Асиенда сеньора Мендозы > --- > Олег Борисович («Good old-fashioned lover boy»)

Олег Борисович («Good old-fashioned lover boy»)


3 февраля 2020. Разместил: Violetta
Познакомились мы почти на улице, точнее на катке.

Обычно я ходила на каток с подружкой или подружками. В тот вечер я договорилась с подругой встретиться на катке, однако та прийти не смогла, и мне пришлось кататься одной. И надо же такому случиться, что именно в тот вечер я неудачно упала, сильно подвернув ногу.

Возле меня оказался высокий и стройный симпатичный мужчина средних лет, интеллигентного вида и в очках, похожий на повзрослевшего Гарри Поттера. Мужчина помог мне подняться, увёл с катка и усадил на скамейку, а затем предложил подвезти меня до дома. Мои родители с их ментовской подозрительностью, постоянно пугая меня различными страшилками, конечно же внушили, что ни в коем случае нельзя разговаривать с незнакомыми людьми, а тем более садиться к ним в машину. Поэтому я отказалась, намереваясь позвонить маме и попросить её забрать меня.

Однако звонить, честно говоря, не очень-то хотелось. По двум причинам: 1) мама весьма негативно относилась к моему катанию на коньках, и я, зная её характер, опасалась, что она будет крайне недовольна и может вообще запретить мне посещать каток; 2) она была тяжёлой на подъём, особенно если поездка незапланированная, и я, представив, как ей, расслабленной после рабочего дня, придётся вылезать из-под тёплого одеяла, вставать с налёжанного дивана, затем чертыхаясь одеваться, выходить на мороз в зимний вечер, заводить и прогревать машину... И в каком, спрашивается, настроении она приедет сюда?! И сколько я о себе услышу интересного?! Бррр!

Несколько минут я сидела и вертела в руках телефон, никак не решаясь позвонить. Мужчина, помню, стал шутить по поводу тогда ещё весьма редкого, особенно у детей и подростков, сотового телефона, рассказал забавную историю из жизни. От него исходили прямо какие-то гипнотические флюиды, и я согласилась, чтобы он подвёз меня.

Под руку он довёл меня до своей машины – джипа известной японской марки, очень почитаемого у башлёвых граждан страны, где понты являются, пожалуй, главным национальным достоянием. Машина высокая, и мне на вывихнутой ноге забраться туда непросто. «Old Гарри Поттер» взял меня на руки и усадил на переднее сиденье. Сделать это ему, наверное, было нетрудно, учитывая мою наилегчайшую весовую категорию. Поначалу он мне показался ужасно старым, ведь в юности все, кому больше тридцати кажутся стариками. Чуть позже я узнала, что ему 42 года, и, как сейчас я понимаю, выглядел он моложе своих лет. А вообще, стройные мужчины в очках, да ещё похожие на Гарри Поттера, – это моя слабость!

Ехали мы минут 15-20. За это время он успел показать себя интересным рассказчиком с хорошим чувством юмора. Поинтересовался, как меня зовут, где я учусь, и чем занимаются мои родители. Я не предполагала, что мы когда-нибудь ещё встретимся, поэтому представилась чужим именем, про род занятий родителей высказалась невнятно, и только насчёт школы ответила честно, что учусь в десятом классе.

Общаться с этим взрослым человеком было очень интересно и как-то свободно, ничего подобного до этого времени не было ни в общении с родителями, ни с подругами, ни с мальчиками-сверстниками. Настораживало, правда, что в разговоре он несколько раз, как бы ненароком, шутя, касался сексуальных тем. Среди ровесников мы охотно об этом говорили, но слышать такое от взрослого было непривычно. На всякий случай я попросила остановиться за два дома до моего. Мой новый знакомый предложил помочь мне дойти до подъезда, я наотрез отказалась. Прощаясь, «Old Гарри Поттер» вручил свою визитку. Звали его Олег Борисович, и был он управляющим отделением банка. Спросил мой номер телефона, я честно ответила, что родители категорически запрещают мне давать номера телефонов незнакомым и малознакомым людям. Кое-как доковыляла до дома, спрятала визитку в щель под подоконником в подъезде, соврала родителям, что поскользнулась прямо у дома и решила про это знакомство забыть.


Но не тут-то было. В ту ночь я долго не могла заснуть: болела нога и одолевали воспоминания о прошедшем вечере, от которых, как ни странно, внизу живота ёкало. Удовлетворила себя сама, представляя, что занимаюсь сексом с этим взрослым мужчиной. Наутро боль в ноге не прекратилась, и я не пошла в школу, а после уроков ко мне пришёл одноклассник. Ну, типа проведать больную. Это был весьма приятный МЧ с ярко-голубыми выразительными глазами, высокий и стройный, но с пухлой, как у девочки, попой. На тот момент он как бы считался моим официальным бойфрендом, однако большой «любови-моркови» у меня к нему не было, он мне просто нравился. И мы с ним уже несколько раз занимались секс-упражнениями. Стаж интимной жизни у него на тот момент насчитывал чуть больше месяца, и имелась одна-единственная секспартнёрша – я.

После нескольких минут слюнявых лобзаний, он быстро раздел меня, благо, кроме халата и трусиков на мне ничего не было. Затем разделся сам, натянул презерватив, с трудом, почти «на сухую» засунул член и буквально через несколько секунд кончил. Минут десять мы полежали под одеялом в обнимку, целуясь, а затем всё повторилось. На этот раз может чуть дольше. И он окончательно сдулся, вскочил и стал одеваться, якобы испугавшись, что скоро могут прийти мои родители. А я за эти два акта не успела даже что-то почувствовать, хотя член у этого мальчика был весьма приличных размеров. Как бы я себе не представляла на месте этого юноши того мужчину с катка, но ничего не получалось. (Справедливости ради следует заметить, что при сексе на его территории мне с ним было, в общем-то, хорошо, но в тот раз интим впервые происходил у меня дома, и, видимо, ни мне, ни ему расслабиться не удалось.)


Я часто думала о том мужчине с катка, иногда эта мысль становилась просто навязчивой, однако позвонить не решалась. Вскоре мой голеностоп выздоровел, и подруги предложили сходить на каток, но я отказалась. Ведь там мог быть этот понравившийся мне «Old Гарри Поттер», и он мог подойти ко мне, а я абсолютно не хотела, чтобы подружки видели его! Зато через неделю ноги как-то сами понесли меня по адресу, указанному в визитке. Около банка увидела его машину и расположилась на расстоянии, надеясь увидеть его хотя бы издалека. Битый час стояла на морозе, пока он не вышел. Темнело, шёл мелкий снег, но «Old Гарри Поттер» меня сразу узнал и подозвал к себе. Наврала, что просто проходила мимо. Не знаю, поверил он этому или просто сделал вид, что поверил. Предложил подвезти до дома, я согласилась. И снова у нас было интересное общение. Олег Борисович остановился возле кофейни и принёс оттуда две чашки кофе и пирожное. Тут я нарушила ещё одну заповедь, внушаемую мне родителями-полицейскими: не пить ничего с незнакомыми людьми, тем более принесённое ими. Но в тот момент на меня уже никакие заповеди не действовали, ни родительские, ни библейские. Мы сидели в машине с тонированными стёклами, пили кофе и болтали…

Неожиданно мой новый знакомый спросил:
- У тебя с мальчиками что-то было? Ну… это…?
Я молча кивнула. Тогда он предложил:
- Хочешь заработать денег?

Я молчала, не зная, что сказать. Олег Борисович стал уговаривать меня, что ничего плохого мне не сделает, я не заболею и не забеременею, а получу я, если перевести в доллары, целых 35 баксов, с учетом тогдашнего уровня жизни – довольно много. Как ни странно, нормальной зарплатой в стране понтов, где мы тогда жили, в те времена считалось 70-100 долларов в месяц. Столько, например, зарабатывали учителя, врачи, продавцы в киосках и магазинах. Однако в деньгах я не нуждалась, т.к. моя семья была обеспеченной, и всё, что мне было нужно, покупалось родителями, а деньги на карманные расходы выдавались в почти неограниченном (естественно, в пределах разумного) количестве. Особенно отцом, который, видимо, считал, что недостаток родительского внимания можно компенсировать подачками. Мне же просто нравилось общаться с этим взрослым симпатичным человеком и… очень хотелось заняться с ним сексом. Без всяких денег. Кроме того, хотелось всё-таки попробовать, что такое вообще интим с взрослым мужчиной. И я снова молча кивнула…


Ехали мы недолго, минут 5-7, остановились во дворе многоэтажного дома. Было только начало шестого, но уже полностью стемнело. Во дворе не то, чтобы кромешная темень, но весьма тускло и мрачно: фонари не горят, а светящихся окон ещё мало. Олег Борисович сказал, чтобы я шла в такой-то подъезд, поднималась на такой-то этаж и ждала его у такой-то квартиры. Здесь я, однако, упёрлась. Хотя темноты абсолютно не боюсь, но идти одной в чужой незнакомый подъезд не хотелось. Пришлось нам, нарушив конспирацию, подниматься в квартиру вместе.

Сняли в прихожей верхнюю одежду, прошли на кухню. Мой новый знакомый предложил выпить «по 5 капель за знакомство», я наотрез отказалась: в том возрасте спиртного не употребляла от слова «совсем». Тогда он предложил попить чаю с конфетами и шоколадкой, которые достал из холодильника. Кроме нескольких начатых коробок конфет, шоколадок, половинки лимона, каких-то приправ и полдюжины недопитых бутылок элитного алкоголя в холодильнике ничего не было. Элитный алкоголь стоял также и в кухонном шкафу, и в стенке в гостиной. Ежу понятно, что эта квартира была куплена или снималась специально для сексуальных утех.

Времени у меня в обрез, максимум через полчаса мне начнёт названивать мама, а мой взрослый бойфренд ходит вокруг да около, предлагая зачем-то попить чаю. Несмотря на свой юный возраст, я была уже далеко не девственницей: за полтора года интимной жизни поимела уже с десяток половых партнёров – ровесников или мальчиков на год-три старше, да и младше бывали. Но именно мальчиков, в большинстве своём девственников, а у тех, у кого что-то и было, познания в этой области находились в самом примитивно-зачаточном состоянии, на несколько порядков ниже моих. Я же теоретически была «подкована» на все сто. С 13-летнего возраста моей любимой кассетой стало видео-пособие по сексу, которую я «заездила» чуть ли не до дыр. Зато большинство моих мальчиков состояли, видимо, на 70% не из воды, как все нормальные люди, а из тормозной жидкости, и инициативу приходилось проявлять мне самой. Но не будешь же запрыгивать на 42-летнего мужика!

Пока ждали, когда закипит чайник, снова разговаривали на отвлечённые темы. Олег Борисович попросил называть его по имени и на «ты». Но мне было неудобно «тыкать» мужчине, который был чуть ли в три раза меня старше. Поймала себя на том, что, беседуя, я нагло разглядываю моего нового знакомого. До этого я видела его в сумерках и в верхней одежде. При свете он мне начал нравиться ещё сильнее. Гладко выбритый, с аккуратной причёской, в дорогом тёмно-синем костюме и голубой рубашке, с ярким галстуком, в красивых очках с золотой оправой. Не знаю, понял ли Олег Борисович мой намёк, что нужно спешить, но предложил: «Ты, наверное, очень замёрзла… тебе надо принять горячую ванну… там на полке стоит пена для ванн, висят чистые полотенца и банный халат».


В юности я не очень-то почитала ванно-водные процедуры, особенно в зимнее время. И старалась их минимизировать. Горячая вода в те времена в нашем городе появлялась только в отопительный сезон и то условно: из горячего крана вода текла еле тёпленькая, такими же дохлыми были и батареи. Более продвинутые граждане устанавливали водонагреватели, менее продвинутые грели в кастрюлях и чайниках. Однако комнатные электрообогреватели имелись абсолютно у всех – иначе, надеясь только на батареи, зимой можно превратиться в сосульку. Но и имея бойлер, всё равно много не намоешься. Вода в нашем городе серо-бурая, вонючая и ужасно жёсткая, напрочь иссушала кожу, что не спасали никакие кремы. Но здесь я сразу безоговорочно согласилась: поход в ванную – это хоть какое-то движение!

В ванной имелся большой водонагреватель, так что температура и напор воды были отличными. Хотела запереть дверь, но не обнаружила никакого запора. Я, конечно, понимала, зачем сюда пришла, но почему-то в тот момент мне очень не хотелось, чтоб он входил. Довольно долго вспенивала пену под струёй воды, пока не образовалась солидная шапка. Затем я, оглядываясь на дверь, стала быстро скидывать с себя одежду. В тот день был мороз градусов 10-15, поэтому оделась я как капуста: двое носков, тёплые штаны, колготки, две майки и толстый свитер. А так как к интимному свиданию не готовилась, то на мне были простые трикотажные трусики и две, так скажем, не совсем новые разнобойные майки. Хотя я уже в юном возрасте обожала красивое нижнее бельё.

Раздевшись, запрыгнула в высокую пену, покрывшую меня почти до головы и всё норовившую замочить волосы. Практически в тот же момент дверь открылась, и появился Олег Борисович. Нет, пока ещё не голый, пока ещё в костюме и при галстуке. И с чашкой горячего чая. Поинтересовавшись, как водичка, сказал: «Выпей чашечку чая, согрейся изнутри!» и, вручив мне чашку, удалился. Однако тут на меня напала прямо-таки маниакальная подозрительность, сразу вспомнились некоторые родительские заповеди. Мало ли что он намешал мне в чай! Может какое-нибудь снотворное: я усну, а меня разберут на органы и отправят в разобранном виде в какую-нибудь далёкую страну! А что туда не уедет – утилизируют в ближайшем лесу. Или меня сонную поимеет тысяча злых и голодных маньяков, а, когда я очухаюсь – то ничего не вспомню! Или вообще окажусь где-нибудь в сексуальном рабстве! А может он добавил некий мифический «конский возбудитель», о котором в кругу моих знакомых ровесников ходили легенды. И я начну на всех прыгать! И вообще, почему он всё время предлагает мне что-то выпить?! То кофе, то «5 капель», теперь вот чай! Поэтому я решительно вылила содержимое чашки в раковину.

Через несколько минут снова появился Олег. Но уже полностью раздетый. Кроме больших красивых наручных часов на нём ничего не было. Спросив: «Можно к тебе?», и, не дожидаясь ответа, запрыгнул в пену. Затем он прижал меня к себе, и какое-то время мы просто лежали в тесной ванне в обнимку, болтая всякие глупости. А после ОБ взял мочалку и предложил помыть меня. Поначалу я отнекивалась: ведь если не считать розового детства, то никто и никогда меня ещё не купал, и было как-то стрёмно – почти незнакомый взрослый мужик будет намывать моё самое сокровенное. Однако он меня всё-таки уговорил. Я нехотя встала, прикрывая руками интимные места...

Но стеснение быстро прошло. Было непривычно, необычно, очень приятно и возбуждающе. Потом мы поменялись ролями. Отчётливо помню, что в тот момент меня поразили две вещи:

1) Волосатое тело моего нового любовника. Нет, он не был дико обросшим неандертальцем, его растительность была не слишком-то и густой. Скорее, даже редкой. Однако, учитывая, что у меня до этого были только мальчики-ровесники с гладкими телесами, мне это было непривычно. Волосатых мужиков я, конечно, видела. На пляжах, по ТВ и на фото. Но то были, как правило, безобразные, тучные и пузатые экземпляры, которые вызывали омерзение. Однако Олег Борисович имел красивую, стройную, в меру накачанную фигуру с довольно широкими плечами и подтянутой пятой точкой. Правда, с совсем небольшим животиком, но это, наоборот, придавало ему некий шарм. Поначалу волосатое тело мне казалось не очень эстетичным, но потом умеренная волосатость мне стала даже нравиться.

2) Его довольно скромных размеров член. Меньше даже, чем у большинства моих юных любовничков. Ну, не микроскопический, но ниже среднего. Почему-то я считала, что у взрослых мужчин «достоинство» должно быть обязательно больше, чем у тинэйджеров. К тому же на момент погружения моего немолодого бойфренда в ванну и даже когда он начал меня мыть, его член висел! Тогда как у ровесников он практически всегда во всё время наших интимных свиданий находился в «боевом» состоянии. Помню, что на полном серьёзе подумала: «Чему тут удивляться, ведь все же старики импотенты!» Только когда начала намывать гениталии моего нового любовника, поняла, что импотенцией он всё-таки не страдает.

После того как мы по очереди намыли, затем и вытерли друг друга, Олег Борисович завернул меня в полотенце и на руках отнёс в спальню. Там уже горел приглушённый свет, расправлена большая двуспальная кровать и на муз. центре играла музыка группы Queen – как оказалось, любимой группы моего взрослого любовника. (Среди песен этой группы есть «Good Old-Fashioned Lover Boy». Мне она совсем не нравится: ни музыка, ни вокал, да и содержание, за исключением названия, не походит к нашему случаю, но Олег её просто обожал, считая, что эта песня именно про него.)


Принеся меня в спальню, уложил на кровать, сам лёг рядом и… только тут мы впервые поцеловались. Удивительно, но этот 42-летний мужчина совершенно не умел целоваться! Немного полобызав и обслюнявив мой рот, ОБ перешёл на шею, а затем стал спускаться ниже. Я стыдливо закрыла руками ту часть тела, которая у большинства представительниц женского пола имеет благородное название грудь. У меня же это место было нулевого (если не минус первого!))) размера и являлось предметом моих «комплексов». Большинство подружек в том возрасте имели уже второй, а одна даже третий размер. А у меня же были, по выражению одной из подруг, «медицинские прыщики». Однако Олег убрал мои руки и стал целовать эти «прыщики». Ощущения, конечно, необычные, приятные, но не более. Затем он прошёлся поцелуями по животу и дошёл до моего самого сокровенного.

Однако тут я снова стала зажиматься. Что такое кунилингус я, конечно, знала, мало того, неоднократно просматривала технику его исполнения в видео-пособии по сексу. Но со своими любовничками-тинэйджерами я такого не практиковала. Если не считать двух эпизодов бестолкового лизания моей писи двумя мальчиками младше меня, один из которых был мне скорее подружкой и секс-тренажёром, нежели любовником, а другой просто одноразовым секс-тренажёром. Эти мальчишки не являлись для меня какими-то авторитетами, а попробовать куни мне всё-таки хотелось, и я фактически заставила их сделать это. Но насильное никогда не бывает хорошим. Двое других бойфрендов считали себя «реальными пацанами» и крайне негативно высказывались об оральном сексе, даже о минете, не говоря уже о кунилингусе. Остальные теоретически против куни ничего не имели, но и большим желанием сделать его не горели. Да и я сама в юном возрасте ужасно стеснялась своих половых органов, считая их жутко некрасивыми, не совсем чистыми (оттуда ведь писают!), к тому же волосатость «там» у меня была прямо-таки повышенной. И что, кавалеры будут зарываться носом в мою интимную растительность?! (В те не такие уж давние времена ещё не было массовой моды на безволосые писи, даже среди порноактёров. Чаще всего там просто подстригалось. У мамы, у подружек, у других женщин, которых я видела голыми (в сауне, в душе после бассейна и фитнес-клуба) волос «там» было не меньше, чем у меня. Не представляю даже, что сказала бы мама, увидев меня с бритой или хотя бы со стриженной писей.)

Сказать, что я была поражена тем действом, которое далее проводил мой взрослый любовник, – не сказать ничего. Я не просто обалдела, а прямо-таки выпала в осадок. Однозначно, по целованию и лизанию писи и попы, в отличие от целования в губы, ОБ был мастером высшего класса, настоящим профессионалом. Кунилингус в его исполнении плавно переходил в анилингус и обратно, захватывая область от клитора до конца межъягодичной складки. Я извивалась, как змея, а в финале меня ждал настоящий фейерверк. Такой, что казалось, я выпрыгиваю с кровати и улетаю в бездну…

Поняв, что я кончила, Олег оторвался от моих гениталий, переместился к моему лицу и, лёжа на мне, перешёл к обычным поцелуям. Ощущения для меня, конечно, не самые приятные, когда любовник мокрыми от слюней-соплей-выделений губами неумело елозит по моему лицу. Как бы имитируя эротические поцелуи. Нет, я не брезгливая, тем более, смешно брезговать собой, но, на мой взгляд, слюнявое не может быть эротичным. Из десятка моих тогдашних любовничков нормально целоваться умел только один, но это ведь не глобальная проблема – остальных приходилось учить уже по ходу дела. Кого успешно, кого не очень. Однако не будешь же учить целоваться взрослого мужчину, который старше моей мамы!

Почувствовала, как партнёр, лёжа на мне и не прерывая слюнявых лобызаний, стал водить членом по моим половым губкам.
- А презик? – встрепенулась я.
- А так нельзя? Я здоровый, недавно проверялся…
- Нет, нельзя! – категорично отрезала я и попыталась вылезти из-под него.
- Не люблю трахаться с «резинкой» … Заниматься сексом в презервативе – это всё равно, что нюхать цветы в противогазе. Давай так! Ну, без «резинки» … Я не буду туда кончать… Вытащу… Поверь, мне совсем не хочется, чтоб ты забеременела…

Я была наслышана, что прерванный половой акт – метод весьма ненадёжный, мужчина элементарно может не успеть вытащить член. А ещё якобы существует предъэякулят, который выделяется до эякуляции и можно «залететь», даже если партнёр всё-таки успеет вытащить. Больше всего в том возрасте я боялась… нет, не умереть, а именно забеременеть.

Олег Борисович нехотя достал из тумбочки «резинку», надел её, затем подложил под мои ягодицы подушку, раздвинул и слегка приподнял мои ноги. И моментом вошёл. Сразу на всю длину. Можно сказать, влетел. Это мне хорошо запомнилось, потому что при сексе с пацанами-тинэйджерами, как правило, бывали проблемы с введением члена, особенно при первом разе, когда они никак не могли найти нужное место. А тут опытность моего нового любовника плюс размер его «достоинства» плюс «болото» из слюней-выделений у меня между ног легко позволили сделать это. Да и позу такую я никогда до этого ещё не практиковала, хотя знала о ней из видео-пособия по сексу. Движения его поначалу медленные, дразнящие, постепенно ускорялись. В отличие от юных, которые сразу после введения начинают долбить с частотой заводного зайца, а затем или же сразу «приплывают», или же быстро выдыхаются. Сначала мой партнёр стоял на коленях между моих ног, а затем присел на корточки. Всё это, не вынимая члена и не прекращая движений. Никогда бы не подумала, что поза «партнёрша с подушкой под попой, а партнёр перед ней на корточках» такая обалденно-приятная! Внизу живота начинает нарастать ком удовольствия, готовый вот-вот взорваться фейерверком из миллиона горячих брызг…

…Но!!! Вдруг зазвонил мой мобильник. Конечно же, это была мама. Самая громкая и противная мелодия – её рингтон, который слышно, наверное, даже из-под земли. Она терпеть не может, если я не отвечаю на её звонки, и здесь не может быть никаких оправданий. Придя сюда, я думала, что мама позвонит максимум через полчаса, и надо же – она продержалась почти час. Такой прогресс!

Моментально оттолкнув любовника, соскакиваю с его члена, и со всех ног бегу в прихожую, где в кармане куртки лежит трубка. Не хочу, чтоб Олег слышал разговор, поэтому бегу на кухню. Абсолютно голая! Мама интересуется, где я, почему так долго не отвечала и когда приду домой. Без зазрения совести вру ей, что только что вышла от подруги и через 10 минут буду дома, а вопрос «почему долго не отвечала» мягко игнорирую. Конечно, можно было сказать, что я у подружки и попробовать отпроситься ещё минут на 30-40. Но это было бы рискованно. Моя мама – следователь, никому на слово не верит, всё перепроверяет. Может попросить дать трубку подружке или через несколько минут перезвонить на городской. Типа что-то уточнить. Или завести со мной разговор на какие-то отвлечённые темы, понять малейшую фальшь и вывести меня на чистую воду. С моей мамой надо держать ухо востро. Но сегодня она довольствуется моими краткими ответами и прекращает разговор. Я тут же перезваниваю подружке и прошу, чтобы она, если ей сейчас вдруг позвонит моя родительница, сказала, что я была у неё и только что ушла.

Надо спешить – у меня есть ровно десять, от силы 15 минут, чтоб одеться и дойти до дома. Благо, это недалеко отсюда – 6-7 минут очень быстрой ходьбы. Иначе меня ждут, как минимум, гнилые разборки и тупые нравоучения. Направляюсь в ванную, мочу под краном ладонь и протираю писю, затем насухо вытираю её полотенцем. Беру трусики и хочу их надеть. Но тут в ванной появляется Олег Борисович. Тоже совершенно голый, его член наполовину упал и болтается в сморщенном презике. Вид крайне неэстетичный.

- Ты, что, уже уходишь? – спрашивает он.
- Да, надо срочно идти домой…
- А как я? Я, что, так и не кончу?
- Мне очень жаль, но надо бежать домой…

Мне действительно было непередаваемо жаль. Облом – так облом! Внизу живота неприятно тянуло, но я в тот момент об этом совсем не думала. Единственная моя мысль – «нужно срочно бежать домой!» Олег расспрашивает, когда мне точно надо прийти и начинает уговаривать остаться, докончить начатое, обещая потом подвезти:

- Ехать до твоего дома 2 минуты, завести и прогреть машину ещё одна, спуститься – ещё одна, одеться – в армии одевались за 45 секунд, ну здесь, пускай, 3 минуты, итого семь минут. А чтоб кончить мне надо три минуты, ну, от силы четыре… и в запасе у нас ещё 4-5 минут…

Пока он это говорил, я успела надеть трусы, две майки и приступить к колготкам. Мне было, конечно, уже не до секса. Однако Олег снова взял меня на руки и потащил в спальню. Я особо не сопротивлялась, его раскладка по времени меня как-то убедила. Подумала: «Ну, вроде успеваю, пусть человек кончит».


Олег Борисович положил меня на кровать задом вверх, стащил наполовину надетые колготки и трусики, оставив меня лишь в двух разношёрстных-разноцветных майках. И, расположившись между моих раздвинутых ног, начал вылизывать… ну, по-научному, делать анилингус-римминг. Я не на шутку испугалась, что сейчас он займётся анальным сексом. Однажды у меня уже был крайне негативный опыт анала, повторить который мне совсем не хотелось, тем более в этой ситуации.
- В попу не надо! – чуть не закричала я.
- Да я и не собираюсь туда! Хочу просто немного возбудиться, чтоб быстрее кончить, а то ты лежишь… такая… вся дёргаешься.

Мой партнёр приподнял мои ягодицы и перешёл на… так скажем… задний кунилингус… т.е. лежа сзади между моих раздвинутых ног, вылизывал и прямо-таки засасывал мою вагину. Расслабиться я не могла, думала лишь о том, сможет ли он «немного возбудиться», не засунет ли член куда не следует, и, вообще, успеет ли он кончить за эти три минуты. Поэтому мне было «никак»: ни хорошо, ни плохо. Время шло, а он всё лизал и засасывал… как мне показалось, целую вечность. Стала нервничать:
- Ну, Вы скоро?! Уже надо идти!

Было слышно, как он содрал «полуиспользованный» презик и выбросил его. И стал водить своим членом по моей писе. Испугалась, что он сейчас как бы случайно, в спешке введет член без «резинки». Или, наплевав на обещания, во вторую дырочку.

- Наденьте презик! – сказала ему.
- Сейчас-сейчас! Надену, не бойся! Я только повожу по губкам! Хочу почувствовать тебя!
- Давайте быстрее! Мне надо идти!

Наконец-то мой старомодный любовник берёт новый презерватив, надевает его и ложится на меня. Поза «мужчина сзади сверху». И наконец-то вводит член. «Там» у меня мокро только от его слюней, а внутри, как понимаю, сухо. Ощущения не самые приятные, но терпимые. И начинает трахать, постепенно наращивая темп. Периодически просовывая под меня руки, пытаясь то тереть клитор, то наминать мои «прыщики». Но лучше бы этого не делал: видимо, он тоже спешил и нервничал, и получалось крайне неприятно для меня, а иногда даже больно, что я вздрагивала и убирала его руки. Несколько раз пытался поцеловать меня в губы, что мне в той обстановке совсем не нравилось и приходилось отворачиваться. Проходила минута за минутой, однако кончать мой любовник не собирался. Или у него это никак не получалось.

- Ну, Вы скоро? – нервничала я.
- Счас-счас! Ещё минуточку!
- Олег Борисович, давайте в другой раз! Ну, хоть завтра! Ну, пожалуйста!
- Сейчас, мой сладкий малыш! О! Сейчас приплыву!
Его обещанные три минуты вылились в минут 10-15, которые мне показались вечностью. Наконец-то его член задергался, и он, просунув руки под меня, плотно прижал меня к себе, словно гигантский спрут. Стала вырываться из-под него, но не тут-то было, мой партнёр никак не выпускает меня из своих объятий, приговаривая: «Ну, давай, полежим ещё минутку, моя сладкая девочка!»

Наконец-то мне удаётся вырваться из-под «спрута», хватаю трусы-колготки и бегу в ванную. Одеваться при взрослом мужчине я почему-то стесняюсь, хотя при ровесниках в аналогичной ситуации делала это спокойно. Ещё хочется «остудить» писю, которая от долгой долбёжки «на сухую», да ещё в «резинке» просто «горит». Мочу ладонь ледяной водой и прикладываю к вагине, затем умываюсь, вытираюсь и быстро одеваюсь. В прихожей вижу Олега Борисовича уже в рубашке и брюках, надевающего верхнюю одежду. Надо отдать ему должное: после акта он решил сначала отвезти меня, а потом наводить марафет в квартире.

Только я расправилась с сапогами – звонок. Естественно, мама! Схватила куртку и шапку, бегу на лестничную площадку. Дабы не выслушивать её словесный поток, говорю, что буду через 2-3 минуты и сразу даю отбой. В подъезде накидываю куртку-шапку, выхожу на улицу и иду как бы в другую сторону от машины. Мой свежеиспечённый любовник выходит за мной и садится в машину. Об этом мы не договаривались, получилось экспромтом. Заводит, разогревает машину, едет в мою сторону, я же сажусь уже за углом дома.


В машине Олег Борисович спросил номер моего мобильного. Я замялась: ещё раз встретиться с этим человеком мне хотелось, однако опасалась, что он начнёт в неподходящее время названивать мне. Но тот, сразу поняв мои сомнения, спросил, в какое время лучше звонить и, если я ответить не смогу – дать отбой, перезванивать он не будет. Сказала, что звонить только в будние дни с 15 до 18, а в утренние часы – оправлять СМС.

Попросила остановиться уже не за два дома до моего, а за один. При прощальном поцелуе ОБ положил в карман моей куртки обещанную купюру. «Купишь себе что-нибудь!» – сказал он. Я пыталась вернуть их, протестовать, говоря: «Я же не проститутка!», но бесполезно. Да и времени на разборки не было. «А что, деньги нужны только проституткам?!» – звучало его главным аргументом.

К моему удивлению, мама, отчитав меня по телефону, успокоилась. Только дежурно попарила мне мозги, что уже почти семь часов вечера, мороз, темень, в городе ужасная криминогенная обстановка и т.д. и т.п., а я где-то шляюсь, как будто нельзя прийти от подруги засветло. (Эта подружка (грозной кавказской национальности) пользовалась у моей мамы полным доверием и была единственной из моих подруг, которая никогда не задавала лишних вопросов: если сама ей не скажешь – спрашивать не будет. Другие ни за что бы не отстали, пока не выпытали из меня всю информацию.) Ещё нужно было куда-то спрятать деньги. Сначала я положила их в шкатулку, где хранились мои карманные деньги. Но вспомнив, что мама бесцеремонно лазит в моих вещах, ища непонятный компромат, подумала, что она наверняка пересчитывает деньги в шкатулке, поэтому спрятала купюру в конфетную коробку, под ячейку с конфетами.


Несмотря на то, что блин вышел комом, внизу живота неприятно тянуло, а пися была слегка натёрта, однако настроение моё было приподнятым, чувствовала себя самым счастливым человеком – ведь я сегодня занесла в свою «коллекцию» красивого взрослого мужчину. Остаток вечера вспоминала и переваривала события сегодняшнего дня. С нетерпением дождалась ночи, чтобы «посетить свой тайный сад». Специально не стала на ночь подмываться и менять трусы, дабы сохранить дух моего нового любовника. И вместо 10-15 минут бешеной долбёжки мне хватило нескольких умелых движений своими пальчиками.