Асиенда сеньора Мендозы > --- > Ходишь-ходишь в школу, и вдруг - БАЦ!!!! (из классики женского эротожанра) (Розамунда)

Ходишь-ходишь в школу, и вдруг - БАЦ!!!! (из классики женского эротожанра) (Розамунда)


3 февраля 2021. Разместил: Золотой фонд
Я всегда считала, что я натура тонкая и одухотворенная. Как-то в разговоре за столом, точнее за выпивкой, обсуждали "Отца Сергия" Толстого. Я, поджав губки, возвестила присутствующим о том, что "если ты посвятил себя Богу, то даже при виде соблазнительной женщины должен устоять".
- Я бы смогла! Иначе - нефига там...!

На что одна моя подруга, не стесняясь присутствия мужчин за столом (о, ужаз!), сказала:

- Посмотрела бы я, какова бы ты была, Розомундочка! Представь, что у тебя не было секса хотя бы полгода, и вдруг перед тобой возник эрегированный член!

- Все равно бы смогла! - честно ответила я, так как представить, что такое полугодовое воздержание, не могу.

Потом я забыла про этот разговор. Тем более воздержания не намечалось... Привычный, добротный секс два-три раза в неделю содержал меня в состоянии - "а нам все равно!". Мужчины для меня отличались от женщин только внешним видом и характером. А я посвящала свою жизнь искусству.

Но слова те были сказаны. И были услышаны. Ага! Хочешь посмотреть, какая ты? Вот тебе встреча. Встреча случайная, неожиданная, когда ты ну совсем не начеку - сидишь себе, слушаешь музыку.

Мы познакомились и задружились в джаз-кафе. Туда же он пригласил меня пойти, чтобы «послушать музыку» - я честно поверила. Болтали, выпивали, когда заиграли музыканты, уселась поудобнее, повернулась к сцене и начала слушать. Меломанка ведь.

А он вдруг взял меня за руку и стал ее медленно гладить, не так, как будто имеет на это право или хочет мне сделать приятное, а так, как будто спрашивает: «А если так?»

… Какое полугодовое воздержание? Какие эрегированные члены? Даже если бы я работала в публичном доме самой востребованной проституткой - и тогда бы я не смогла сдержаться. Я потекла и одурела только от одного этого прикосновения!
О-о, это давно позабытое чувство – когда внутри, где-то внизу вдруг схватывает тянуче-сладко и потом волнами накрывает и ударяет сначала в грудь, потом в голову.... так что начинаешь стонать… вот даже сейчас накрыло, пока пишу…

Музыка закончилась, и я повернула голову, хотела что-то сказать, но не успела – он поцеловал меня… Снова накрыло волной… там под водой, знаете ли, нечем дышать, кружится голова… и не соображает совсем. Тело мое вдруг все рванулось к нему – руки, ноги – все в расход, все начало оплетать, обнимать, прижиматься… Его руки уже гладили мне грудь (… «ты с ума меня свела своими точащими сосками!»…), и скользили под юбку… (естественно: «какая у тебя нежная кожа…!»)… Я бы трахнулась с ним прямо там, сил не было сдерживать себя…

Снова заиграла музыка. Мы оторвались друг от друга и серьезно принялись ее слушать, и в этом тоже особый кайф, как будто нырнули и вынырнули, чтобы отдышаться… Музыку, правда, лично я не слышала… чувствовала только – ну понятно что – сердца туки, пульсацию между ног… превратилась в одно сплошное «ХАЧУ».

- Пойдем отсюда.

Мы вышли на улицу. Летняя светлая ночь, народу никого… Он еще и романтиком оказался - кружил меня на руках, а потом обнимал меня за талию, засовывая руку за пояс юбки и ниже в трусы… гладил и сжимал мой зад и постанывал… мы шли, останавливались, целовались, опять шли… На пути попался сквер с лавочкой, мы сели – я к нему на колени… Кстати, в этом сквере испокон веков (этак, примерно, с XIX-го – женщин снимали – Тверской бульвар называется). То есть, место «намоленное», правильное…

- Хочу посмотреть на нее... (О-о!.. развратник? Это я люблю…)

Я без раздумий задрала юбку. Его рука уже там, уже гладит клитор, его пальцы уже входят внутрь… как и что он там делает, я не понимаю, но ощущение такое, как будто внутри влагалища что-то сворачивается и разворачивается, мне не потребовалось и минуты, чтобы кончить…вцепившись когтями (потому что, когда женщина кончает, у нее когти!) в его плечи и всасывая в свой рот со всей дури его губы, чтобы громко не заорать -напротив, через сквер несколько охранников вышли на улицу и смотрели - радовались вместе со мной!

- Хочу тебя всего. Хочу самого главного…

Я осталась на скамейке одна на несколько минут – какое дурацкое ощущение – вдруг оказаться без него, его тела, рук, губ и проч. Он поймал такси, и мы поехали в отель. Их тех, что сдаются по часам. Отель «Подушкин» - несколько небольших номеров прямо над автомойкой.

Ну очень приветливая администраторша «мадам Подушкина» провожает нас в номер люкс. А это значит – круглая кровать, красный балдахин, зеркала на стенах и на потолке (хожу и жмурюсь), постеры с видами Монмартра, видео, бутылка вина, конфеты «Подушкин» в коробочке с сентиментальной картинкой, мягкий ковролин. Ванная комната с гидромассажной душевой кабиной, ярко-оранжовые халаты, тапочки в цвет. Мммм… прямо как в борделе, все настраивает на дешевый разврат. А мне все равно. Я уже так сильно люблю, что самый раздешевый разврат для меня – «Песнь песней», короче, пофигу обстановка, даже забавно. Но нет времени наслаждаться ни созерцанием, ни вином с конфетами - мы сразу же падаем на кровать и он целует, целует везде. Одежды? Не помню, как мы их снимали, помню только, как увидела его Его… Он был невероятных для меня неискушенной размеров, мелькнула мысль – как? А плевать как, лишь бы в меня побыстрее! Но не подумайте!!!! что мысль о гигиене нас не посетила – мы сорвались в душ, и там естественно мылись вместе и целовались, и я лизала и сосала его (о, мамма) член, а он лизал и сосал мои соски, и мою киску, причмокивая и приговаривая – до чего же она у тебя вкусная… блин, сама ее люблю, вот только никогда не узнаю, какая она на вкус – поэтому обожаю, когда мне об этом рассказывают. Обожаю, когда ее любят и хвалят, обожаю, когда на нее смотрят, обожаю расставлять широко ноги и приближать к самому лицу, раздвигать пальцами и ловить взгляд, рот, язык…, ой, отвлеклась… Итак, далее

- Хочу тебя всю. Хочу самого главного.

И снова круглая кровать, я на нее спиной, ноги в стороны – иди ко мне, Лешечка. У него на лице такое дикое желание – как будто он всю жизнь хотел только меня. Глаза черные как угли, он похож на черта. «ЧЧЧЁЁЁрт!» Именно это я и крикнула, когда он медленно вошел в меня (пишу и опять волна)… До чего же бывает хорошо в этой жизни… чувствовать, когда тебя, такую маленькую нанизывают на член, и он, сука, достает прямо до сердца (за это я иногда ненавижу мужиков!)
Я посмотрела туда, где трепещет моя счастливая пизденка. Он придерживал член рукой за ту часть, которая в меня не поместилась (рост метр шестьдесят, размер зада 42 – просто, некуда) и направлял его, крутил, заходил под разными углами (не ржать!) это было что-то. Я откинулась назад, он наклонился надо мной, и началось настоящее адское жарево, помню близко его черные жадные глаза, как они внимательно следили за моим лицом, пока я кричала и стонала, от этого я еще больше заводилась! Я кончала как безумная бестия, а он смотрел, как я содрогаюсь… все-таки дьявол?… но нет, вот взгляд его поплыл, лицо исказилось, и он кончил с долгим стоном - от этого я окончательно пропала, потому что мужчины в основном молчат, и не знают, что от их криков женщина запросто может кончить еще раз…

Всю ночь мы трахались как кролики. Под утро член у него уже плохо стоял – но размер компенсировал этот недостаток. Мои колени, локти, подбородок, попа – все было стерто до красноты, не говоря уже о ней, моей счастливице. Потом мы лежали звездами, раскинув руки и ноги, на круглой кровати, в номере мини-отеля над автомойкой.
А я не просто лежала, я «смотрела на себя со стороны».

Вообще, это только кажется, что я такая вся одухотворенная. На самом же деле, в любую минуту я готова опуститься до самого дна, где дикие звери, яркие запахи и животные инстинкты во главе угла.