Асиенда сеньора Мендозы > --- > "..." (Фантазия)

"..." (Фантазия)


27 мая 2020. Разместил: Золотой фонд
Возможно, моя ситуация достаточно необычна. Все, о чем вы спрашиваете, произошло в моей жизни очень скоротечно, буквально в течение месяца. Поэтому я напишу обо всем одним рассказом, а вы сами решите, куда его поместить.

До двадцати шести лет у меня вообще не было никаких сексуальных эмоций. В это трудно поверить, но так оно и есть. Я сейчас сижу и добросовестно пытаюсь вспомнить хоть что-то. Но ничего вспомнить не могу, хоть убей. Меня всегда интересовали какие-то другие дела. В школе — учеба, спорт, книжки. В институте — учеба, КВН, спорт, походы. Вся сексуальная жизнь проходила мимо, хотя я прекрасно знала о ее существовании. Но она меня не интересовала. Просто не интересовала — и все. Были вещи, которые казались важнее и увлекали больше.

Это при том, что и в школе, и в институте я считалась одной из первых красавиц. И вовсе не была синим чулком. Была непременным членом всевозможных компаний, участвовала во всех вечеринках. Разнообразные предложения от молодых людей так и сыпались, но я с детства научилась переводить все отношения с противоположным полом в область чистой дружбы. У меня это получалось очень естественно, так что никто не обижался. Наоборот, многие гордились дружбой со мной.

Я чувствовала себя в жизни абсолютно в своей тарелке. В области секса все теоретические аспекты я знала вполне хорошо — по книгам и фильмам. С любопытством читала журналы типа «СПИД-Инфо» — но это было, скажем так, чем-то вроде чисто научного, аналитического любопытства. Это было мне нужно, чтобы знать все технические аспекты и правильно строить взаимоотношения с окружающими.

Например, я всегда могла к месту и «со знанием дела» рассказать скабрезную историю или пошлый анекдот. Или, если понимала, что придется идти в такое место, где я могу попасть в рискованную ситуацию, то всегда закладывала себе в трусики прокладку, прокрашенную красным лаком для ногтей. Когда молодые люди становились агрессивными, я спокойно позволяла ситуации развиваться до постели, всем видом показывая свою готовность, а в нужный момент, изображая сожаление, демонстрировала прокладку. И на этом все заканчивалось.

Никогда парни не пытались пройти дальше. Видимо, им хотелось не столько секса, сколько удовлетворения от сознания, что они одержали свою мужскую победу. То есть довели дело до того, что «она уже готова была дать, но непреодолимые обстоятельства помешали»... Меня это тоже вполне устраивало. Какая
разница? Пусть думают что хотят. В результате никто даже не предполагал, что я девственница и вообще дамочка «со странностями» в развитии.

На четвертом или пятом курсе я случайно познакомилась с человеком, который сыграл большую роль в моей жизни. Это был молодой мужчина лет двадцати восьми, женатый. Случайное знакомство со временем переросло в настоящую большую дружбу. Поначалу он тоже сделал пару попыток уложить меня в постель, но, когда увидел мое нежелание, настаивать не стал. Да ему это было и не нужно. Он был женат, но вел довольно свободный образ жизни, легко завоевывая женщин умом, остроумием и шармом.

Я видела это по своим подружкам, которых иногда брала с собой на встречи с ним, чтобы похвастаться знакомством. Практически каждая перед отъездом с его дачи старалась изобрести предлог, чтобы остаться. :)

Но он уделял основное внимание именно мне. Кажется, ему было интересно со мной так же, как и мне с ним. Мы оказались очень близки по складу ума и, когда нам удавалось встречаться, проводили время в интересных и захватывающих разговорах, обсуждая все на свете.

Лет пять, наверное, длилась эта дружба. Мы встречались нечасто, но не забывали друг о друге никогда. Каждая встреча была праздником и сближала все теснее. В результате (я никогда не могла бы представить, что такое возможно) этот человек стал для меня как бы вторым «я». Ближе, чем любой из моих родных, знакомых, друзей.

Настолько близким, что я могла, например, пролив вино на блузку, бросить ее в стирку, а затем продолжать спокойно беседовать и выпивать с обнаженной грудью, не испытывая ни малейшего смущения.

Естественно, мы часто беседовали и о вопросах секса. Он единственный из всех знал, что я еще девственница, и услышал мои объяснения — почему. Он меня прекрасно понял. Только сказал, что однажды сексуальная часть моего подсознания непременно «выстрелит», только пока неизвестно, где находится «спусковой крючок». И как в воду глядел. :-)

Это случилось вскоре, на майские праздники. Мы договорились вдвоем поехать в лес на «маёвку». Стояла прекрасная, почти летняя погода, у нас было вино, коньяк, закуска, магнитофон... Мы отъехали километров на 50 от Москвы и расположились в живописном безлюдном месте. Тишина, легкая майская жара, щебетание птиц — и ни души... Впрочем, он всегда знал изумительные места для отдыха, где мы могли бы наслаждаться беседами и общением, не испытывая помех.

В тот день мы выпили уже порядочно, и разговор вновь зашел о сексе, точнее, о моем отношении к нему. Инициатором была я — меня вдруг стало спьяну огорчать, что жизнь проходит, мне уже двадцать шесть, что я так и умру, зная мужчин только по книжкам (хотя не очень-то и хотелось :-) )...

И мой друг, сочувствуя, поразмыслил и предложил необычный эксперимент. «Послушай, — сказал он, — мы знаем друг друга уже много лет и доверяем абсолютно. Между нами давно нет никаких тайн и секретов. Кроме вот этих самых половых органов. Если это для тебя проблема — давай я разденусь, и ты сможешь все увидеть и потрогать. Для меня это пустяк — мы настолько близки, что никакой стеснительности я давно не чувствую».

Предложение было неожиданным, но очень интересным. Это было как раз в моем духе — удовлетворить любопытство, не вступая при этом в интимные отношения. Единственное, на чем я настояла, — это раздеться самой. Я хотела быть равной ему и не уступать в откровенности. И мы разделись...

Он лежал, а я, прихлебывая вино, встала перед ним колени и приступила к обследованию. Выглядело все именно так, как на картинках.

Но когда я взяла это в руку... Совершенно необыкновенное ощущение, испытанное мной впервые в жизни... Как будто в моей руке лежало теплое, нежное, удивительно приятное на ощупь, а главное — живое существо. Как ласковый зверек, он отзывался движениями на каждое мое поглаживание или пожатие. Я даже не столько смотрела, сколько наслаждалась тактильными ощущениями. То ли это вспыхнул материнский инстинкт, то ли что то еще... Пришло чувство умиления и нежности. Я отставила в сторону бокал с вином и начала с неизвестно откуда взявшимся умением гладить и ласкать этого зверька...

Мой друг потом сказал, что был страшно удивлен — по его словам, так сладко и умело никто его не трогал. Но в том-то и дело, что ласкала я не человека, а вот это пробудившее во мне нежность беспомощное существо с шелковистой шкуркой. Друг был отдельно, а его «друг» — отдельно. Когда от моих ласк он начал эрегировать, я ощутила гордость — «малыш растет»... :-) Одновременно прикосновения рук стали странным образом вызывать реакцию в низу живота, передаваясь не через тело, а как бы сквозь пространство. Это была скорее не физиологическая, а психологическая реакция.

Когда мой друг попытался поласкать меня и дотронулся до моей вагины, я не ощутила практически ничего, хотя послушно раздвинула ноги и предоставила ему все в полное распоряжение. Он пытался завести меня с отличным знанием дела (как я теперь понимаю), но эти попытки были бесполезными.

Зато каждое прикосновение моей руки к его члену вызывало острый прилив наслаждения именно там. В конце концов он оставил свои безрезультатные старания, а я не могла оторваться Я буквально не могла оторваться! Я не желала выпускать это из рук хотя бы на миг! Часа три-четыре продолжались мои игры, пока не стемнело. Мой друг был совершенно ошарашен и измучен (у него даже стала пропадать эрекция). Я не отпустила его одного даже пописать — потребовала, чтобы моя рука в этот момент держала член (кстати, этот процесс возбудил меня безумно).

Представляю теперь, как бедняга страдал. Моего опыта было недостаточно, чтобы вызвать эякуляцию и облегчить его. Но он был хорошим другом, самым лучшим на свете, все понимал и терпеливо сносил мои издевательства.

На обратном пути я Не вынимала руки из его брюк — все ласкала своего зверька. Когда мы сели в электричку, я достала газету, накрыла его сверху, расстегнула ширинку и снова запустила руку. Это было какое-то безумие. Как взрыв бомбы. Еще утром я была вполне фригидной женщиной, а к вечеру превратилась в отъявлен- ную нимфоманку.

Кажется, мой друг не без радости расстался со мной на вокзале. Но на следующий день я позвонила ему на работу и предложила встретиться. Он спросил: неужели мне наконец понравилось? Я без обиняков сказала — да, причем срочно хочу продолжения. Судя по его голосу, он был рад за меня, но от встречи отказался, сославшись на обстоятельства. Это меня ничуть не смутило. Я перезвонила другому своему приятелю, который много лет долго и упорно оказывал мне внимание. И на этот вечер заполучила нового «зверька», хотя трудов для этого пришлось приложить немало. Тот приятель был довольно застенчивым и нерешительным молодым человеком, однако я могу быть очень целеустремленной (когда захочу).

Может быть, его застенчивость сыграла определенную роль, пришлось взять всю инициативу на себя, а молодой человек покорно и бессловесно выполнял мои указания. Это вызвало какой-то новый, особый прилив материнских чувств, неудержимо захотелось спрятать его робкую, нежную, трепещущую плоть внутрь, взять к себе. Я повалила его навзничь, уселась над ним в полушпагате и с наслаждением сама натянулась на него. Таков был первый контакт...

Помню свое безумное желание вобрать внутрь себя все его естество, ничего не оставляя снаружи, даже яички (кстати, этот трюк стал у меня в самом деле получаться после родов).

Дальше все шло по нарастающей. За две недели я переспала со всеми, кто этого когда-либо от меня хотел. Уже на второй неделе я стала получать настоящий оргазм. Я была похожа, видимо, на непьющую учительницу французского языка из романа Ильфа и Петрова, которой дали попробовать рюмку коньяка — и через полгода она стала законченной алкоголичкой.

А я через месяц уже была беременна. А через два — вышла замуж. Когда через полгода я встретилась с тем самым своим лучшим другом, он был в шоке от моего беременного вида и от моих рассказов. Но когда я повисла у него на шее и медленно, с наслаждением взасос поцеловала его (со слезами на глазах и всем своим существом выражая благодарность) — он понял...