Асиенда сеньора Мендозы > --- > Истории одного дома. Этюды 1 и 2

Истории одного дома. Этюды 1 и 2


1 октября 2020. Разместил: RUMA
Вот рассказываю историю давнего прошлого, и сама задаюсь вопросом, для чего мне это надо было? Вспоминаю о чем думала, чего хотела.

Особняк середины девятнадцатого века - обиталище художников, поэтов и различного сброда с деньгами и без.
В этом чудном здании у меня была временная мастерская, где я вела то богемный, то студенческий образ жизни, годов мне было двадцать с небольшим, я считала себя умной взрослой и целеустремлённой женщиной, художником!

Этюд - раз.
«Член союза художников».


Лето только началось, впереди экзаменационная неделя, я каким-то чудесным образом, сдала общие предметы автоматом, оставались спецы, к которым успешно готовилась, иногда увлекаясь, засыпала уже под утро, но с «испаханным» холстом и стертыми кистями.
Живописнейший беспорядок вокруг, как я по нему скучаю сейчас!

Тогда помню, светало, плюхнулась без всего спать, распахнула окно и дверь, чтобы получить хоть немного прохлады, потому что какой-то гад умудрился в батареи запустить горячую воду.

Уже на грани сна и бодрствования услышала шаги по коридору, натянула простыню на попу и согнула руки в локтях, прикрыв грудь.
«Какой придурок прется?». Он стучать не стал и вошёл в комнату.

Я могла ничего не бояться, так как в здании было как минимум ещё человека три и на мой крик сбежались бы все.
Приоткрываю глаза и вижу, этот придурок - один из наших членов союза художников, Вова, глазеет на мою работу.

Закрываю глаза, больше мне смотреть не на что, а спать уже охота сильно. Да и чего интересного, старый мужик лет сорока пяти или старше? Совершенно меня не интересует, и я уже почти засыпая, чувствую, что он присел на край тахты, и гладит мое плечо, шею спину, едва касаясь пальцами.

Ситуация щекотливая. Отреагировать? Неловко, вдруг совсем приставать начнёт!
Поэтому сделала вид, что сплю без задних ног. Вова отстал, встал и вышел, потоптался за дверью и громко постучал.
- Рума!? Рум! Спишь? Даня борщ сварил классный, присоединяйся.
- А, а-а что?!
- Приходи, говорю, борщ есть!

Ну, тут уж блин никакого сна, то гладят, то кормят, а от Даниного борща ни вжись не откажусь, Даня это наш столяр, офигенно готовит, и столяр от Бога, и не бухает, правда такой же старикан за сорок.

Спустилась в низ, а мужики костёр развели, и супец прекрасно варится в закопченной кастрюльке. На пеньках от упавшего и распиленного тополя разложены на газетке сальце, алюминиевые ложки, чёрный хлеб и стоят маленькие запотевшие стопочки с водочкой. Недавний эротический момент забыт, голова и пустой желудок вожделеют сала с борщом!

Почти рассвело.
Весело стучим ложками, Вова и Даня травят бородатые анекдоты, но смешно. Солнце уже окрасило розовым последние этажи домов, значит, пора убрать посуду, а мятая газетка красиво догорает в костре.

Позже частенько раздумывала, а что если бы Вова продолжил свои ласки, как поступить? «Возбудилась бы я? А вдруг он вдохновенный любовник?».

До сих пор приходится пересекаться с Вовой, и каждый раз я получаю приглашение в гости, каждый раз вежливо отказываюсь и радуюсь, что мне не надо удушливо краснеть.

Этюд - два.
Поэт-песенник.


Институт, после летней сессии, собрание всех старост у ректора, а после концерт самодеятельности. Ненавижу самодеятельность!

Весь концерт торчим в коридоре, треплемся, под конец объявляют: «Музыкант, поэт-песенник, Валентин Лазарев!».
Заходим, сидит на стульчике посреди сцены, такой типчик в очках не крупного телосложения с гитарой и поёт содержательную песню. Хорошая песня, даже мурашки.

После окончания концерта нам раздают подарочки-канцтовары, и мы идём по домам, уже у выхода из зала замечаю Валентина Лазарева, зачехляющего гитару, подхожу, говорю, что мне понравилась его песня, спрашиваю, есть ли ещё песни? Говорит, что есть ещё, и хочу ли я послушать?
Конечно хочу!

Это позже я узнаю, что у него есть любимая девушка Галина необычной внешности: темная, кудрявая, на вид полинезийка как у Поля Гогена на картинах.

А тогда я слушала его песни про золотые купола и костёр, и мне очень нравилось. Вокруг собрались почитатели таланта, Валя оказался интересным товарищем, от института до центра шли пешком небольшой кучкой фанатов и разговаривали, я рассказала, где обитаю, Валя спросил можно ли ему прийти, разумеется, с гитарой.

Валя пришёл на следующий день под вечер, мы до самой темноты болтали, пели под гитару, и пили какой-то алкогольный суррогат, с этого дня сформировалась такая странная компания, мы пили, пели, девочки были музами, это был большой синий июль.

Наступил август. От компании осталось пять человек, мы с Валей проводили много времени вместе. Погода ухудшилась, и мы часто оставались в мастерской.

Валя не привлекал меня как мужчина, но я была одна, и в какой-то момент, он показал, что испытывает ко мне влечение. Это были объятия - такие нежненькие, осторожненькие не мужские.

Я приняла решение расслабиться и посмотреть, что будет.
Мы были довольно дружны, и стеснения не было, скорее немного волнительно. Я не потеряла голову, а Валя все распалялся! Он снял с меня футболку, обнимал, трогал грудь, но все очень осторожно, как мне казалось без страсти.
«А может на него действовала моя холодность?».

Небольшая борьба с лифчиком, я обнажена до пояса, не делаю ничего, чтобы помочь ему, мне интересно, что будет дальше?
У Вали пухлые губы, это был первый поцелуй. Совсем неплохо!

Я потянула его джемпер вверх, он быстро избавился от него, на груди было немного волосков. Больше хотелось не секса, а тепла, Валька то ли знал, толи чувствовал, просто обнял меня и какое-то время держал так обняв.

После этого что-то во мне щелкнуло, уже не хотелось бешеной страсти или динамики, хотелось этих мягких обволакивающих касаний, все было очень медленно, мы просто сидели, обнявшись, гладили и целовали друг друга.
Валя, аккуратно снял с меня джинсы, продолжил оглаживать мои бёдра, икры, то опускался, то вновь добирался до кромки трусиков.
Я утратила контроль, а Валя вдруг превратился в режиссёра этого действа, откуда он знал что не надо торопиться?!

Но вот и джинсы Вали где-то на полу. Он очень изящно сложен, все мышцы там, где надо - ни грамма жира, худенький, длинные руки с тонкими пальцами, мышцы бедра красиво переходят в ягодицы, и вся его фигура пластичная, очень узкие бёдра.

Валя обнимает меня сзади, стягивает с меня трусики, мурашками покрывается все мое тело. В мои ягодицы упирается его эрегированный член. Я по-прежнему могу только чувствовать и ощущать, голова никак не вмешивается в процесс.

Валя ни на секунду не прекращает телесный контакт, вскоре я понимаю, что это танец... а музыка в его голове.
Он поднимает мои руки и от моих кистей, ладонями проводит до икр, понимается обратно по внутренней стороне ног, наконец его пальцы касаются влажной готовой ко всему писюхи.
«Она точно знает, чего хочет!».

Мне не надоело, как меня «танцуют» его руки, но кажется, мы переходим непосредственно к процессу...

Я уложена на тахту по диагонали, а Валя покрывает поцелуями мои ноги, не спеша пробирается к письке, палец аккуратно проникает между половых губ, я его почти не чувствую, это очень легкие прикосновения, что он там нащупал, я не знаю, но он решает, что пора порадовать меня своим членом.

Он вошёл одним махом и на всю длину, потом я поняла от чего испытала боль. Его член очень длинный и тонкий, чертова шпага!
Тогда я забилась, пытаясь выбраться из под него, Валька остановился.
-Мне больно, слишком глубоко.
-Понял.
Больше он не засаживал так глубоко, и чудесно кончил мне на живот, я и не пыталась достичь оргазма, мне гораздо больше понравилась прелюдия, и очень хотелось повторить.

Когда в очередной раз звёзды сошлись как надо, и мы уже готовы были «отметить» тридцать первое августа, я познакомилась, неожиданно для себя с Галиной, девушкой Вальки.

Она пришла за ним, он не появлялся дома несколько дней, кто-то ей подсказал, где его искать.

Галина - потрясающая красавица, и веет от неё таким теплом, кажется я не способна излучать такую энергию.
«И чего Валька ко мне прибился, как тюлень к ближайшей льдине?».

Мы виделись и потом, довольно часто, я очень подружилась с Галей. Валька вёл себя достойно, это были приятные счастливые времена.

Позже я узнала, что Валя и Галина расстались, она его слишком любила, но не понимала, а я понимала, но не любила, надеюсь он встретил свою «ту самую».