Асиенда сеньора Мендозы > --- > Царица (Прогресс - 2)

Царица (Прогресс - 2)


23 декабря 2019. Разместил: DD
[b]ЦАРИЦА[/i]

Внимание!

…Прогресс в плане приобщения Царицы к минету наступил при следующей моей поездке. Она должна была состояться посреди недели, планировалась совсем краткой и чисто деловой, без снятия квартиры, при подобных обстоятельствах я обычно эмских подруг и не извещал, чтоб не расстраивать ни себя, ни их. А Царице, ну так получилось, рассказал. Прикинув, ну мало ли, вдруг увидит мою машину, бог весть что подумает, иди потом и оправдывайся. Еще одним фактором, мешающим нашей встрече, была консультация в институте, назначенная как раз в тот день на послеобеденное время, когда теоретически мог уже освободиться я. Дождаться же окончания консультации и встретиться с Царицей после уже не с руки было мне, еще и принимая во внимание, что с шести вечера ее начали бы обязательно дергать домочадцы, и значит, в нашем распоряжении какой-то мизер оставался, не стоящий выделки. Но Царица провернула изящную комбинацию, позволившую и рыбку съесть (чай с конфетами попить), и все остальное тоже, если не следовать означенной пословице слишком уж буквально. Хотя мысли на сей счет у меня закрадывались.

Суть операции оказалась в том, что при наличии вызова из вуза, на работу можно было не ходить: причина уважительная. Раньше Царица на такие мелочи внимания не обращала, а тут воспользовалась тем, что я вполне мог свои деловые вопросы решить не до, а после обеда. И соответственно, забрал я ее, проезжая через Чермет по пути в Эмск, аж в 9 с небольшим утра, сразу после первого урока. Вначале даже хотела, чтоб до первого урока я ее забрал (такой шуточный лозунг придумала – даешь секс вместо работы; и потом, творчески развив – строго блюдем школьное расписание: когда уроки – ласкаемся, звенит звонок на перемену – отдыхаем), и не от школы, а из окрестностей ее дома, но потом прикинули, что для домочадцев логичней, когда она с утра на работе, а после обеда поехала на учебу. Но и так получилось неплохо. Считай, те же 4 часа в нашем распоряжении, только не во второй, а в первой половине дня.

Мне казалось, что традиция вначале пить чай, оказавшись в уединении на квартире, а потом уже приступать ко всему остальному, у нас уже сложилась. Впрочем, тем традиции и хороши, что иногда можно их нарушать, осознавая, что не человек для субботы, а суббота для человека. Если мне не изменяет память, традиция начального чаепития была нарушена всего дважды – в то утро нашей пятой встречи в первый раз. И еще через пару месяцев, когда давным-давно всё уже устоялось и стабилизировалось, но ситуация на дорогах заставила понервничать, задержаться на час с лишним по сравнению с привычным получасом езды от Чермета до Эмска, и до квартиры мы добрались заведенные и возбужденные, как матрос-подводник, умудрившийся под дембель еще и в дисбат загреметь, и послушница, честно отбывшая срок данного обета целомудрия, но отхватившая за чужие прегрешения продление от епископа-пидараса.

- Такой ты меня еще не видел! – кокетливо сказала Царица, прильнув ко мне жаркими поцелуями сразу, как вошли на квартиру, давая понять, что чаепитие откладывается на неопределенное время.

Разделась, имитируя стриптиз: с одной стороны, как бы пародируя навязший в зубах типаж; с другой – прочувствовав и поняв свою желанность для меня, действительно получала удовольствия, постепенно обнажаясь, демонстрируя соблазнительные части своего аппетитного тела и сама от этого возбуждалась. Даже напевала под нос какую-то песенку. И, да, конечно, я ее в таком облачении еще не видел! На сей раз к чулкам прилагался и пояс, черный, блестящий и узкий, ничего не скрывающий, а наоборот, привлекающий внимание, ненамного толще ремешков-подвязок. Словно была Царица молодой лошадкой, взнузданной и затянутой в сбрую, а рядом в загоне всхрапывал и рвался к ней ретивый жеребец.

Очень была красива и соблазнительна Царица в таком виде: совершенно голая, не считая пояса с чулками, белокожая и черноглазая, с пышной гривой черных волос и большой белой грудью, поблескивающими золотыми украшениями в ушах и на пальцах. Притормозив собственное оголение, я залюбовался ею… и видел по ее улыбке, как ей приятно мое такое лицезрение.

А сзади… ну просто песня! Грешным делом, когда она, нацеловавшись лицом к лицу, покорно повинуясь моим знакам, повернулась спиной и встала коленками на диван, приняв коленно-локтевую позу, я почти уверился, что Царица к анальному сексу готова. Во-первых, не зря облачилась именно в эту «сбрую», подчеркивающую черты тела ниже талии; во-вторых, вроде бы понимала, для чего я беру смазку, которым она начала обильно течь, и наношу ее на колечко ануса; да и виляла в приступе озорства своей пышной задницей, задевая торчком стоящий член, только вместо звона раздавались смачные шлепки по ее полупопиям.

- Ну что, давай в попу попробуем? – сказал я не то вопросительно, не то утвердительно. – Я сейчас принесу гель, в кармане пиджака. - И с небольшим сожалением, хоть и искренне желал услышать положительный ответ, оторвался от того магического промежутка между клитором и анусом девушки, который хотелось непрерывно ласкать.

- Н-нет, - не сразу и немного нерешительно произнесла Царица, - давай не сейчас. – Потом она мне рассказала, что в принципе была готова уже тогда, но подумав о каких-то казусах, а домой ей еще не скоро, предпочла несколько отсрочить неминуемое. – Давай как в прошлый раз, - легла на бочок, потом перевернулась на спину, раскрыла объятия, раздвинула ноги, и прямо-таки лучась симпатией и приязнью, добавила, - еле вытерпела, так сильно тебя хотела! Ну иди ко мне! Как ты меня очаровал, а? Ты злой колдун или добрый волшебник?

…Не буду утомлять читателей описанием того, о чем уже рассказывал, и что неоднократно повторялось впоследствии. Темперамент Царицы раскрылся во всей красе, стеснение было отброшено, тараканы изгнаны, и очевидным образом она получала от куни максимальное удовольствие, если параллельно языку на клиторе орудовали мои пальцы в ее попе. Как-то (не в тот день, но, кажется, еще до нового года случилось такое) я отвлекся, какие-то посторонние мысли довлели, и отлизал Царицу без помощи пальцев. Кончить-то она кончила, но эффект от этого оргазма – минимальный и еле ощутимый, меня отрезвил. «Прости, солнышко, задумался я чего-то, - повинился я, увидев ее взгляд с укоризной, - сейчас сделаем как положено».

Забегая вперед, скажу, что чаще мы, конечно, встречались во второй половине дня или, при должном обосновании ее отсутствия дома, вечерами. На январских каникулах реализовали и задумку «на всю ночь». Но изредка, в зависимости от обстоятельств, были и такие утренние встречи. Лучшими же свиданиями, на мой взгляд, оказались те «на весь день», когда я забирал ее утром и отвозил вечером: опухшие губы горели; тело ломило так, будто не на диване валялись, а в регби играли; съежившийся член мечтал стать клитором, а натруженный клитор – маковым зернышком; но мы с Царицей были рады, довольны, счастливы, полны энтузиазма и начинали договариваться о следующей встрече, не успев еще сесть в машину, завершая текущую.

Отличительной же особенностью той утренней встречи стало вот что. Утолив первую, самую острую потребность в получении сексуального удовольствия, Царица некоторое время поблаженствовала, расспросила меня о каких-то бытовых и сексуальных деталях, поцелуями и дрочкой подвигла меня на второй отлиз, и только потом, отметив, как хорошо начался день, отправила меня ставить чайник и начала накрывать сладкий стол.

Я слегка напрягся. Показалось, что она, получив свое и даже дважды, после чаепития оденется и отчалит в свой институт. А мне что делать прикажете? О сегодняшней поездке я никому, кроме Царицы, не говорил. Да и проблематично в середине дня найти подругу, не занятую служебными или домашними делами, раз заранее не извещал. Вручную онанировать? Или попытаться ее хотя бы на мануал уговорить?

Но судьба мне преподнесла подарок лучше дрочки. Набросив за отсутствием халатика мою рубашку, причем не застегивая (а кто из мужчин не знает, насколько соблазнительна в таком наряде женщина, особенно, если это единственный существенный предмет ее гардероба), и под моим горящим взором то стыдливо смущающаяся, то горделиво демонстрирующая свои прелести Царица, не проявила ни малейшей спешки (да и то, еще больше часа в нашем распоряжении оставалось). И когда мы снова прилегли на диван, взяла инициативу на себя.

Пройдясь цепочкой поцелуев от моего лица до живота, выделяя особо губы и соски (по-моему, она так и не поверила, что эрогенность данной зоны у мужчин не идет ни в какое сравнение с аналогичной женской), играясь с членом рукой, но пока не приступая к его мастурбации в прямом смысле слова, она начала целовать и ниже. «Ого! – пронеслось в моем мозгу. – Неужели и вправду решится? Сама, без моих просьб и подсказок. Лежать! – это я собственной руке скомандовал, вознамерившейся взять ее за волосы и притянуть к паху. – Пусть сама все делает. А то начнется потом – я не хотела, ты заставил, все мужчины обманщики, я несчастная жертва. О-о-о… это что?».

А было оно самое! Его величество минет, лучше для мужчины нет. Потомив меня некоторое время, лаская вокруг да около, но не беря покамест в рот, однако ж жаркое дыхание в окрестностях нужного места аж с ума сводило, поцелуи Царицы в непосредственной близи от оного органа (даже мелькнуло у меня «что там целовать? Сплошные заросли! Ни я толком ничего не чувствую, ни наверняка она сама») вдруг как-то незаметно перешли в посасывание самого члена. Уж не знаю, стеснялась ли Царица полноценно, с выраженной амплитудой и частотой, сосать (в том, что в видео-формате означенный процесс имела возможность неоднократно наблюдать, сомнений не было); или объективно осознавая свою неискушенность, опасалась применять резкие и быстрые движения, насаживаясь ртом на член, чтобы не задеть его зубами; или затаившиеся в сумраке подсознания тараканы внушали ей предельно субъективную мысль, что такое посасывание , весьма непохожее на типичные экранные отсосы, минетом не считается? Именно слово «посасывание» лучше всего подходит для тех действий, которые применила Царица при первом своем минете. То есть такое неспешное, неглубокое и неактивное теребление головки во рту, словно куска настолько твердого мороженого, что еще ни вкуса не чувствуется, ни глотать нет смысла. Как бы в надежде, что сейчас подтает, а там уже и сладость проявится, и проглотить захочется.

С моральной точки зрения, мне было безумно приятно, не спорю! Что Царица сама, по своей инициативе, созрела до минета. Что взяла в рот без приставления к губам и словесных уговоров. Что не почмокала секунду и бросила, а уже три, четыре, пять минут, держа во рту, еще и в меру своего умения и понимания сути минета продолжает ласкать, полагая, возможно, что и такая методика возымеет свой эффект. И пусть с точки зрения голой физиологии такое «мусляканье» имело минимальные шансы довести организм до пика наслаждения. Но как бы дав себе зарок, я не хотел вмешиваться в данный процесс ни словом, ни жестом, предоставив Царице возможность справиться самостоятельно.

Ротик Царицы подустал все же. Выпустив член изо рта, она взялась за него рукой, и стала дрочить уже привычными с прошлой встречи движениями. Я чуть подправил ее позу, подтянул поближе к себе ее голую попу в обрамлении сверху пояса, а снизу чулочек. Хотел, честно говоря, уложить на себя в позе 69 и побудить тем самым продолжить обоюдный оральный секс, но Царица то ли не сообразила, то ли заартачилась, то ли ей было неудобно, в общем, настолько близко, чтобы я смог ласкать ей между ног языком, не подвинулась, но в досягаемости моих рук оказалась. И снова взяла в рот. Уже в более привычном стиле «правильного» минета, временами помогая ротику ручкой, практически довела меня до готовности выплеснуться. И лишь когда я понял, что она желает насладиться зрелищем вылетающей спермы, как это было в прошлый раз, а мне все-таки хочется получить новые ощущения, я из последних сил простонал:
- Царица, миленькая, возьми в рот… пожалуйста! – и когда она послушалась, на всякий случай положил ей руку на голову, чтобы вдруг не отдернулась, когда начнутся выплески.

Но она не отдернулась, приняла все брызги в рот, что-то наверняка и проглотила, но и свою фишку не упустила. Когда я затих в блаженном изнеможенье, основную порцию спермы она изо рта все же выпустила мне на причинное место. И с явным интересом, без малейшей брезгливости или желания поскорей отстраниться, смотрела на потеки белой жидкости, продолжая на автомате двигать, пожимать и мотать ствол из стороны в сторону. Позже Царица призналась, что максимальный моральный кайф она получает, когда видит, как я кончаю.

Еще одна промежуточная и не очень длительная встреча (Царица смогла уйти с работы только в пятом часу) ознаменовалась освоением позы 69 и «коитусом интермаммо» (межсисечным трахом), причем во время последнего она непрерывно острила и подшучивала, вынуждая иногда для приостановления потока красноречия засовывать член ей в рот и трахать туда. Был велик соблазн так и кончить, но я предоставил подруге провести финал в ее излюбленном формате – дрочкой, разве что в данном случае сперма оросила не мое тело, а ее солидные сиськи.