Асиенда сеньора Мендозы > --- > Соседка. Пополнение опыта и списка.

Соседка. Пополнение опыта и списка.


24 декабря 2020. Разместил: Zonder
Осенью 1985-го года я пребывал в состоянии вялотекущего расставания с первой женой. И уже на горизонте появилась будущая вторая жена, с которой конфетно-букетный период ухаживания уже успел перейти в постельный, но планов на женитьбу я не строил, в силу того, что она-то мне нравилась, а её отношение ко мне было пока что непонятно. Да и вообще, жениться, сразу после развода?!?!

Надо отдать должное, что и будущая вторая жена не проявляла ко мне какого-то «особенного» внимания. Мы хоть уже и занимались кроватной акробатикой, но не исключали расставания, всё ещё присматриваясь, привыкая друг к другу, и, не бросаясь безумно в любовь. Мне она очень нравилась, но я не исключал вариант того, что её место запросто может занять другая. Потому в те дни, то что произошло у нас с Галиной, я не считал изменой своей будущей жене, цинично полагая, что ничего страшного в том, что у меня будет кроме «постоянной» девушки, еще штук пять «временно-появляющихся». А «постоянной» о наличии «не постоянных», знать необязательно.

Депресняк, возникший на фоне развода, тупо мешал жить. Мешал работе, учёбе. Мешал всему.
Часто вспоминалась по дурному-пышная свадьба. Нахрена было с таким размахом отмечать событие, которое, как нам уже было понятно, обречено на провал? Разбежались меньше чем через год. Было не выбить из головы, что в первом браке было сделано много неправильного, что можно было, при великом обоюдном желании, сохранить семью. Только вот не было этого «великого» желания ни у неё, ни у меня.
Я сам предложил ей пожить какое-то время раздельно и подумать: стоит ли продолжать бесперспективный, и закономерно провальный, эксперимент под кодовым названием «Счастливая семья». И тут же дал ей предположительную сноску, что это самое временно-раздельное проживание наверняка отрезвит нас и станет началом конца нашего брака. И ещё сострил что-то типа: мол, хорошее дело люди браком не назовут. И мы – есть пример такого семейного бракоделия. Бракоделы вобщем…
Естесственно, моё предположение подтвердилось. Пожив три месяца друг без друга, мы в январе 86-го подали заявление на развод, и в апреле получили по прощальному штампу в паспортах.

Сказать, что с разводом пришло облегчение, нельзя. Это сейчас о тех днях вспоминается с ухмылкой. А тогда это было серьёзнейшим ЧП, неимоверным стрессом.
Рассказ вообще-то не про то…

Вот, примерно в этот мой непростой жизненный период, как-то некстати, и появилась Галинка.
Она жила в комнате напротив нашей.

Эх, общежитие…! В наши времена можно было запросто забежать в комнату к соседям с какой-либо просьбой, вопросом или одолжением. Вот именно так она и появилась.
«Появилась некстати», - это потому что, она ненадолго отвлекла меня от целенаправленной атаки на будущую жену. А ведь секса в том возрасте всегда мало! 24 года от роду – время гиперсексуальности, когда эрекцию вызывает нечаянный жест, слово, эротические картинки, которыми заполнен весь город.
Да что там город!?

Эротическими видениями заполнена вся жизнь советских студентов! Эрекция и утренний бодряк при пробуждении, плюс незамедлительное нескромное «вставание», при постоянных напоминаниях о сексе везде, во всех жизненных проявлениях.
Этим стимулом может быть слишком смелая, облегающая футболка на прошагавшей мимо девушке. Это даже въезжающий в арку автомобиль, или выезжающий из тоннеля поезд метро.
А как пережить без напряжения в штанах неожиданный, едва уловимый, умопомрачительный запах духов, исходящий от очень миловидной женщины в трамвае? Вот плюнул бы на всё, шагал бы за ней и вдыхал, вдыхал, вдыхал…

Или вдруг какая-то симпатичная девчонка в метро, поймав мой взгляд на её ноги, одёрнет юбку, прикрыв круглые колени, и вспыхнет лицом. И я покраснею, потому что она-то про мой взгляд всё точно поняла, а вот, чтоб попробовать заговорить-познакомиться с ней, мне не хватает смелости, и, тяжко вздохнув, выхожу на своей остановке…
А что творится-чудится-замечается в коридорах и аудиториях университета?
Разве можно не заметить, как, уронив ручку или шпильку, какая-нибудь девушка наклонится, и взору парней предстанет туго обтянутая юбкой попка, с проявившимися следами от резинок трусиков. Стринги в те годы, если и были в продаже, то достать их было очень трудно. И наши девочки носили обыкновенные трусики под юбками, брюками и под джинсами.

А это непроизвольное, автоматическое движение, которым как бы погладив собственную попку, все девушки подправляют под себя юбку, усаживаясь на стул или скамью??? И сразу взыграет фантазия эротическая….
Или кто-то из девчат придёт в аудиторию в смелой мини-юбке, и парням сразу станет не до учёбы.
Или…. Блин! А в каком наряде сегодня пришла наша Lehrerin - преподаватель немецкого…??? Опять во время её пары будем старательно скрывать «стояк» под столами аудитории.

Конечно, мы уже были с Галей знакомы. Несколько раз пересекались на каких-то праздниках, тусовках, сиськотеках. Я знал, на каком курсе, на каком факультете, и сколь успешно она учится. К её внешним данным я был, если не равнодушен (к тому моменту я был неравнодушен к любым представителям противоположного пола), то вполне спокойно относился к её фигуре. Таких девчат как она в общаге было в достатке, и они казались похожими одна на другую.

Столкнулись с ней в коридоре:
- Зондер! У тебя есть молоко? Налей стаканчик?! Через пол-часа верну блинами!
Я налил ей молока в армейскую трехсотграммовую кружку. Она благодарно чмокнула меня в щеку и испарилась.
О, боги! Зачем она меня поцеловала?!?!?!
Всё!!! Я пропал! Мне ужасно захотелось эту шуструю деваху!
Хотя, по правде, она мне нравилась не настолько, чтобы начать за ней ухаживать. Таких, вроде ничем особенным не выделяющихся, но весёлых и компанейских девчат был полон наш университет. Ничего особенного в ней не было. А мне просто нужен был секс, и в какой-то момент я вдруг почувствовал, что с ней секс возможен. Её расположенность ко мне, незначительные знаки внимания, улыбка при случайных встречах, а теперь еще и этот поцелуй...
Наверное, стоило начинать приступ.

Через пару дней я встретил её в коридоре универа.
- Привет! Где обещанные блины?
- А чё, ты сильно голодный?
- Да, нет! Просто врать нехорошо. – я изобразил на морде выражение нравственного воспитателя. - В качестве компенсации за моральный ущерб, можешь пожарить мне, а лучше нам, сегодня картошки. Я теперь живу один, и тебе не придётся кормить троих оголодавших.
- А куда твой народ свалил?
- Генка уже закрыл сессию, и уехал. А Валентин вообще последнее время редко здесь показывается. У него где-то в Купчино новая зазноба образовалась.
- Ну, давай, часов в восемь стукни мне в дверь. И учти: в качестве оплаты споёшь мне три песни!!!
- Одну!
- Хрен тебе, а не картошка!
- Убедила, шантажистка!


************

Совместный ужин, хоть и без вина, удался на славу. Галка не только пожарила картошку, но и принесла разогретую на этой же сковородке жареную утку. Разговор со студенческих забот плавно перешёл на мои семейные проблемы. А проблем уже и не было! Я уже дожидался дня проштамповывания своего паспорта печатью о разводе, о чём и рассказал Гале.
Потом было обещанное песнопение. Спасибо гитаре, которая когда-то очень вовремя появилась в моей жизни. Играть и петь я умел. После очередной песни, Галя взяла меня двумя руками за голову и поцеловала в губы. Я тут же отложил гитару в сторону.

Первый раз мы с Галкой трахнулись на полу, на жестком паласе в обыкновенной миссионерской позе. Почему именно на полу, - не помню. Скорее всего, я просто поторопился. В этой комнате, не считая трёх общаговских коек, был удобный диван, и добротное просторное кресло, а также два больших письменных стола, заваленных тетрадями, учебниками и всевозможными методичками. Но как можно было не торопиться, когда перед тобой едва прикрытая халатиком кругленькая попка и точёные сиськи? Всё, что дохтур прописал!!! Мы спешно целовались, раздеваясь-выпутываясь из одежды. Снять с неё халат и трусики оказалось гораздо проще, чем раздеться самому, Галка помогала мне, расстегнула пуговицы на моих брюках и рубашке.

В первый раз слишком быстро кончил. Ворвавшись, я ощутил, как внутри у неё было тесно, скользко и умопомрачительно сладко. В общем, всё очень быстро получилось. Галине этого, разумеется, было недостаточно.
Я знал, что для второго захода мне не нужно много времени на отдых, и девушка, вероятно, тоже это понимала. Она гладила меня рукой между ног, быстро добившись от моего героя бодрого состояния, и вдруг опустившись туда головой, решительно занялась оральной реанимацией. Я невольно затаил дыхание, не веря в реальность происходящего: Как? Сама? Без всяких уговоров? Не может быть!!! Потянулся рукой к её промежности, погладил по ягодицам, дотронулся до её влажного входа. Она слегка раздвинула ноги и развернулась ко мне так, чтобы я мог свободно впустить пальцы в её лоно. А когда я потянул её за попку к себе на лицо, тем самым молча предложив позу «69», Галка легко перекинула ногу через меня, открыв мне абсолютный доступ к своей, возбудительно пахнущей промежности. Это произошло быстро, она как будто бы ждала моего позыва, и это не выглядело неестественно, ведь минет она делала мне по собственной инициативе, логически ожидая от меня ответных оральных действий.

- Можно перебраться на диван - предложил я, когда мы уже слегка притомились во взаимных ласках. Точнее сказать, я готов был заниматься этим бесконечно, только мои лопатки и задница уже болели от жёсткого паласа.
- Давай. Я сейчас быстро в душ и вернусь обратно! - и она убежала из комнаты.

Пока её не было, я разложил и застелил простыней диван.
Вернувшись, теперь уже совершено спокойно, Галя закрыла дверь на замок, выключила свет, скинула халат, подошла к дивану и села мне на живот, обхватив меня ногами с обоих боков. Наклонившись вперед, она целовала мне шею, грудь и не сильно прикусывала мои соски.

Действовала она довольно умело, приводя меня в полный экстаз, и вскоре мы опять были в позе «69». Я снизу, она сверху. Наверное, в этой позе, когда мужчина снизу, удобно обоим партнёрам. Я подолгу целовал, поочерёдно засасывая, насколько это было возможно, то большие, то малые губы. Щекотал её клитор и, раскрывая пальцами её вход, старался глубже засунуть в неё язык. Не очень густая растительность на её лобке и в промежности ничуть мне не мешала. Видя самоотдачу женщины, я смело расправлял руками её поросль и старательно лизал всё, что было открыто для меня. Осознание того, что наши действия взаимны и откровенны, опять довели меня до пика. А Галинка, от моих, особенно удачных, прикосновений, вжималась промежностью мне в лицо, несильно вздрагивала и стонала. И не было понятно, от чего у неё возникает дрожь, то ли это был оргазм, то ли сильнейшая степень возбуждения.

Не забывая обо мне, она неспешно ласкала моего приятеля, временами прерываясь, постанывая от удовольствия, облизывала член по всему стволу, целовала в основание и пальцами перебирала мошонку. Различные чередования её действий не давали мне извергнуться. Наслаждение то подкатывало к завершающей стадии, то отступало. Мне хотелось, чтобы она принимала мой орган глубже, но было понятно, что Галя и без того делает всё возможное. И очень глубокие «заезды» могут быть чреваты казусом. В общем-то, хоть член и погружался ей в рот только наполовину, ощущения были очень и очень сильными. Галинка была молодцом! Она держала меня в стадии колоссального напряжения, не доводя до оргазма. Её запах, откровенность, нежность и готовность, приводили меня в восторг и делали член каменным. И если учитывать, что список «покорённых» мною женщин был совсем невелик, и опыта у меня было маловато, то её постельная раскованность казалась мне фантастически запредельной. Думаю, благодаря Галке, я в те дни неплохо пополнил свой личный опыт. Такого умелого, нежного и откровенного секса у меня до неё ещё не было. И я своей взаимностью, изо всех сил старался быть ей благодарным.

Позажигали мы с Галкой всего три или четыре вечера. А затем она уехала на каникулы к родителям, а когда вернулась, мы, не сговариваясь, постарались спрятать от всех свои отношения. Меня несколько удивила её скрытность и холодность, но спустя некоторое время нам довелось объясниться.
Мы поговорили и остались довольны выясненными отношениями. Я не стал скрывать от неё наличие у меня любимой женщины, и после полного объяснения с Галкой, увидев её спокойствие, почувствовал облегчение.

Сейчас вспоминаю о ней с теплотой в душе.