Асиенда сеньора Мендозы > --- > Исключение из правил, которых еще не было

Исключение из правил, которых еще не было


10 февраля 2020. Разместил: Чужой
Эту историю я решил написать не для того, чтобы поделиться или похвастаться своим «подвигом», а, скорее, чтобы поддержать Мендозу.

Случилось это на заре моей юности, когда обряд посвящения в мужчины был уже проведен, а период набора опыта только начинался.
Познакомились мы через моего знакомого и ее родственника одновременно.

Наташа. На два года младше меня. Симпатичная девушка, умненькая, миленькая. Влюбился ли я в неё? В те годы мне казалось, что могу полюбить первую встречную. Сегодня понимаю, что это было только юношеское увлечение. Увлечение, основанное на возможности заниматься сексом. Хотя назвать эту возможность регулярной язык не поворачивается. Так, примерно раз в две недели, когда появлялась возможность остаться одним у нее или у меня дома. Но история не об этом.

Жила Наташа на другом конце города в частном секторе, до которого от последней троллейбусной остановки еще минут двадцать нужно было пилять по разных улочках-переулочках. Дело было в субботу. Мы договорились встретиться и двигаться в направлении центра города, чтобы посидеть в каком-нибудь кафе, погулять в парке или сходить в кино. Выбора особого тогда не было. Договорились встретиться на остановке около пяти вечера. Приезжаю, а она уже стоит. Сразу обратил внимание, что платье на ней какое-то особо нарядное. В таких на прогулки обычно не ходят. Спрашиваю, что за повод, она молчит, только улыбается. В руке какой-то пакет. Сказал, чтобы мне дала его нести, не дает. Странно. Ну и фиг с ним. Хочется поиграть в загадки? Принимаем условия игры. Двигаемся в центр города в полной для меня непонятке. Выходим на остановке. Наташка тянет меня за руку через какие-то незнакомые мне дворы. Проходим во двор одного заведения, похожего то ли на школу, то ли на техникум или какую-нибудь бурсу. Обходим здание с другой стороны и направляемся через явно не парадный вход во внутрь. Понимаю, что откуда-то звучит музыка. Несколько перебежек коридорами и мы стоим у входа в столовую, где, как я понимаю по нарядам стоящих людей и музыке, внутри проходит свадьба. Наташка улыбается и тянет за руку в столовую. Я захожу в зал, бросаю взгляд на людей и понимаю, что это действительно свадьба. Все красивые, все нарядные. Бабы в вечерних платьях, мужики в костюмах с галстуками. И тут пиздык, я в джинсах, котоновом вытертом пиджаке (тогда так модно было), футболке с группой Sepultura и кроссах. Короче говоря, прикид самый, что ни на есть охуительно подходящий для свадьбы. Инстинктивный рывок назад, и я уже снова перед входом в столовую. Наташка вылетает за мной. Я в ярости, она чуть ли не в слезах. Я начинаю выяснять отношения, что за ёб твою мать подстава на ровном месте, почему нельзя было предупредить??? Наташка что-то невпопад бормочет, оправдывается. Я психую, говорю, что в таком виде никуда не пойду. Для меня это позор. Она плачет, тушь течет по щеках. Уходим подальше от чужих глаз. Ругаемся. Целуемся. Пробуем успокоиться. Решаем, что она идет поздравлять молодых без меня, а я жду ее снаружи. Она уходит, но минут через десять появляется с какой-то подругой невесты. Опять уговоры идти с ними. Я ругаюсь, плююсь, посылаю всех нахер, но продолжаю ждать в коридоре. Наташка уходит и говорит, что немного побудет, и мы уходим.

Стою как идиот, изучаю блядскую муху, зажатую в междурамном пространстве окна. Внутри пожар и извержение вулкана. Хочется плюнуть, послать все к ебеням и уйти. Пробую сам себя успокоить, но получается совсем никак. Делаю несколько кругов вокруг здания и опять возвращаюсь к невольнице-мухе. Смотрю то на попытки мухи войти в роль Эдмона Дантеса, пытающегося сбежать из застенок, то куда-то в сторону заходящего солнца. Слышу, что музыка перестала звучать, а в коридоре никого, кроме меня не осталось.

И тут, цок-цок, цок, цок-цок-цок, цок. Четкая последовательность удара каблуков явно не прослеживается. Инстинктивно поворачиваю голову. На выходе из зала стоит тётка. Сканирую ее взглядом. Ой даааа! Мутный взгляд и покачивание тела явно говорят, что тётка на стадии между «Я уже такая, как вам надо» и «Где бы это прилечь и уснуть». Но на вид совсем даже ничего. Не в моем вкусе, но довольно красивая. Примерно в районе тридцати. Высокая. При моих 1,75 она явно на полголовы выше меня и плюс высокие каблуки. Платье чуть выше колен. Но ноги!!! Бля!!! Любая попытка сделать шаг в моем направление это невыносимая пародия. Ноги подгибаются, каблуки разъезжаются то в разные стороны, то косятся в середину, то пытаются делать какие-то пируэты. Противно смотреть, но тётка явно легла на курс в моем направлении. Отворачиваюсь. Ненавижу пьяных женщин. Тело постепенно доковыляло до меня и упало рядом на подоконник.

- Сигаретой не угостишь даму?

Перегар бьёт мне в лицо. Блядь, тут и так на душе точно, еще это чмо.

- Нет, не курю.

Пауза несколько минут. Борьба каблуков с полом. Запах перегара. Попытка перенести вес тела через локти и грудь на подоконник.

- Пошли со мной. Не пожалеешь.

Поворачиваюсь в её сторону. Окидываю взглядом.

- Пойти куда и зачем?

- Увидишь. Обещаю, не пожалеешь.

В ее глазах беспросветная муть и туман. У меня в душе чувство отвращения. Инстинктивно.

- Нет, спасибо.

И отворачиваюсь. Опять пауза.

- Как хочешь.

Цок-цок, цок, цок, цок-цок-цок двинулось назад в сторону столовой и скрылось за дверью.

Стою дальше. Прошло явно больше, чем полчаса. Выбегает Наташка с той же подругой. Спрашивает, или я не решился зайти. Отвечаю, что нет, и терпение у меня уже заканчивается. Подруга скулит, чтобы я дал Наташке еще минут 15-20, Наташка смотрит, как тот Кот в мультике о Шрэке. Суки, я ведь тоже не железный. С другой стороны понимаю, что если психану и уйду, то будет сложно вернуться и продолжать, будто ничего не произошло. Не такой я. Могу с легкостью простить, но могу и обрубить концы без права переписки.

Стою дальше. Муха в потемках немного успокоилась, передавая свое состояние мне. Но в душе все кипит и продолжается внутренняя борьба между уйти и остаться. Злой на Наташку, как демон, что не предупредила, решив поиграть со мной в молчанку.

Цок-цок, цок-цок, цок, цок-цок.

Снова останавливается возле меня. Я мысленно отмечаю, что на этот раз цок-цок был явно ровнее. Хотя с чего бы это? Прошло совсем ничего, чтобы протрезветь. Тем более, что вышла снова из столовой.

- Ну что, преданный, решился?

Смотрю прямо ей в глаза. Мути заметно меньше, но перегара кажется еще больше.

- Решился на что?

- Со мной пойдешь? - вроде и голос стал тверже. Может кажется?

- Куда?

- Туда,- и она указывает рукой за поворот коридора.

- Пойду,- и сам себе удивляюсь.

Она улыбается пьяной кривой улыбкой и уходит.

- Я жду, не задерживайся.

В голове пролетают миллионы мыслей. «Как? Наташка может в любую минуту выйти, а меня нет. Что она подумает? А если узнает? Пиздец и нашей любви, и нашему сексу! А какого хера она меня так подставила? А может там какой-то поц лапает в танце ее за жопу?»

Мысли исчезли точно в тот момент, когда затих стук уходящих куда-то каблуков. Я двинулся за ней. Будь, что будет! Прошел два или три пролета прежде, чем в полутемном коридоре заметил силуэт дамы Цок-Цок, как я ее позже назвал. Стоит у окна и смотрит в мою сторону. Подхожу. Она улыбается и вешается руками мне на плечи. Мои глаза на уровне ее подбородка. Ее рука сползает с моего плеча и опускается мне на живот. Попытка достать еще ниже заставляет даму согнуть ноги в коленях. Наши губы на одном уровне. Она улыбается, мне же бьёт слащавым перегаром прямо в нос. Фууу, бляяя. Её рука хоть и пьяная, но свое дело знает. Нашла без проблем, что искала. А то, что нашлось, в те годы просить себя дважды не заставляло никогда. Полминуты в умелой женской руке и все готово к бою. Она еще с минуту гоняет лысого туды-сюды, потом отпускает его, поворачивается к окну, поднимает подол платья и опирается на локти.

- Давай, можно без прелюдий.

Смотрю на ее красивую попку в трусиках в рюшечки. Таких раньше никогда не видел. Беру ее за половинки, пытаюсь гладить. Вдруг где-то вдали коридора слышу голоса. Такое впечатление, что они движутся в нашу сторону. Потом вспоминаю, что народ постоянно бегал за поворот. Скорее всего, здесь рядом туалет. Натягиваю платье назад на попу.

- Пошли в другое место.

Дама Цок-цок смотрит на меня большими глазами. Беру ее за руку и веду по коридору. Нахожу выход на лестничную клетку. Поднимаемся на этаж выше. Здесь уже полный мрак. Не видно нихрена. Слабый свет из окна в торце коридора едва освещает с десяток метров здания. Говорю даме, чтобы подождала. Сам иду дальше, дергая за ручки кабинетов. По опыту своего универа знаю, что у нас часто некоторые общие аудитории, в которых никаких особых ценностей не было, бывали иногда открытые. Но здесь все закрыто наглухо. Вдруг одна дверь поддается на рывок моей руки. Нащупываю выключатель. Резкие свет и запах. Блядь, туалет. Нет, только не в параше. Лучше в коридоре. Возвращаюсь назад. Силуэт Цок-Цок стоит у того же окна, где я ее оставил.

- Нашел?

- Нет.

- Давай здесь. Все равно темно. Ты как, готов?

Она нащупывает мой член, который немного ослаб, пока я блуждал темными коридорами, и быстро возвращает его в рабочее состояние. Поворачивается попой ко мне, снова приподымает платье. Я натягиваю презик, которые всегда носил с собой на встречи с Наташкой, пытаюсь пристроиться сзади и с горечью понимаю, что пизда длинноногой тётки на высоких каблуках на каких-то «полкилометра» выше моего, даже смотрящего гордо вверх члена.

- Снимай обувь,- даю команду.

Секундное замешательство-непонимание и она разувается. Стягиваю трусики с ее попы куда-то в район коленей и пробую пристроиться. Все-равно высоко. Головка с трудом достает даже, когда становлюсь «на носки».

- Нагибайся ниже.

Она опускает попу и разводит половинки руками. Я после нескольких тыканий попадаю куда надо. А тётка то вся мокрая! Вхожу легко. Не помню. Было ли там так свободно, или просто мокро. Но член пошел, как по маслу. Я сразу как поскакал!

- Стоп-стоп! Куда гонишь? Ты куда-то спешишь?

Я останавливаюсь.

- А теперь спокойно, не спеша,- уже команды отдает она.

Я повинуюсь, но опять же желание и неопытность гонят вперед. Я ускоряю темп. Цок-цок что-то там мычит себе под нос. Я еще давлю на газ и достигаю желаемого. Все длилось около двух минут. Еще минуты две я ерзал, пока член не начал опадать.

- Ты уже все? – ее голос звучал, как приговор.

- Все,- отвечаю ей.

- Зато я еще не все.

Стягиваю с себя презерватив, завязываю на узел и прячу в карман. Ощущение эйфории прошло так же быстро, как и возникло.

- Пока не трахнешь, как надо, не отпущу никуда.

Первый раз слышу в ее голосе не отвратительные нотки пьяной суки, а нормальной женщины. Чувство удовлетворения сменяется чувством горькой пилюли и стыда. Стою молчу. Она копошится в сумочке и через несколько секунд чиркает зажигалкой, прикуривая сигарету.

- Будешь?- протягивает мне пачку.

- Не курю.

- Если не куришь, значит спортсмен. А если спортсмен, значит должен не один раз.

- Я сейчас приду.

Ухожу в темень коридора. Нащупываю дверь туалета. Первым делом выбрасываю в ведро бэушный гондон. Потом под краном ополаскиваю то, на что его одевают. Возвращаюсь назад, ведомый тусклым красным огоньком в проеме окна.

- Продолжим?

- Продолжим.

Она снова поворачивается задом. Провожу головкой вдоль больших губ. Там все мокрое, как и было. Член моментально реагирует на касания. Головка растет, как гриб после дождя.

- Помочь?

- Не нужно. Сам справлюсь.

Когда тебе около двадцати, много времени на восстановление не надо. Несколько минут и профиль Буратино на стене в лучах ночного света говорит о том, что пора снова «к станку». А «станок» явно дал понять, что пока с заготовки всю стружку не снимешь, будешь ходить еще по коридору долго и нудно. Поэтому я со второго раза решил все не форсировать, а сделать на совесть. И чвакала её пизда уже не две и не пять минут, и слышались шлепки о попу Цок-Цок по всему коридору, как и ее стоны. Не знаю, сколько раз она кончила. Не чувствовал я каких-то особых сокращений ее влагалища. Ее стоны то усиливались, то почти прекращались. Иногда я останавливался, чтобы вслушаться в тишину ночного здания, но потом снова продолжать. Второй раз я был не так чувствительный, как первый. Да еще презерватив притуплял остроту ощущений. Поэтому мне уже даже хотелось бы и подойти к апогею, но не получалось. Я попытался проникнуть руками к её груди, но это было явно не то платье, которое могло это позволить. Пришлось ускорять темп и рисовать в голове эротические картинки, чтобы кончить. Но второй конец был более ярким, чем первым. Ножки стали ватными и подкосились. В ушах звенело. Она что-то говорила, но я только понимал, что на этот раз она довольная.

Пока отдышались, пока привели себя в порядок, даже не знаю, сколько прошло времени. Спустились вниз по очереди. Сначала она, потом я. Постоял я еще минут десять у входа в столовую и пошел домой.

P.s. Наташка, как она мне потом объясняла, хотела уже уходить, но выйдя и не найдя меня, решила, что я ушел. Она возвратилась назад и догуляла до часу ночи. Я же возвратился домой около половины двенадцатого. Наши отношения продлились еще несколько месяцев и мы расстались. Она осталась для меня той, об отношениях с которой я думаю «Было, ну и было. Прошло, ну и прошло». Даму Цок-Цок больше никогда не видел и понятия не имею, как ее звали, но вспоминаю её чаще, чем Наташку…