Асиенда сеньора Мендозы > --- > Вика (city_cat)

Вика (city_cat)


3 июня 2020. Разместил: Золотой фонд
Было это четыре года назад.
Лето, жарко, даже кондишн не спасает, голова болит после вчерашней встречи с друзьями, перед глазами отчеты, цифры, в ушах требующий голос начальника, в пепельнице десятая сигарета за утро, кончающаяся минералка и сильное желание послать все и всех, и пойти выпить холодного пивка. И тут раздается телефонный звонок:
- Привет! (приятный женский голос, в голове начинаются ворочаться мысли)
- Привет!
- Это я! (это здорово, что ты, только кто ты? Но вида не подаю)
- Я очень рад тебя слышать! Как дела?
- Я завтра приезжаю, встретишь? (блин, знакомый голос, но кто - не могу вспомнить)
- Конечно, милая, где и когда?

Когда она сказала, куда и во сколько прибывает поезд, я вспомнил ее – Вика, официантка вагона-ресторана, разведенная, чуть за тридцать, есть ребенок. Очень симпатичная зеленоглазая шатенка, женщина – кровь с молоком, к которой хочется положить голову на грудь, обнять и раствориться в ней. Настоящая русская женщина, чуть полновата, но все при ней, грудь в ладошку не возьмешь, крепкая упругая попка и эти зеленые глаза с искринкой. Познакомились несколько месяцев назад во время моей поездки в один из сибирских городов.

Утром, слегка побрившись, опохмелившись, освежив себя «Шипром» лечу на вокзал. Сердце стучит в груди, в голове звучит бравурным маршем: «… вот эта улица, вот этот дом, вот эта женщина с которой мы сегодня сольемся вдвоем». Ну, вот и вокзал, поезд медленно втягивается на перрон, вагон-ресторан и она, в глазах удивление и восторг: «Ты пришел?!». Первый сладкий поцелуй на глазах удивленной поездной бригады. «Ты знаешь, у нас всего несколько часов, вечером мы уезжаем обратно, а мне еще на рынок надо попасть, сыну кое-что купить. Ты съездишь со мной?». А в глазах мольба и чувство вины за такой расклад. «Конечно, милая, поехали».

Про рынок расскажу в следующий раз, но я никогда не забуду этих плотоядных раздевающих взглядов торговцев из братских республик, этих гортанных зазываний: «Дэвюшка, захади, сматри – все для тэбэ!» и гордость меня обуявшую – это МОЯ женщина.

Вернувшись в поезд (а куда еще? до оправленья поезда осталось…), смыв в душе пыль, пот и липучие взгляды мы, наконец-то, добрались до купе и приступили к заключительной части программы. Какое блаженство раздевать ее, целовать ее везде, где достают мои губы, а запах, запах женского тела, необремененный духами, дезодорантами, он настолько возбуждает, что я сейчас кончу и, боюсь, даже не в нее. Одно неудобство, в купе не больно-то развернешься.

Я губами касаюсь ее шеи, мочки уха, слегка посасываю ее и слышу ее придыханье, спускаюсь ниже, ласкаю великолепную грудь, еще ниже, мои губы находят ее пупок, мои руки тискают упругую попу, Вика то ли плачет, то ли смеется – я не вижу, мой язык лижет ее клитор, я упиваюсь ее соками. «Что ты делаешь? Ну, что ты со мной делаешь?» сквозь стоны прорывается ее шепот. Она отрывает меня от созерцания входа во Вселенную (привет Амору) и заставляет сесть на полку. Член мой уже звенит, как кедр.

Она опускается на колени, смотрит на меня хитро-хитро и начинает тереться грудью о член, руками ласкает яички, а сама все смотрит на меня. У меня от блаженства прикрываются глаза, как у кота (почему «как»? я и есть кот!). Что-то теплое и влажное всасывает мой изнывающий член, ее язык лижет уздечку, облизывает головку, еще несколько секунд и я изольюсь! Вдруг члену стало холодно, я с тревогой открываю глаза, а Вика, улыбаясь и смотря на меня, начинает снова тереться грудью, целуя меня. Снова ее рот, несколько глубоких движений и все, я приплыл, или спустил, или отстрелялся? А, кому что нравится.

Я поднимаю ее с колен, и мы опять, до боли в губах, целуемся, как будто решили друг друга съесть, а вроде недавно обедали. Я ложусь на полку, Вика ложится на меня, потом садится и ловит мой член своей дырочкой, влажной, с одурманивающим запахом, начинает подниматься и бьется головой о верхнюю полку. Мы закатываемся смехом. Смеемся и продолжаем заниматься любовью. Наши движения (хотя почему наши? двигалась в основном она) все быстрее и тут она начинает мелко-мелко дрожать, я испугался – а вдруг припадок? «Что с тобой, милая?». «Как будто ты не знаешь»- еле выдавила Вика. А, понял, не дурак, надо догонять, но она в изнеможении опускается на меня.

Теперь моя очередь совершать быстрые движения. «А ты еще не…?» - удивленные глаза смотрят на меня. «Ложись, милая бочком попкой ко мне». «Только не туда, прошу тебя..» Конечно, славная моя, если женщина просит… Я обнимаю ее за грудь, вхожу сзади и начинаю медленно двигаться. Какое блаженство – член в тепле, мой живот касается прохладных ягодиц, руки ласкают ее грудь, а самому хочется «… то, как зверь завыть, то заплакать как дитя…». В такие минуты и смерть не страшна. И вскоре я почти умер: ну как же хорошо!!!

Все хорошее кончается когда-нибудь. И снова вокзал, перрон, грохочущий марш «Прощание славянки» и уходящие вдаль стоп-сигналы пассажирского поезда…

П.С. Меры предохранения были соблюдены, в итоге не пострадала ни Вика, ни я.