надо сказать, в плане практическом она была ничуть не хуже, чем в теоретическом. То есть советы по обращению с хуями это богатый личный опыт…
- Ты ведь понял, почему она резко прекратила… сближение?
- Побоялась влюбиться?
- Ойвсё! Не льсти себе! Ты помнишь, что накануне она рассказывала про соседа у неё внизу, который наехал на неё за цокание шпилек в подъезде, помнишь?
- Да помню конечно… - я смущаюсь – кажется, я предложил ей вызвать полицию. А что, надо было съездить к нему и набить ебальник?
- Надо было. Ты чо, не мужик?
- В жопу вжик. Чтобы набить лицо, нужно осознание того, что делаешь это за СВОЮ женщину. А не за платную партнершу за 5К за встречу.
- Ну вот, ты считай, указал ей место. Которое она и заняла – Еби куда хочешь. Хоть в жопу. Болтай о чем хочешь, о работе, о жене, о детях. В душу не лезь, деньги плати. Всё.

Мне стыдно. Прошу налить еще, но бутылка гленфиддича уже почти пуста.

- Но мы же потом встречались! Только, не так душевно как раньше.
- Ты сам ответил… не душевно.
Тут я понимаю, что в шаге от какой-то очень важной для меня истины…
- Скажи, а тот случай, когда я в шутку на ее вопрос «чего желаешь еще?», ответил «желание клиента – закон», и она расплакалась…Скажи, как это связано с душой?

Асмодеева вдруг смущается
- Прости… не хотела говорить именно сейчас…
- Что??? – я пугаюсь
- Условия пари выполнены… ты свободен от нашего договора…
Я зверею.
- Свободен! А ничё, что я теперь и от работы свободен? И от семьи? Пари у них! Суки вы все, черти!
- Тише, тише! – Асмодеева касается мягкими ладошками моего лица и гнев мгновенно уходит, - Я же обещала тебе награду…, и я выполню, Белезбары всегда платят по своим долгам.
- Кто? Бельзебары?
- Неважно… мне пора. С тобой было приятно… работать… Прощай…

И снегурочка плавно растаяла, словно ламповый телевизор выключили. Еще успела помахать мне напоследок, сучка! – улыбаюсь.

На телефон ничего не пришло. Зато в компьютере, где на экране был открыт известный литературный сайт, куда я графоманил в молодые годы, так вот, на сайте, под одним из мистических рассказов появился комментарий, от пользователя ЛейдиЧаттерли – «прочла ваши рассказы на одном дыхании, не встречала до этого мужчины с такой же редкой и прекрасной картиной мира. Буду рада общению…»

И вот с ней, было мне хорошее!