Асиенда сеньора Мендозы > --- > Лали - о делах минувших

Лали - о делах минувших


12 ноября 2020. Разместил: RUMA
«Всегда моим приоритетом было интимно-личностное общение, не люблю толпу!».

Я окончила школу, одиннадцать классов и не поступила с первого раза в институт.
Да, с дочками преподов такое случается!

Оставшись на год без учёбы, я с удовольствием пошла на курсы подготовки, новые люди и неутомительные трехчасовые занятия три раза в неделю, русский, рисунок и черчение.

Лали

Впервые мы увиделись на курсе живописи, крепили листочки второго формата к крашеным мольбертам, этакие планшеты на ножках.
Я никак не могла загнать ни одной кнопки в мольберт. Измучила и пальчики и бумагу, но с настойчивостью барана гнула кнопки, пока преподаватель уже во всю объяснял поставленные задачи. Из-за соседнего мольберта вдруг встала высокая девушка и одним махом заткнула в мой мольберт кнопку одну потом вторую, я благодарно кивнула.

В перерыв я подошла к ней и поблагодарила, она улыбнулась и рассказала секрет заколачивания кнопок, а так же показала свои кнопки, больше похожие на маленькие гвозди с широкой пластиковой шляпкой.

Лали - высокая, выше меня на голову, красивая с византийского типа лицом и неописуемо прекрасной кожей!
Глаза Лали темно-карие и очень большие, выражающие больше эмоций и энергии, окно в её мир больше, чем её немногочисленные слова.
Губы и рот, что это был за восторг, белые слегка прозрачные на резцах зубы, два верхних передних зуба были еле заметно длиннее всего ряда и красивые острые клыки.
Над верхней губой тонкий темный пушок, сказывается половинка азербайджанской крови.

В первое же наше общение почувствовала, как она притягательна, я даже ее стала слегка побаиваться, чтобы не увлечься общением чрезмеры!

Лали старше меня на год и десять месяцев. Если нас поставить рядом, то впечатление такое: она ярко-красный георгин, а я призрачный белый цветок, называемый княжик.

Пишу и собираю по частям из своей памяти личность и образ моей очень близкой подруги. Образ должен получиться объёмный и многоплановый, как мои шрамы в памяти и душе!

Лали - очень энергичная, эмоциональная, горящие глаза, заразительный смех - быстрая холодная ртуть и жаркое пламя в одном сосуде!

С Лали сложились самые близкие отношения, оказалось у нас обоих родители художники, да и жили мы в соседних домах. Она меня давно приметила, а я во дворе не гуляла с седьмого класса, потому и не знала о её существовании.

Мы учились, много общались.
Слава Всевышнему, уже в июне поступили в институт, и стали почти неразлучны. Лишь редкие отъезды на дачу разлучали нас.

Лали обожала мои непослушные мягкие светлые волосы, у неё самой были чёрные, как вороново крыло, и жесткие, как конский волос. Она выпросила разрешения заплетать мне косы, как ей вздумается, и я частенько ходила с целыми «корзинами» и «драконами» на голове.

Руки Лали делали со мной невероятную вещь, расслабляли и возбуждали одновременно, когда она запускала свои руки мне в волосы, это было невероятно, и всё же я не испытывала сексуального возбуждения!
Она зарывалась в волосы лицом и тихонько шептала, как я вкусно пахну.

В летнюю жару мы торчали дома, лежали на большой кровати и читали «Мастера и Маргариту», ходили на пленэры.
В один из очень жарких дней, вернулись с утреннего пленэра к Лали домой, приняли душ и стали читать очередную главу Булгакова.
Вдруг Лали спросила, девственница ли я? На утвердительный ответ она распустила мои волосы, стала ими играть. Я решилась задать интимный вопрос первый раз в жизни!
- Лали, а ты девственница?
- Нет.

Я пожалела, что спросила, на лице Лали отобразилась какая-то мука и сожаление. Она рассказала, что ещё в десятом классе переспала с мальчиком на даче, а он не стал продолжать общение и нашёл себе новую девушку.

Я обняла ее крепко-крепко, просила не расстраиваться, что она обязательно встретит хорошего мужчину, а не какого-то пацана-оболтуса!
Мы лежали рядом на кровати, две прогретые солнышком и такие разные, белая, мягкая, разнеженная и чёрная упругая как стрела готовая сорваться в любой момент.

Я не чувствовала тогда себя счастливой или благодарной за чудо общения, за невероятную близость и теплоту. Это казалось таким естественным почти будничным, ну как воздух, как вода, как то, что просыпаешься утром живая, здоровая, занимаешься своими делами.

Иногда Лали меня раздражала своей наивностью или напором, или приторной чувственностью. У нас были полноценные отношения, а не только хеппенинг.
Отношения - как холодная вода и пламя в парной – перегретый сухой жар!

Наступил Сентябрь, началась учёба, после пар мы шли ко мне или к ней. В один из таких дней дома никого не было.
Мы попили чаю и ломали голову над начерталкой. Отопление уже включили и было очень жарко, я сидела в одной рубашке и трусах, а Лали в длинной футболке.
-Рум, я хочу тебя погладить, мне всегда хочется к тебе прикасаться.
-Я знаю. – Я чувствовала, что это когда-нибудь случится!

Я обняла ее за талию, а она наклонилась взяла в ладони мою голову и поцеловала в сомкнутые губы. Лали запустила руку в мои волосы, и продолжила целовать меня. От неё пахло яблоками и розами. Я приоткрыла рот, ее язык скользнул внутрь деликатно, лишь лизнула мой язык своим, и перебралась целовать шею и ключицы, рубашку она стянула вниз открыв мне грудь.
Лали наклоняется ниже и ласкает языком мои соски, очень ласково держит обе мои груди руками, слегка сжимая. Я возбуждаюсь, но контролирую себя.
Это очень волнующе и страшно, почему не знаю, страшно, и всё тут!

Но вот я уже и без рубашки, в одних трусах лежу на кровати, Лали покрывает меня поцелуями. Мне очень неловко, я не знаю, что делать и как себя вести, но это приятно.
Я решаю потрогать грудь Лали. Она небольшая, наверное первый размер. коричневые небольшие соски и ареолы вокруг них, видны тоненькие волоски.
Я сжимаю один сосок пальцами, тихонько не сильно, а Лали шумно выдыхает! Беру второй пальцами и зажимаю, Лали прогибается мне на встречу, и без того тёмные глаза превращаются в чёрные влажные, приподнимаю голову и захватываю сосок губами, из Лали вырывается стон, я продолжаю посасывать сосок, а она начинает постанывать в такт. И тут я чувствую руку у себя на лобке, палец сквозь трусы ласкает, прижимая, клитор.

Но вот рука Лали проникает под трусы, и я забываю как дышать, она делает там то, что я делаю себе сама в желании кончить. Я растеряна, а Лали заставляет меня стонать, чтобы я делала это не громко, она периодически перекрывает рот поцелуями, которые стали откровеннее. Мне было неловко просто лежать, я засунула руку в трусы Лали, какие у неё жесткие волоски там!

Мы избавились от трусов, и я увидела как устроена Лали ниже пояса. Чёрные волоски очень курчавые, не такие как у меня, за мои золотистые почти прямые Лали назвала мою писю, Златовлаской.
Во всем остальном наши писи были очень похожи, и реакциями и строением.

Мы не имели лесбийского опыта, не пробовали оральные ласки, и не пытались довести начатое до оргазма.
Нам было хорошо вместе, возможно наше примитивное развитие, отсутствие духовности в воспитании и обилие сексуальной нерастраченной энергии толкнуло нас в объятия друг друга.

Мы и после целовались и ласкали друг друга, но вскоре моя дорогая Лали познакомилась с «удивительной» женщиной, которая привела ее в церковь, и понятия добра и зла для Лали приобрели четкие черно-белые очертания!
И уже с двухтысячного года за нас грешных молится в монастыре инокиня А.

Эти воспоминания о Лали живут навсегда в моем сознании, иногда всплывая промозглой осенью, греют мою скучающую замерзшую душу.
Я вспоминаю блеск ее бездонных чувственных карих глаз, когда мне одиноко и я вижу свет в окне ее бывшей спальни!

P.S Сейчас я понимаю, что это было, и почему так закончилось.

Лали - очень экзальтированный человек, эмоциональный, ей трудно было переносить саму себя. Возможно, она нашла лучшее приложение себя, а то слонялась бы по дуркам и лечила без конца психосоматические расстройства.

На самом деле она оказалась довольно внушаема. Мы очень похожи, но мой эгоизм не позволяет уйти от реальности, или я имею возможность наяву без всяких допингов находить отдушники.

У неё два проводника было в православие, эта преподавательница и духовник отец Владимир собиратель душ.

Я бы их сослала бы сейчас на пустынный Край Света, только бы они не трогали чистую душу моей Лали, хотя, может это ее собственный выбор, и тогда это правильно?