Асиенда сеньора Мендозы > --- > Новогодние заметки (ПЕТРОВНА)

Новогодние заметки (ПЕТРОВНА)


30 декабря 2020. Разместил: Золотой фонд
Людка, эдакий Карлсон в юбке, живший со мной два года в одной комнате, после сдачи зимних экзаменов, перед сном заявила:
-а давай, с тобой завтра пойдём на тематический вечер в военно-ракетное училище.
Я удивлённо уставилась. На танцвечера , в военные училища, давали именные пригласительные и, строго, для курсантских девушек.
Люда объяснила. На носу Новый год. Вход на этот раз свободен. Только нужно вовремя прибыть на тематическую лекцию типа : Мы мирные люди, но наш бронепоезд... Остальные к танцам не допускаются.
Форма одежды строго оговорена военноначальниками. Не то, что бы белый верх – чёрный низ, но - юбчонки обязательны. Или платья красивые ниже коленок,
которых у нас не было.

Здесь нужно отметить, что военную форму, всякую, я воспринимала очень положительно.Особенно нравились, и сейчас нравятся, морские офицеры с их залихватским видом. А если и краповые береты…

Посему, согласие моё последовало незамедлительно. По женским комнатам общежития был произведён променад, и мы, в лучшем, на наш взгляд, виде, предстали на КПП. Минимум косметики, максимум скромности.
Лекция была прослушана очень внимательно. Тематика затронула со всех сторон. Схемы-графики. У нас всё больше, лучше и дальше, чем у «них». Наши бойцы отразят все поползновения империалистов, как бы они, сволочи, не старались.
Да кто ж спорит, сказала Людка, внимательно оглядывая зал. Прицениваясь к каждому отдельно взятому бойцу, заслуживающему того.
.Ну вот. Уффф!. Лекции конец.
Наконец вожделенная танцевальная часть. Томящая публику настройка ансамбля. Щемящие песни Где ж ты моя, черноглазая. Где…

Людка. Такая метр шестьдесят с чем-то в кепке, дважды заслуженный комсорг, любительница стенгазет и всяческих мероприятий, высмотрела в полутьме трёх
бесхозных парней. Двух здоровых и одного среднестатистического. Откровенно скучающих и ждущих.
- Так, я себе беру вот того, тёмненького красавчика, а ты остальных, кого хочешь.
- Так ты ж ему по пояс.
- Плевать. Нравится он мне.
Белый танец. Идем приглашать. У Людки (вот невезуха), из-под носа уводят её красавца, а я успеваю пригласить второго высокого, а ей остаётся среднестатистический боец..
Дааа. Такого фиаско, у Людки, я не наблюдала больше никогда, Людкины гримасы, при встрече наших взглядов в танце, описать невозможно. Пьеро со своими бровями отдыхает отдельно .
А у нас, с Сергеем, завязался оживлённый разговор про то, про сё. Кто мы, откуда, симпатия какая-то промелькнула.

Оказалось, что ребята те - его друзья по училищу. Всегда рядом, помогут, если чего.
Танцевальный вечер заканчивался под неусыпный взгляд ротного. Чтоб сильно не прижимались. В меру так себе. Руки на приличном месте. И смеялись, чтоб прикрыв рот ладонью.
А нам было плевать. Компания между собой поладила. Со сто процентной стерильностью (не покурили и не пивнули ничего), покинули зал, для продолжения банкета на их съёмной квартире.
Оказывается, курсантам, старшим, можно жить на квартирах.
До квартиры одна трамвайная остановка. В хорошем настроении, с шутками-прибаутками, преодолеваем нужный барьерный километр, с заходом в гастроном.
Приличная однокомнатная квартирка . Но запах… Табачная плантация в Бразилии отдыхает. На бумагах, везде по комнате, рассыпаны по полу сигареты. Сохнут. И источают яростный аромат табака. Для совсем мало куривших, то бишь для нас нас с Людой – это перебор.
Все отдушины открыли. Изо всех окон подышали свежим воздухом.
Под крики :не надо! Всё отсыреет!!!!
Но всё равно, все мозги за пять минут успели стать задом наперёд.

Ларчик открылся просто. Ребята подрабатывают на табачной фабрике.
В некоторые ночные смены, есть возможность умыкнуть оттуда сигареты, обматываясь ими, как Матросов гранатам. Потом продают по дешевке. Своим же солдатикам. На это и живут. Оказывается, хозяйка квартиры научила. Она творогом со сметаной обматывалась, работая на молокозаводе. Ну и им подсказала.
Запах табака, употребление второй, и последующей бутылок огнетушителя, рукотворная музыка, дополненная лампочками всех оттенков, позволили закончить праздник весело, и почти целомудренно . Все мы улеглись на пол, побросав туда какое-то шматьё и дружно захрапели,
Ах, Новый год, как вернисаж! Его мы ждём, ну каждый раз!

У Людки день рождения 31 декабря. Обалдеть! То ли с утра начинать праздновать (в 6 родилась), То ли дождаться, всё-таки, чуть-чуть до Нового года…
Столкнулась с этим впервые, т.к. Людка всегда, на свой день рождения, уезжала домой. А день рождения вместе с Новым годом вместе-................…
Вообще-то, даже отдельно взятый новогодний праздник в общежитии – это отдельная тема.

Объявление, красочно выписанное, и приклеенное в фойе вестибюля общежития, вещало: «Приход посетителей в корпус переносится с 20.00 на 21.30. Проверка сансостояния комнат 1.01.18.00»
Народ это объявление переводит на понятный язык:
«Пьянка переносится на час с хвостом позже запланированного.
К шести вечера, чтобы все вымелись, желательно, вместе с выпитой тарой, и без принуждения.»

Наши армейские кавалеры приглашены к восьми. Прибыли на полчаса раньше. Спустившись к девяти вниз, обнаруживаем толпу народа, уже успевших за это время побрататься. Украшенная ёлка дополняла элементы праздника, гости поочерёдно выходили из общаги и возвращались ещё более оживлёнными и праздничными.
Обснегуренный Дед Мороз всех встречал возгласами : С Новым Годом, друзья! И был уже хорош до нельзя, поскольку, за дверью наливали немерянно.
А на нашем столе, в комнате томилось незабвенное оливье, рядом с селёдкой под шубой и огурцами , издающими едкий уксусный запах.

Да. Вот ещё. Мама именинницы прислала два потрясающих блюда.
Трёхлитровая банка котлет, залитых свиным жиром. Слух о которых мгновенно разнёсся запахом по этажу, во время разогрева. Остатки, с трудом,но всё же сохранились, и были поставлены на стол.
А в грелке - самогонка с калиной, настоянной на мёде. Такого чуда больше я в своей жизни не пробовала.
В общем, пока народ внизу томился, мы с Людкой чуток наклюкались-накалинились под котлетки.

Кавалеры в дом и праздник полетел
Около двенадцати открыли традиционную, с трудом достанную, бутылку с шампанским.
Куранты бьют. Уряяяя!!!!!!!!!!! По коридору.
Все выскакивают счастливые, и начинается праздничная вакханалия на целую ночь, с походами по комнатам, с маминой грелкой, приводящей всех в восторг, с «ты меня уважаешь-не уважаешь», со смертельными обьятиями кого ни попадя возле лифта, танцами под Абба, и Сюзи с Крисом Норманом. « I love is the
life».
Серёга к утру, вдруг, как бы опомнившись, говорит Людкиному кавалеру:
- так у нас же сегодня смена на фабрике. Можно бомбануть товару побольше. Тот поднял рыбьи глаза на Людку с вопросом «да-нет»
Та-нет проблем. Иди. Бери побольше. Прячь получше. Встречаемся завтра. Ребята отбыли.
А на мой невысказанный вопрос Людка пояснила : Да ну их. Тут мой земляк из инфиза, приглашал «запрыгнуть» к ним на праздник.
Разнообразимся от своих. И пожала плечами.
Я посмотрела на себя в зеркало и подумала: А чего ложиться спать – то. Будем запрыгивать и разнообразиться. Пока есть пыл-жар.
Смыли с себя подлинявший макияж, приукрасились, сели в пустой трамвайчик и, с азартом, помчались в сторону физкультурников.
Нужно отметить, что нами на проходной инфиза, в отличии от педа-меда-техновсяких институтов, тем более военных училищ, даже и не заинтересовался никто,
в ближайшие пару-тройку дней.
Полная демократия. Заходи – выходи, документы не клади..
Спортсмены гудели по полной . Музыка гремела из каждой открытой комнаты. Смех и тосты.
Земляка Людки на месте не оказалось, но его имя и землячество с Людкой, послужило пропуском в випкомпанию его друзей. Грелка, к сожаления, была уже пуста, но две бутылки вина, захваченные нами, окончательно расположили в нашу сторону празднующих. Веселье продолжалось, набирая новые обороты.
Тосты
«за дамс», стоя с приподнятым локтем,
за то, что дотянули до логического конца. не понятно какого и т.д.
За спиной кто-то юркнул в туалет.
- Кто это там?
Реплика вскользь
-Да тут приехал один из провинции, по делам. Земляк людкиного знакомца. Только сидит в комнате сам, как бирюк...
Веселье наше постепенно переместилось в соседние комнаты, где ещё было попить-поесть. Где новые знакомства и братания. Неожиданные походы по комнатам.
Тайны спорта. Ёлыпалы. Спаянные по две кровати баскетболистов.
Постель восходящей (а теперь уже звезды) футбола в непотребном виде.
Какие-то мини, и не совсем – гантельки, конкретно для какой-то части тела, какие-то эспандеры с разными завитушками и пружинками- скажем так ,иногда для меня занимающююся спортом,поставили безответный знак вопроса.
А спортсмены - весёлый народец.
Спорт - полный контроль и отрешение.
Вне спорта - чистые дети.
Соревнования между собой:
А ну, кто может-
-сальто по коридору вперёд – назад на три раза. А на четыре?
-а на руках туда – сюда бегом , сюда – туда до конца коридора.
-А мячиком футбольным пожонглировать до тошноты .
Смешно, но желающих до фига.
В общем, когда веселье пошло на убыль, начали возвращаться на исходные позиции по своим комнатам.
Вид «нашей», взгляд, почему-то, не порадовал.
Людка, сгружая мусор, похоже, месячной давности, тихо и непразднично материлась.
Я, проходя мимо закрытой комнаты в блоке, пнула сгоряча дверь, со словами: « спят тут всякие бирюки», понесла посуду на мойку.
Возвращаюсь, дверь комнаты «бирюка» открыта. На пороге паренёк -а ля Серебряков из фильмов.
-Слушаю вас внимательно.
-В смысле.
-Ну вы ж тут нас пинали .
-Мы пинали?( Приоткрывая веки.) Ну так да, как бы, типа. Праздник вроде, а у тебя всё закрыто и закрыто. Может чего приключилось.
-Ну так заходите, открыто уже. Заодно и моё сердце с печенью проконтролируете.
Тактичностью обезоружил и обескуражил.
Людка тут, как тут ,с веником.
- О! Какие люди здесь живут!
Заныривает беспардонно в комнату.
- И даже убираться у них не надо. Всё чисто, как в аптеке..
Саша, настоящее имя его, умилил нас своей аккуратностью. В чужой комнате он навёл стерильность (соседи-мужики сказали, что так там никогда не было).
Всё, что было накоплено хозяевами за полугодие - вынес в мусоропровод .Никаких огрызков с плесенью. Все замоченные месяц назад носки, правда без
тазиков, отправлены туда же. Все запахи выветрены.
Духи «Саша» с таким симпатичным фейсом на коробке - на тумбочке.
Людка. Так что, будем праздновать дальше?
А ля Серебряков : у меня всё есть.
Зароились сомнения – с человеком что-то неладное.
Когда все уже всё давно съели, выпили, у него - мирная ёлочка, с игрушками, с огонёчками, приёмничек тихо шепчет песенки, и ещё чего-то есть?
Из распахнутой перед нами дверки шкафчика видим: на блюдце- печеньице с конфетками «мишка на севере», и пол бутылки кипрского(?) вина..
Наши переглядывания были приняты, как полное признание личности.
приёмничек продолжает шептать песенки, а Людка, как всегда, инициативу принимает на себя.
-Думаю, что жареная картошка к вину, нам никак не помешает.
Саша несколько удивился, но…
картошка была разыскана живущими в соседней комнате, и поджарена с нетерпением.
Комната наполнилась различными обитателями прошеными и непрошеными.
Как это там. "Когда всё съедали, меня ставили на тумбочку и заставляли петь. "

На глаза попалась гитара . Саша без всяких вымогательств начал играть.
Бог ты мой. Хорошо, что среди людей есть таланты, которые могут взять аккордеон, сесть за пианино, или прилично сыграть на гитаре или саксофоне , чтобы растрогать до слёз окружающих .

Песня Джо Дассена о дожде «точно так же шёл он, когда мы случайно…», на французском языке, приятным мужским тембром исполненные, под гитару, в этот морозный вечер, привели нас с Людкой в полное замешательство. Конечно, не будем умалять достоинство песен певца, но хрипловатое звучание, усугублённое нескончаемым праздником, подействовало повально. Мы готовы были сдаться в его гарем незамедлительно.
Позже, правда , он признался ,что в школе французский учил, на трояк, но для песен , этого потенциала хватило. И стало нам с Людкой понятно, какой должен быть настоящий кавалер.
Высокий - стройный, аккуратно-незанудливо - симпатичный, владеющий нерусскими языками и переносными инструментами. Да, ещё. Умеющий пить полбутылки муската целую ночь. Новогоднюю. И чтобы было, на что её купить. Всё!
Людка говорит.
-Мой Сашка будет. Наверняка.
-а…
-Пока перебьётся.
-Я остаюсь здесь. Ты можешь ехать.
Я уже и так клевала носом и, поблагодарив всех за неизгладимые впечатления, подалась в сторону общежития, где рухнула, как подкошенная.

А все сюрпризы были впереди.

Не успела я толком отоспаться от новогоднего загула, заявилась Людка. И не так, типа,
« по – тихому». Ввалилась бурно, навалилась на меня, невменяемую, холодной своей курткой со снегом, и защебетала. Глаза бесовские, сверкающие.
-Ой, зря ты уехала, там было так весело - так весело. Саша ещё так играл - так играл. И не только Дассена. Ой, он ещё и блатные песни умеет. Ну, полный атас, от него.
- Я, сонно. Ну , чего, затащила его в койку?
-Ты знаешь, не сдался, гад. Наверное, мускатом обпился. Короче, сейчас быстренько спим, а к шести вечера, он к нам подъезжает, и идём гулять, как нормальные люди в праздник. Ёлки-палки порассматриваем, повеселимся. Праздник ведь.
-праздник ведь, вроде как отыграли - пронеслась последняя мысль в мозгу и, улетела, вместе с сознанием.
Толчок в бок.
-Вставай, а то не успеешь вид приобрести. Саша сейчас придёт. Слабый сонный протест:
-А может вы сами?
-Он хочет, чтоб вместе. Будет веселее.
Зная, что Людка и мёртвого поднимет, неустойчиво усаживаюсь на кровать. Смотрю на неё туповнимательно . Фокус не наводится.
-Ну, чего ты, уродина, смотришь! Бегом в душ! Человек сейчас придёт. А ты не в форме.

Люди, всё-таки, интересно устроены. Я «не хочу». Но. «Надо». И вот -толчок, первый шаг, второй, и человеческая машина запускается. Я уже в душе, вот фен, чай, косметичка и я начинаю интересоваться жизнью. Так что у нас там с Сашей?
А тут и он. Снова кипрский мускат, вкусный тортик . Едва уловимый запах мужского одеколона. Обоюдные комплименты. Настроение плавно улучшается.
Пошли гулять по праздничным улицам. Море огней, новогодние витрины, разукрашенные ёлки. Смеялись с подпрыгивающих замёрзших негров, стоящих на остановке, таких жалких в своих худых пальтишках, с поднятыми воротниками. Отведали пельменей в «Вареничной», подустали, и вернулись в общагу.
В комнате сидит совсем не праздничный Сергей .
-По-моему вчера договаривались, я после смены и не поспал, торчу тут, жду.
Внимательно осмотрел Сашу. Тот всё понял и засобирался. За ним увязалась Людка.
Проглотив заслуженные упрёки, я предложила чаю, рассказала, что как они вчера ушли -стало так не весело, даже совсем скучно, что мы через пять минут уже
были в своих кроватях. А сегодня, ну просто скучно было, прошлись по свежему воздуху, встретили Людкиного знакомца. Привели погреться. А тут ты глазищами
зыркаешь.
«Лекарство» для ушей подействовало. Я была прощена, он был поцелован, и выставлен восвояси.
Праздник заканчивался, завтра уезжала Людка, послезавтра я.
Подруга приехала утром, помятенькая , не выспавшаяся.
-Ну, что там с Брестской крепостью?
-Не пала, зараза. Опять пели-пили, убиралась, как дура, пришлось спать на неудобной кровати у гимнасток. А может оно и к лучшему. Останется о нём светлая память.
Людка живенько собрала сумку, и покатила домой, есть котлеты в сале.
Стало грустно. Потом ещё грустнее. Начала свою сумку собирать, с мыслью о том, какой Саша стойкий, удивительно, что не поддался Людке.
День катился к вечеру, и вдруг - стук в дверь. На пороге стоит Саша!
Молниеносно пронеслось : Так вот почему у Людки не получилось! Он на меня запал! Сердце радостно заколотилось. Даже, слишком радостно.
-А Люда уже уехала.
_А я к тебе. Пошли побродим, ты же завтра уезжаешь.
Быстренько одеваюсь и увожу Сашу, в надежде не столкнуться с Сергеем.
Снежок приятно поскрипывает под ногами, мороз щиплет нос. Взяла его под руку, ощутила мужскую силу, и что-то щемящее заныло в груди – вот если бы жил он здесь, то…
-О чём задумалась, детинушка? Весело засмеялся.
-Да так, жалко, праздники заканчиваются.
-А они ещё и не заканчиваются.
Побродили ещё по праздничным улицам, и тут Саша предложил:
-А давай мы сейчас купим еды и посидим у тебя. Что-то я проголодался.
Зашли в гастроном, набрали еды, любимого им кипрского не было, заменили «Варной».
Пришли. У соседок глаза в кучке : Сергей только, что ушёл, злой, как чёрт.
«Нет, но бог всё-таки есть», подумала я, и повеселела.
Трапеза прошла уже на весёлой ноте, была раздобыта гитара. Опять Дассен на французском, и всё любовно - незатейливое только ДЛЯ МЕНЯ!
Чувствую- проваливаюсь в пропасть. Эти мягкие губы и руки на груди начинают сводить с ума. Отлетаю. Саша возвращает меня из небытия.
Шёпот: А давай прими душ.
«Какой, к чёрту душ, я уже вся на взводе…» Поплелась. Встретил поцелуем.
-Я тоже побежал.
Удивлённо вижу, что комната устелена одеялами. Сбросив халатик, нырнула под простынь, через минуты – на пороге стоит Саша. Голый. Фигура у него ничего, конечно, но так сразу обнажаться перед девушкой. Я интуитивно натянула простынь под подбородок.
-Ну и чего мы стесняемся? Голых мужчин, что-ли не видела?
Стыдно было признаться, но в таком показательном ракурсе и, не видела. Эдакое откровенное приглашение самца к занятию любовью.
-Свет выключи. Пожааалуста.
- Нет уж. Я люблю глазами.
Нависание надо мною, простынь летит в сторону и…

Бурные поцелуи длинные, то короткие нежные, пробирание губ от шеи к мочке уха, вниз к одному соску, к другому, целуя и покусывая, нежно втягивавая и отпуская. Короткими поцелуями опускается к пупку, залезая в него языком, вылизывая, идет ниже. До меня доходит, что место, которое всегда было скрыто от чужих глаз, а тем более, мужских , сейчас будет покорено. Инстинктивно пытаюсь прикрыться руками.
- Так ты ещё у нас не целованная…
По моему телу прокатилась истома ожидания . Уже после нескольких касаний языком провалилась в пропасть. Такого сладкого чувства я не испытывала ещё никогда. А Саша находил всё новые и новые способы, как довести меня до сумашедствия . Тело свело судорогой. Так я ещё никогда не кончала. Я знала, что люди этим занимаются. Но это пошло, развратно и стыдно.
А тут, ё -моё, сама в грехе погрязла. По уши! Но кайф – то какой! Я в раю!
Всё тело покалывало иголками. Заметив моё блаженство, Саша прошептал:
- Хорошо тебе?
Сил ответить не было . Утвердительно покачала головой.
-Сейчас, моя малышка, будет ещё лучше. Переворачивает на живот, начинает медленно целовать спину, легко поглаживая её в эротическом массаже, перемещается на ягодицы, целует их , переходит на бёдра и, внезапно приподняв, входит в меня одним быстрым движением. Ого! Я моментально прихожу в себя от анестезии .

Пальцы крепко держат за талию. Он насаживает меня всё глубже и глубже. Глубокие, напористые движения начинают чередоваться. Пару входов головкой – и опять до упора. Оказывается, можно двигаться не только ритмично и монотонно! Вот это открытие!
Продолжает движения. До конца несколько раз до упора, и опять только вход головки. Резко выходит. Несколько раз меняем позицию. Начинаю задыхаться от этого напора, голова идет кругом.
-Ну, успокойся, дураша.
Переворачивает на спину, начинает снова ласкать, шепча всякие любовные глупости. Незаметно входит снова, начинает медленно двигаться, наращивает темп.
Начинает тихонько рычать, толчки быстрее, ещё быстрее, ещё - и, рухнув на меня, начинает кончать на живот, целуя всю , как испугавшегося ребёнка, пытаясь
успокоить.

Чуть спустя, обмякает и, блаженно развалясь на одеялах, обнимает меня и спрашивает :
-Ну как. Хорошо тебе было?
-Я просто умираю. Так хорошо мне ещё никогда не было.
Засмеялся : «Не умирай сегодня, утром будет ещё лучше.».
Запах секса ещё витал по комнате, а Саша, посапывая, уже видел какие-то свои мужские сны. В отличии от меня. Я лежала и думала-думала : Вот это то, что мне нужно., что за таким мужчиной, можно и в Сибирь на каторгу пойти , декабристкой.
Короткий сон и утренний моцион повторился, Саша опять стоял передо мной обнажённый.
-А теперь ты меня полюби.
И я увидела перед собой его член. Я поняла,чего он хочет. Приближалось второе моё грехопадение.
Старалась, как могла, насколько могла подсказать моя нищая фантазия. Но минетчица из меня, всё-таки, оказалась никудышняя, что я и прочитала в мужских глазах.
Саша взял инициативу в свои руки, и я снова оказалась на небесах. Вот уж его фантазиям не было границ! Даже теперь я осознаю, что в любви он был очень хорош. Чего уж там говорить.
« И вот это счастье я должна сейчас отпустить. Катастрофа.»

Вокзал. Эти горестные, для меня, проводы.

Саша, прощаясь, в последние минуты, целует меня во влажные вопросительные глаза и говорит:
-Прости, раньше тебе не хотел говорить. Женат я. Уже 5 лет. Отец мой, гинеколог, сделал неудачную операцию девчонке, сделал её бесплодной. Чтобы ему не сесть в тюрьму, я женился. Не люблю её, но – сама понимаешь. И не люблю, и бросить не могу. Прости.
Поезд отходит. Я в агонии захожу в купе. Жизнь окончилась. Теперь мне больше ничего от неё не надо. Солнце померкло.
Грустила все каникулы, которые просидела дома, на радость родителям.
В общежитие прилетела на крыльях.
Делимся впечатлениями, я не выдерживаю и, под сопли , всё выкладываю подруге.
-Да-да, сказала Людка. Всё так. Кроме врача-гинеколога. У меня авария с травмой несовместимой..
Немая сцена из серии «не ждали», с ушатом холодной воды на голову.
..-Так ты с ним тоже спала???
-Я тебя убью!!! В Людку полетела подушка.
-Гадина ты, змеища. И это называется подруга?
-Как ты могла…
-Да я бы никогда не пошла на это!

И тут на меня выливают второй ушат воды:
-Поэтому и не сказала. А как бы ты ещё такое узнала? Серёга твой, что ли, недотёпа , себе такое позволит? Можешь предложить ему попробовать, как-нибудь.
Забегая вперёд, скажу, что так оно и получилось. Намекнула я ему, по случаю, что целовать можно не только грудь, но и гораздо ниже. На что получила
исчерпывающий ответ : А тебе, что так плохо? Чего-то не хватает?
А мне уже действительно этого не хватало, и интерес к нему, как-то постепенно, угас.
Прошло какое-то время. Пришла Люда, слишком грустная.
-Да встретила я случайно того земляка, из инфиза, в комнате которого Саша ночевал. Так поржал он над нами. Говорит, что Санёк никогда женат и не был. А если и женится, то не на таких дурочках, как мы. Грустно вздохнула, и сложила ладошки между коленками.

А я подумала: Ну и чёрт с ним, что бабник. Даже слоны учатся стоять на передней ноге.
Зато я знаю теперь, как должна выглядеть настоящая сексуальная любовь, и удовольствие получаемое от неё.