Асиенда сеньора Мендозы > --- > Контрастность ощущений

Контрастность ощущений


19 сентября 2019. Разместил: Чужой
В одном из моих предыдущих рассказов прозвучала фраза «Каждая женщина уникальна по-своему, и двух одинаковых или очень похожих мне встречать не приходилось». Можно ли с этим поспорить? Думаю, можно. Но тому, кто захочет доказать обратное, скорее всего не хватит аргументов. Если прикинуть в памяти своих женщин, то все они были уникальными, и перепутать их было бы просто не реально. У каждой были свои «мухи» в голове и свои предпочтения в кровати. Некоторые были открыты для экспериментов, а кое-кто напоминал заготовку под Буратино при всем том, что до кровати представлял из себя разогретую Ferrari. Но моих женщин, с которыми секс был больше одного раза, объединяло то, что их любовные предпочтения были четко очерчены и в определенных рамках. Я знал, кому что нравится, и именно в этом условном коридоре двигался полет моих фантазий, реализуемый на практике в разнообразие постельных игр. Иногда отклонения из правил жестко пресекались, а иногда были поводом для новых ощущений. Именно о последнем я хочу поделиться.

Главной героиней этой истории является моя любимая и неповторимая жена. Не буду грузить читателя всеми нюансами нашего знакомства, которое спустя несколько лет логически завершилось свадьбой. Упущу также многие моменты первых лет семейной жизни. Сразу перепрыгну в то время, когда нашему ребенку исполнилось примерно пять лет.

Моя жена самый ярый приверженец нежного секса. Никакие грубости, как физические, так и речевые не вызывали у нее особого интереса, и способны были в любой момент любовной игры все испортить. Признаюсь, я не сразу, но постепенно нашел в ней подход. Я знаю каждую точку ее тела, легкое прикосновение пальцев к которой способно её завести. Как сильно? Это уже зависело от некоторых нюансов. Но что мне нравилось, сегодня это могли быть плечи, вчера были спина и шея, а завтра могут быть колени или ступни. Нет, были и бывают у нас страстные порывы, когда одежда летит в никудЫ, руки сжимают попку, ее ногти царапают до крови мою спину, а губы нужно контролировать, чтобы не оставить на неприкрытых одеждой участках сине-фиолетовых засосов. Но с годами по многим причинам такие моменты бывают не так часто, как раньше. В основном, это нежные ласки. Но есть ли предел у нежности?

С этим вопросом я возвращаюсь в те годы, когда наш ребенок пошел в детский сад, а в моей голове появилось понимание, что даже нежность требует определенного разнообразия.

Не скажу, чтобы я сильно ломал себе по этому поводу голову, но хотелось чем-то удивить свою супружницу. Чисто случайно обратил я свой орлиный взор на павлинье перо, стоящее в вазе на журнальном столике в доме родителей жены. И возникла у меня одна мысль, буравящая мою грешную голову на протяжении всего того недолгого времени, пока мы у них жили во время отпуска. Короче говоря, согрешил я тогда и взял это перо без спроса на «ответственное хранение».

Вечер первый. Нежная сторона контраста.

Когда приехали домой, не мог я дождаться вечера, чтобы опробовать свои фантазии в действии.

Я лежу в постели, спрятав павлинье перо под кровать, когда в комнату после душа заходит жена. По ее взгляду и моей улыбке даже к бабке не ходи и так понятно, что родные стены и кровать это совсем не то, что в гостях, когда там не стони, там не скрипи, там слова не скажи, чтобы не быть услышанным в двушке панельного дома-уродца. Воздух нашей спальни пропитан желанием.

- Халатик снимать или оставить?- спрашивает жена, похотливо улыбаясь.

Ответ на этот вопрос написан у меня на лице. Она кладет халат на стул и ложится в кровать.

В те первые десять лет нашей супружеской жизни мы жили в квартире на первом этаже. Когда занимались любовью, всегда открывали шторы. Свет с придорожных фонарей освещал комнату именно в том количестве, при котором нам обоим было комфортно. Не темно и не светло, как при ночнике. Прекрасно вижу красивое тело жены. Она лежит на животике, закрыв глаза и ожидая, кода мои руки или губы коснутся ее обнаженных плеч, спины, попки…

- Дорогая, у меня одна просьба. Я хочу завязать тебе глаза, а ты дай мне слово не подглядывать, пока я не разрешу,- шепчу ей тихонько на ушко.

- Что ты придумал?- настораживается она и с недоверием смотрит на меня. И после паузы, когда понимает, что может все испортить, добавляет. - Ну, хорошо, обещаю.

Я достаю из-под подушки приготовленный платок и завязываю ей глаза. Вслед за платком достаю из-под кровати павлинье перо. Не знаю, чего ожидала моя жена, но от первых прикосновений пера к ее плечам, ее передернуло, словно от удара током. Легонько провожу по мочке уха, чуть ниже, дальше к плечу и до самого локтя. Потом возвращаюсь ко второму ушку. Повторяю то же самое. Реакция жены совсем другая, чем, когда я все это проделываю пальцами. Под пальцами ее кожа становится гусиной. Сейчас же ее словно током щипает. Даже в темноте заметны легкие подёргивания тела. Дальше веду кончиком пера вдоль позвоночника до самой впадинки на попке. Назад возвращаюсь «окольными» путями от поясницы через бочок, едва касаясь по пути придавленную к подушке грудь. То же самое с другой стороны. Задерживаюсь в районе груди, касаясь ее сбоку несколько раз. Но понимаю, что нельзя зацикливаться на одном месте. Это притупляет ощущения и остроту восприятия. Дальше рисую круги на попке и иду ниже вдоль ноги до самой ступни. Все это время, от каждого движения, от каждого нового прикосновения, тело жены дрожит. Но сама она молчит, как рыба в воде, хотя я слышу учащенное дыхание.

Прошу ее, не снимая повязки лечь на спину. Игра продолжается. Ключицы. Плечи. Руки от плеча и до самых ладоней. Тело. Сначала бока, потом живот. Пропускаю грудь и зону бикини, оставляя их «на потом». Опять ноги. Описываю круги вокруг коленей, от чего ноги начинают непроизвольно дергаться. Жена продолжает бурно реагировать телом, но при этом, не издавая ни единого звука, кроме учащённого дыхания. Решаюсь приступить, как мне кажется, к самому сладкому и приятному. Перо начинает медленно описывать круги вокруг груди, приближаясь к соску, но останавливаясь в сантиметре от него. Пока первая грудь под впечатлением и приходить в себя, проделываю то же самое со второй.

Каждое движение пера стараюсь делать непредсказуемым. Не хочу, чтобы жена угадала, к какому участку тела будет следующее прикосновение. Иду против логики, оставляя в покое грудь, и провожу вдоль впадинки в районе таза сбоку и до самого заветного треугольника. Жена так бурно на это реагирует, что едва непроизвольно не переворачивается на бок. На прикосновения с другой стороны почти та же реакция. Реагирует, но молчит. И тогда перо описывает круг вокруг самого соска, едва его касаясь. Потом уже целенаправленно провожу сначала по одному соску, потом по второму. И только в этот момент она начинает стонать. И это не те стоны, которые начинаются тихо, а по мене возбуждения становятся громче. Это сразу на всю катушку, словно только что включенное радио или телевизор на большой громкости. Быстро переношу прикосновения пера в район бедер, вернее их внутренней части, пытаясь сделать звук «радио» немного тише. Жена понимает мои намерения и берет под контроль свои децибелы. Но после того, как я очертил стороны ее аккуратно подстриженного треугольника, подрывается на колени, срывает с глаз платок и толкает меня в грудь.

- Хватит! Я больше не могу терпеть это издевательство!

Она берет член в рот и делает минет, полный страсти и желания, как не делала это уже давно. Я едва останавливаю ее за секунду до момента, когда точка невозврата была бы достигнута.

Секс в тот вечер был просто офигительным и запомнился на всю жизнь.

Утро второго дня.

А утром следующего дня был мой первый рабочий день после отпуска. Я поцеловал спящую жену, отпуск которой продолжался дальше, и пошел на работу. То утро ознаменовалось тем, что примерно с девяти часом жена засыпала СМСками интимного характера, чего раньше за ней никогда замечено не было. Представляете мое состояние, когда я до обеда не мог нормально встать из-за стола. Штаны рвал оттопыренный член. Приходилось передвигаться на работе или с папкой в руках, или бочком.

После СМСки «Хочу взять его в рот», бросаю к ебеням работу, наплевав на то, что до обеда оставалось полчаса, вызываю такси и еду домой. Жена встречает в коридоре. Глаза светятся адским огнем.

«Да, давно не видел я такого света!»

Рука сразу проникает ей в трусики. А там потоп!

Жена бежит в комнату и включает сыну мультфильм на DVD. Потом возвращается на кухню. Я приспускаю штаны и сажусь на табуретку. Стягиваю с нее трусики. Она садится на мой член и понеслась! Хлюпанье ее пизды, наверное, было слышно через форточку на улице. В самом конце беру ее под бедра, насаживаю на член, прижимаю к стене и трахаю, сколько есть сил, пытаясь загнать его насколько достаю. Кончаю прямо в нее. Продолжаю держать на руках, ощущая слабость в ватных ногах. Член выскальзывает с ее влагалища, а сперма вытекает прямо мне в штаны.

На работу возвращался снова на такси с чувством абсолютного похуизма, что скажет начальство на мое неоговоренное отсутствие.

Вечер второго дня. Острая сторона контраста

Понятное дело, что и после обеда работник с меня был никудышный. Да и какая там нахер работа, когда жена продолжала писать в духе «С меня еще течёт», «Как там твой боец?», «Я тебя снова хочу!» и т.д. При том, что коллектив почти полностью женский, что мысленно хотелось раньше раздеть не одну из них и вдуть по самые помидоры, в этот день все мои мысли были там, дома, рядом с женой.
Вечер тоже тянулся долго. Во всей квартире стоял воздух под названием «Хочу!», и только ребенок противился всему. Выспавшись днем, он никак не мог уснуть, требуя то маму, то папу, то обоих сразу. Даже всегда спокойную и уравновешенную жену это немного нервировало. Но когда он уснул, мы, приняв по-быстрому душ, прыгнули в кровать.

- Хочу, как вчера,- заявила супруга, не оставляя мне никаких шансов на самодеятельность.

- Понравилось?- задаю вопрос, ответ на который очевиден во всем: в ее СМСках, обеденном сексе, блеске глаз, улыбке.

- Спрашиваешь. Как такое может не понравиться? Только сегодня глаза можно не завязывать.

- Как скажешь, родная,- и, улыбаясь, поворачиваю ее на живот, как вчера.

Начало было тем же. Те же точки прикосновения, те же линии движения пера, та самая реакция жены на прикосновения. Правда, в этот раз она уже понимала, что происходит и начала тихонько постанывать.

Но, еще не забывший мои предыдущие рассказы читатель, вспомнит, что я иногда способен на вещи, не поддающиеся логике. И пришла мне в голову мысля, перевернуть перо другим, острым концом и попробовать провести им. Совсем по-научному он называется «ствол пера», или «очин».

Первое касание очина или очином (здесь меня поправят строгие читателя, носители великого и могучего) пришлось на спину между лопатками. Жена моментально затихла. Я же останавливаться не привык и переношу прикосновение уже на поясницу. Жена подскакивает, словно ее укусил бешенный бджол, он же пчол, он же ос и шмел в одном флаконе. Сидит и смотри на меня. Я ожидаю моральную пиздюлю и понимаю, что перегрелся со своими фантазиями-экспериментами. Но она смотрит и молит.

- Это что было?

- Ничего. Перо перевернул,- отвечаю, падая на мороз.

Она ложится опять на живот. Я понимаю, что «все пропало» и думаю, если уж пропало, то хоть под громкую «музыку». Гори оно все синим пламенем. Провожу по боку от груди вниз мягким концом, а потом переворачиваю снова перо и острым. Жену подбросило, но она снова молчит. Потом то же самое, только с другой стороны. Реакция похожая. Дальше начинаю царапать эти самым очином ее попку, поясницу, спину между лопатками, плечи. Ее периодически подбрасывает, но звука ноль. Опускаюсь вниз по ногам. Сначала мягким концом глажу впадинки с другой стороны коленей, потом пеняю на острый конец пера. Реакцию жены сложно объяснить. Было впечатление, что после очередного такого подбрасывания она вскочит и как пизданет мне по наглой роже, что было бы логично. Но мысль о том, что это уже должно было произойти как минимум минутой-двумя раньше, но еще не произошло, немного успокаивает. Но когда жена переворачивается на спину, а понимаю, что продолжение имеет право быть. Я на секунду задумался, стоит ли дотрагиваться до груди острым концом, и вдруг слышу.

- Чего стоим, кого ждем?

И здесь понеслось. Чередую ласки груди, живота и впадинок между большими губами и ногами мягким и острым концом пера. Жена то стонет, то ее дергает, то кидает со стороны в сторону. То она молчит, то мычит, то кричит.

И во второй вечер секс был на пределе страсти. Яркость чувств, немного притупившихся за последние годы, расцвела новыми красками и звуками.

С того дня, когда я впервые обратил свой взор на павлинье перо, прошло около пятнадцати лет, но оно еще до сих пор находится на «ответственном хранении» у нас. За эти годы менялись квартиры и мебля. Делались ремонты и был переезд за границу, но этому перу до сих пор находится место и в квартире, и в кровати. Нет, не постоянно, чтобы тоже не приедалось, но примерно раз в квартал я его беру под фразу жены: «Хочешь меня опять побаловать?». Она всегда улыбается при этом, а я пытаюсь делать все то же, что ей всегда нравилось, но каким-то другим способом.

P.s. некоторым самым преданным читателям сразу скажу, что перо за все эти годы ни разу никуда не вставлялось! ))))