Асиенда сеньора Мендозы > --- > Неформат. Неслучившийся секс.

Неформат. Неслучившийся секс.


22 октября 2019. Разместил: Айрини
Когда я спрашиваю себя: "О каких несостоявшихся сексах ты жалеешь?" - неслучившийся секс с Билли на первом месте. Почему? Ведь было столько оказий! Не знаю. В первый раз не сложилось по смешной причине (опишу). В другой раз - не понимаю почему. Разница в возрасте смущала? На момент знакомства 25 - 51. Вряд ли: у меня был любовник с ещё большей разницей в годах... Просто не была влюблена. Хотя бы немного. В следующий раз - не тянуло, захотела по-дурости другого, "одноразового". Ещё позднее - голова, сердце и всё остальное уже были заняты Алексом. А у Билла появилася другая женщина, я тогда про них узнала впервые.
В любом случае, Билл, Билли - один из интереснейших мужчин в моей жизни, один из Учителей и корректировщиков судьбы.

Мы познакомились во время его командировки к нам - он отвечал за наш регион. Тогда мы общались только в компании коллег - в офисе по работе и когда ходили вместе ужинать. Но некие искры с ним я почувствовала уже тогда. У меня на тот момент в личной жизни был полный кавардак - двадцать пять лет, пыталась работать сразу в нескольких направлениях - и карьеру делать, и личностно расти, и мужа искать. Первое получалось лучше всего. Не совсем понимала, чего хочу больше и на каком поле у меня получается играть успешнее. На личном фронте - бесперспективные "открытые отношения" на расстоянии (с супер-любовником "А-ах!!"), не слишком удачные знакомства в реальной жизни и по интернету, и "всё смешалось"...

Билл американец. Полная противоположность примитивному задорновскому "американцы - тупые". Очень образованный, очень начитанный, тонко чувствующий, с прекрасным чувством юмора. Чувство юмора - тоже не типично американское (по стереотипам), не тупые ситкомы "ха-ха" с закадровым смехом, напротив - тонкое и многослойное. Не могу словами объяснить. В нем была глубокая душевность, а также желание и умение понимать и чувствовать другого человека. Мощная харизма, бешеная энергия и ощущение крепкого внутреннего стержня. Взгляды, умение их отстаивать. Невероятная работоспособность, трудоголик. Из "американского", судя по стереотипам - рациональный подход, практичность, следование правилам и законам. И - оптимизм.
Внешне - не красавец в классическом понимании, но очень симпатичный и исключительно обаятельный, улыбчивый и весёлый, среднего роста, плотненький, но отнюдь не толстый - тренированный, "сбитый". В движениях очень энергичный, ходил так быстро - я обычно еле за ним поспевала. Сексуальность и мужская "потентность"(с) исходили от него мощными энергетическими волнами.

С ним было безумно интересно: он много знал, был разносторонне образован, многое пережил, некоторое время жил в Юго-Восточной Азии, потом работал в разных "жопах мира" - "опасных" странах в Азии и Африке. Интереснейший и необычный опыт. Он мог бы написать фолианты мемуаров, но он предпочитает читать.
***
Неслучившийся секс номер раз.
На работе меня посылают в командировку в один красивый европейский город. Мы с Биллом к тому времени переписываемся в основном по работе, но некие общие дружеские моменты в переписке уже присутствуют. Он предлагает пожить у него, чтобы не платить бешеные деньги за отель и сэкономить командировочные таллеры. Чисто по-дружески, без задних мыслей. "У меня ты в безопасности, не волнуйся". Возможно, мысли у него и были, но он пригласил так, что я была уверена - это чисто по-дружески. К тому времени я была уверена в нём, как в человеке. Тем более - работаем в одной конторе.

Командировка предстояла стрессовая - от моих профессиональных знаний и действий зависела моя дальнейшая судьба в организации. "Или пан, или пропал". Нужно было показать себя с самой лучшей стороны.

Две недели смеси стресса, напряжённой работы и увлекательного общения с классными коллегами, весёлых обедов с ними и - великолепных вечеров с Биллом. Нам было о чём поговорить. С ним было безумно интересно. Каждую минуту каждого вечера. Он водил меня в хорошие рестораны на берегу живописного озера, ужины заканчивались прогулками по набережной... (Иногда между ужином и прогулкой случался бар, но это неважно).
Не всегда ходили по ресторанам, разумеется, несколько раз он готовил мне ужин дома. Это так романтично!! Что там те устрицы в ресторанах -я тогда вообще не понимала, в чём прикол и почему они такие дорогие.
Обожаю мужчин, которые умеют готовить и любят кормить своей едой женщин. "Кок-о-вэн" (курицу в вине) впервые научилась готовить именно у него. Восхитительные вечера!

...Готовит салат. По-европейски - просто режет крупными кусками разные виды салатов и овощей, поливает оливковым маслом.
Я: - Ты порежь более мелко, как делают у нас. И потом всё нужно перемешать и дать пару минут постоять, чтобы смешались соки.
Он: - Смешались соки? М-м-м! Очень сексуально звучит...
Я предполагала, что у него ко мне что-то большее, чем просто дружба. Но тогда у меня по-женски потеплело внутри.

То ли предпоследний, то ли последний день моего пребывания, не помню точно. Ресторан, бар, прогулка по набережной. Дома - дополнительные бокалы вина. Я полулежала на диване, он гладил меня, очень приятно... Начали целоваться. Не только целоваться. Его рука играет с моей грудью, приятные манипуляции, желание уже обволакивает меня, его рука всё ниже, ниже. Очень его захотела, НО... СТОП! Эпиляция была несколько дней перед командировкой... Следующая по плану была по приезду домой, поэтому не брилась, у меня и бритвы с собой не было (секса я не предполагала). В той самой заветной области пониже животика, а также между ног, где его уже хотелось и было очень мокро, волосики начали немного отрастать, не было нужной "гладкости" и голой эстетичности. Это смущало. Не хотелось в самый первый раз предстать в таком "неприличном" виде.
Это мне сейчас смешно. А тогда... Тогда это стало, что называется, "дил-брейкером", то есть препятствием. Я вежливо откланялась и ушла в душ, потом в спальню. Внизу живота тянуло - поцелуи возбудили не на шутку. Он принес мне в спальню стакан воды - "Выпей, чтобы завтра не болела голова". И снова поцелуй. Снова его захотела, даже очень. Но снова в мыслях: "Ну почему я не побрилась???!!!"
-Спокойной ночи.

Сейчас я не понимаю, как такая ерунда могла остановить. Тогда, в тот момент, это почему-то было важно. Или не было той степени накала, когда по барабану всё? Не знаю.
***
Мы много переписывались. На разные темы - о прочитанных книгах, на "философские темы", по рабочим вопросам... Я ему катала длиннющие простыни, он - длиннющие письма мне. Так были и Кант, и Юнг, и Достоевский, и Ясперс, и Кьеркегор, и Апдайк, и Моэм, и кто-то из новых авторов, и кого там только не было. И просто "за жизнь".
***
Неслучившийся секс номер два.
Потом он снова приехал к нам. Привез мне килограммы толстых журналов по теме, которая меня тогда интересовала. Это было очень трогательно - он заботился о моих интересах. И снова были прогулки по набережной и рестораны - уже у меня. Каждый день наедине мы встречаться не могли - нужно было ужинать вместе с коллегами. В один из дней, когда он был свободен, пошли в ресторан на реке, на пришвартованном навеки к набережной пароходе. Каюты были переделаны в приватные "кабины", закрывались шторами. Тогда случились и страстные, очень горячие поцелуи, и очень откровенные ласки руками. Его руки в моих трусиках прекрасно знали свое дело. Пальцами доводил меня до такого экстаза - чуть сознание не теряла. Официанты там, видимо, всё прекрасно понимали, нас не беспокоили. Или у них такое правило - если шторы закрыты, то они не заходят, я не знаю. Постоянно боялась, что кто-то войдёт в наш отсек, но это ещё больше заводило, возбуждала ситуация "А вдруг войдут и застукают"?

Билл меня прекрасно чувствовал, с первого раза нашёл все точки, сразу понял, куда и как нажимать, умело делал "скобку" с большим пальцем на клиторе, а другим, а следом за ним ещё одним внутри... И, думаю, чувствовал и видел, насколько далеко и высоко я улетаю - от наслаждения. После его ласк и своих фейервеков и отлётов в небытие, я как в полусне была, плохо соображала. Уже когда я немного пришла в себя, положил мою руку себе на джинсы, расстегнул их, просунул в трусы. Своей рукой сверху направлял движения. Я не смогла ему ответить взаимностью, не доставила ему полного удовольствия. Почему - до сих пор не знаю. Некоторое время поласкала его и... убрала руку. Нехорошо получилось, очень нехорошо, да.

Потом мы еще долго обнимались и целовались на набережной.
-Не носи такие лифчики с плотными чашечками, тебе не нужно. У тебя красивая грудь, носи просто кружевные...
...У нас может быть будущее вместе...
...Тебя смущает, что я настолько лет старше? У меня хорошие гены, в роду все живут долго, я здоров, мы можем родить ребенка. Найдем возможность, чтобы ты работала в моем городе.

Он был давно разведён и свободен. Двое взрослых детей - девятнадцати и двадцати лет, или что-то около того, учились за океаном. И я была свободна во всех отношениях. Ничего не мешало. Но я четко осознавала, что не люблю его и даже не влюблена. Скорее всего, именно это остановило. Он очень притягивал меня и нравился - своими человеческими качествами. С ним было интересно, легко, приятно и весело. Я хотела его как мужчину. Но не было той самой "химии", когда, сломя голову бросаешь всё и говоришь "Да!"

Я не помню, что я тогда мямлила в ответ. Он всё понял.
-Не хочешь зайти ко мне? У меня есть хороший виски.
-Уже поздно - я уже выпила больше, чем нужно,- завтра рано на работу, - я поеду домой...
Враньё! И я сама знала, и он понял, что я не хочу. Хотя формально всё правда - и поздно, и не очень трезвая, и на работу...
***
Потом была встреча в Будапеште. И снова - рестораны, прогулки по набережной. Поцелуи. Но как к мужчине меня уже к нему не очень тянуло. Дома вроде намечались отношения с парнем. А в гостинице у меня случилась ночь (с неприятным осадком), а затем утро с другим, "одноразовым". После которых я чувствовала себя очень плохо, морально, и очень виноватой. Вот же, Билли - прекрасный, интересный, умный и добрый, заботливый, важный и значимый для меня человек, почему я провела ночь с тем абсолютно неважным другим?? Потому что с другим были и страсть, и сексуальное влечение, и похоть, и низменные инстинкты. Почему здесь их нет? Почему я не могу просто отдаться Биллу из признательности, из благодарности?? У нас такое интересное общение! Он поддерживал меня в трудную минуту, помогал по возможности по работе - стратегическими советами. Как любовник он наверняка замечательный, судя по тому, что делали его пальцы на пароходе... Не смогла... Не было того накала, того физического притяжения, как в первый раз, у него дома. Да и тот "одноразовый" выжал всю сексуальную энергию, наверное.

***
И снова переписка, снова длинные письма. Долгие телефонные разговоры.
Мне всегда было безумно интересно с ним, и всегда было о чем поговорить.

И снова Билл приехал к нам в командировку. Я тогда уже жила с Алексом (молодым человеком и фактически "гражданским мужем" на тот момент). И снова общие ужины с коллегами-друзьями. У нас к тому времени в офисе сложилась тёплая дружеская компания, мы уже стали гораздо больше друзьями-подружками, чем просто коллегами. Билл был в числе "друзей". После одного из таких ужинов возвращаемся по домам на такси. На заднем сидении устроились втроём - я у окна, Билл посредине, и Валя у другого окна.
И тут - шок. Почувствовала, как его рука оказалась у меня под юбкой, палец проник через трусики, вошёл в меня и начал вытворять всякие безобразия - нажимать, массировать, двигаться вверх-вниз. Но внешне - так, чтобы ничего не было видно. Смотрел в окно с маской на лице "Ничего не происходит". Сказать, что меня тогда от возбуждения колотило и плющило - ничего не сказать. Рядом Валя, впереди шофер и Ника, могут увидеть в зеркале. Возможно, этот факт добавлял возбуждения? - не поручусь, не знаю. Мне тогда было и очень хорошо, и безумно стыдно (я изменяю Алексу!!! и девчонки могут увидеть!!!), и плохо физически, потому что двигаться и стонать нельзя. А хочется!! Темно. Девочки вроде бы ничего не видели. Или делали вид? И тут я заметила, что Валя звонит нашей приятельнице-коллеге Оле - услышала, как она называла её по имени (Оля тоже ужинала с нами, но домой пошла пешком, жила рядом с рестораном). И мне кажется, что по телефону Оле докладывалось то, что происходит сейчас в машине. "Да, представляешь... вообще...", что-то ещё неразборчиво... Я никогда так и не узнала. Спрашивать ни у одной из них не хотела. Была уверена, что они не знали о нашей с Биллом истории. Как оказалось, Оля всё знала, и у неё к тому времени уже были с ним отношения.

Было очень стыдно за "инцидент".
Это была не первая моя "измена" и не первый случай, когда хотелось плюнуть в зеркало. Хотя поводов я не подавала, и не я инициировала тот такси-петтинг... Но подъезжая к дому, чувствовала себя очень виноватой.
***
История Оли и Билла закончилась очень хорошо, они до сих пор вместе. Она чуть старше меня, ненамного. Но дело не в возрасте. У них была любовь, которой так и не случилось у нас. А началось всё у них именно с секса - он сам мне потом рассказывал: "Я думал, у нас с ней просто секс, потом влюбился".

Позднее мы общались с ними уже как с парой. Как только я узнала, что они вместе - наша переписка медленно, но верно сошла на нет. Оля знала, что у нас ничего не было. Я была занята Алексом (с ним расстались через два года кажется - другая история).

Сейчас мы общаемся редко, жизнь разбросала, они были у нас с мужем в гостях пару лет назад. Билли когда-то сказал: "Бывают друзья, с которыми не общаешься много лет. Потом встречаешься - и как будто вчера расстались". Он для меня - один из таких друзей.

***
Пару лет назад я написала рассказ о Билли и том случае. Некоторые из присутствующих его уже читали. Кому интересно - можете прочитать, но -
НЕ РЕКОМЕНДУЮ!!! Это чревато взрывом мозга!!:-))
Хотя я хихикала, когда писала - сама себя тогда очень круто развлекла. Назовёте рассказ ниже ДФ? Ну и ладно. Но он основан на реальных событиях, описанных выше.

"Ось така хуйня, малята" (с)

***
"Аннотация автора"
Просьба к возможным читателям: не воспринимайте этот текст серьезно. Это - не более чем хулиганская шутка. Не воспринимайте, пожалуйста, как "стилизацию" - ее здесь нет. Всего лишь история из моего прошлого, которой я хотела поделиться с приятелем в письме, но постеснялась рассказать обычными словами и решила написать такой вот странный текст...

***
Милый мой герцог Фердинанд!

Должна Вам тайно признаться, что гуляя сегодня утром перед завтраком по живописным просторам своего поместья, вспоминала наши недавние беседы недопустимо непристойного характера, и меня вновь охватывало томление, подобное вчерашнему. Воображение обуревали самые смелые фантазии, кровь обильно приливала в область чресел, я словно ощущала Ваше нежное дыхание в пределах нижней кромки корсета, и как следствие - чувствовала невольное орошение своей "лилит" соками похотливых желаний.

Лестно было узнать, что Вы, подобно мне, считаете здоровье нашим самым главным капиталом, что гораздо ценнее любых несметных богатств, и только мы сами несем бремя ответственности за его сохранение и приумножение. Ведь именно поддержание хорошей физической формы позволяет нам не обращать внимание на нумерическое выражение числа прожитых лет и помогает наслаждаться прелестями жизни так, словно мы - юные, молодые романтики.

Недавно в наших краях с визитом пребывали мои добрые давние приятели маркиз и маркиза де Блуа. В наших с ними неторопливых беседах за бокалом местного каберне-совиньона мы неоднократно обсуждали, сколь важно полагаться на бдение и заботу о нашей бренной физической оболочке, которая прикрывает наши вечно юные души и, увы, имеет неприятное свойство так некстати со временем ветшать.

Буду ли я слишком нескромна упомянув, что вышеупомянутый маркиз де Блуа когда-то давным-давно был мною весьма увлечен? В те легкомысленные времена свой молодости я гостила, по любезному приглашению маркиза, в его прекрасном имении на берегу Велесского озера, куда прибыла в связи с важным собранием вельмож из самых разных стран мира. Маркиз был очень мил, любезно знакомил меня с ближними и отдаленными окрестностями альзасских гор, приобщал к местной светской жизни, водил на знатные балы и в увеселительные заведения, где также подавалось исключительно изысканное вино, свежайшая рыба и лучшие устрицы. Однако, несмотря на проживание в одном доме, был щепетильно благороден и никогда не добивался от меня плотской любви. Лишь в последний вечер, после моего двухнедельного пребывания в тех чудесных краях, сложилась несколько щекотливая ситуация: по возвращению домой с долгой прогулки по набережной, обычно следующей за гастрономическими усладами, я неожиданно оказалась на грани грехопадения с ним.

По сложившейся вечерней традиции мы сидели на софе в его изысканно обставленной гостиной (точнее будет сказать, я полулежала) и разговаривали. У нас всегда находилось много общих тем, которые мы обсуждали со взаимным интересом, я всегда была в восторге от бесед с ним благодаря его глубоким познаниям в самых различных областях, обширному опыту и многочисленным путешествиям по свету. Де Блуа предложил мне очередной бокал Шабли года исключительно успешного урожая, а затем предпринял робкую попытку нежного поцелуя, на который я скромно ответила. Искушенные губы опытного любовника пробудили во мне сладострастное томление и желание немедленно броситься в пучину плотской любви. Маркиз бесстыдно ласкал мою грудь, временами слегка зажимая пальцами одной руки сверх-чувствительные соски, в то время как другая рука начала скользящее неторопливое движение вниз к запрещенным, но уже весьма орошенным местам под панталонами... В тот момент - о, ужас! - на память мне пришло, что уже более полутора недель я не была в гостях у бразильянки Мадемуазель Депиль!..... и я не посмела оскорбить эстетические и тактильные чувства приятного во всех отношениях вельможи. Он, разумеется, не понял причины моего отказа, но деликатно проводил в опочивальню и на всякий случай заботливо принес стакан воды, который должен был предотвратить возможные утренние последствия наших винных возлияний, которых, впрочем, не случилось благодаря прекрасному качеству вина.

Наша следующая встреча происходила уже в моих краях, куда он прибыл с инспекционным визитом, поскольку принимал окончательное решение о распределении денежных капиталов и назначении вельмож и придворных дам в пределах Австро-Венгерской и Российской Империи, включая ее южные окраины. Мы провели несколько приятных романтичных вечеров, посещая лучшие из местных скромных таверен, а затем прогуливаясь по набережной нашей дивной реки. Последняя вечерняя прогулка завершилась ужином на корабле-таверне у берегов древнего города, украшенных златыми куполами церквей на зеленых холмах. Там нам предоставилась возможность уединиться в отдельном кабинете, где мы с высокочтимым де Блуа немедленно предались страстным поцелуям и неудержимым ласкам.
Признаюсь Вам, меня возносило на небеса ощущение, с какой взрослой нежностью и в то же время юношеским восторгом он ласкал мою грудь, после чего его пальцы удивительно умело уделили внимание моей сверх-чувствительной "фасолинке", а затем, оставив большой палец заниматься последней, сначала один, а затем присоединившийся к нему второй пальцы проникли в священный храм и начали осуществлять немыслимые разнообразные пляски... Нужно было совсем немного времени, чтобы меня мощно затрясло, а в моем мозгу начались взрываться самые восхитительные фейерверки... Однако, после всех невероятных по своей силе ощущений, когда маркиз мягким и повелительным жестом сопроводил мою нежную ручку под свои панталоны, и я начала ответную порцию ласк, желание продолжать интимную близость почему-то стало резко ослабевать - даже несмотря на всю искреннюю благодарность за предоставленное мне удовольствие... И дело было вовсе не в моих ощущениях от ласкаемой мною плоти - по неясным мне самой причинам моё естество не желало более близкого знакомства. Понимающий и деликатный маркиз, разумеется, на продолжении не настаивал.

Позднее, провожая меня домой, он, тогда достаточно молодой, хорошо выглядящий импозантный пятидесятилетний мужчина, знатный вельможа, занимающий очень высокое положение при королевском дворе, деликатно предлагал подумать о возможной совместной жизни в Вельшаве. А затем и в местах его последующих назначений. Он уверял, что у него крепкая генетика и большие шансы на долголетие, и что мне не стоит беспокоиться относительно интимной стороны жизни и воспроизведения потомства.
До сих пор пребываю в неведении, что сыграло решающую роль. Однако я была честна и обозначила отсутствие каких бы то ни было перспектив интимных взаимоотношений.

Мы остались большими друзьями: продолжили переписку о книгах и различных философских материях. Де Блуа присылал мне швейцарские и французские журналы по дизайну интерьеров - в то время я занималась полной реновацией своего собственного, недавно купленного замка. Мы поддерживали вербальную коммуникацию. Пока в моем замке происходили реновационные работы, мы начали совместное проживание с виконтом Алексом, но обмен письмами и общение с де Блуа не прекращались.

Несколькими месяцами позднее маркиз вновь посетил наш город. В один из дней своего визита он пригласил нескольких дам, включая меня, графиню Ольгу (будущую маркизу де Блуа) и еще двух добрых приятельниц в известную таверну... После посещения таверны графиня Ольга отправилась домой пешком, поскольку проживала совсем рядом, а для развозки остальных был нанят кабриолет. Нам с маркизом де Блуа и приглашенной на ужин графиней Виолеттой пришлось тесно устроиться вместе на заднем сидении. Неожиданно я почувствовала, как рука маркиза тайно пробралась под мою юбку и начала напоминать о себе умелыми ласками моих запретных прелестей. Моё естество, слегка прикрытое очень тонкими кружевами, немедленно ответило на ласки, я со стыдом почувствовала исключительно острое возбуждение, о котором маркиз вероятно догадался по обильному нектару на моём цветке...

С другой стороны от маркиза де Блуа сидела большая приятельница Ольги - графиня Виолетта, и мне показалось, что она замечает происходящее. Путь домой был неблизким, маркиз продолжал свои ласки, я в свою очередь не могла проявлять никаких видимых эмоций, что, должна признать, возбуждало еще больше... Краем глаза я увидела, что Виолетта достала волшебное средство вербальной связи и стала что-то кому-то недовольно докладывать, косясь в сторону де Блуа...
Благо, место моего назначения было уже недалеко, по достижению которого я с чувством облегчения вышла из наёмного кабриолета.

Тогда я впервые осознала, что моё поведение было предательством по отношению к виконту Алексу, и как бы ни хотелось сиюминутных наслаждений, мы не вправе красть чужие половинки и предавать любимых ради сиюминутного удовольствия и призрачных иллюзий.

Остаюсь искренне Вашей, никогда не ставшей близкой женщиной,
милый мой герцог Фердинанд.